Romanastasia
There's nothing more badass than being yourself (c)


Название: Sexual education.
Автор: Romashka.
Рейтинг: R.
Размер: макси.
Пейринг: Klaine.
Жанр: romance, humour.
Предупреждения: sex.
Статус: закончен.
Дисклеймер: все райано-мерфиевское, и никак иначе.
Аннотация: Курт и Блейн готовы преодолеть новую ступень в их отношениях. Для этого Блейн берется за сексуальное воспитание своего бойфренда. Однако прежде чем они дойдут до самого главного, им придется не раз доказать свою любовь, сталкиваясь с серьезными проблемами в лице родителей, школьных друзей и собственных принципов.
Размещение: с разрешения автора + шапка.

Глава 17

Блейн услышал шорох автомобильных шин за окном и широко улыбнулся. Глянул на часы, выключил воду, и спустился на первый этаж. Кэрол уже была в коридоре. Она почти закончила все приготовления, и сейчас протирала только что вымытую посуду сухим полотенцем. Как и Блейн, она ждала возвращения Курта домой. Блейн накинул на себя куртку и вышел на улицу в тот момент, когда Курт выбирался из отцовской машины, поддерживаемый Финном. Он пытался отбиться, но Финн цепко держал брата, игнорируя все попытки Курта сделать хотя бы шаг самому. Выглядело это со стороны не только забавно, но и очень мило. Иногда казалось, что Финн и Блейн были родными братьями, которые все свои восемнадцать лет провели вместе.
- Ну, все, пусти, я сам могу, - пробурчал Курт, однако было видно, насколько он тронут такой заботой. Финн взъерошил брату волосы, заставив того недовольно крякнуть, и кинул отцу ключи. Барт, сияющий от радости и предвкушения, подмигнул Блейну. Тот кивнул, отвечая на его молчаливый вопрос, затем буквально в два шага преодолел разделявшее их с Куртом расстояние. Он подхватил своего парня и закружил, благо, сделать это было не так уж и сложно – худой от природы Курт успел похудеть еще сильнее за время своего пребывания в больнице. Курт, взвизгнув, громко засмеялся. И от этого смеха у Блейна просто пело сердце.
- Поставь меня на землю, - хохоча, Курт задергался в руках Блейна. Тот выполнил требование, хотя и не сразу, и звонко чмокнул своего бойфренда в губы.
- Еще скажи, что ты меня не рад видеть, - возмутился он. Курт ласково улыбнулся.
- Не скажу.
Они слились в объятии, таком крепком, словно хотели наверстать упущенное время одним махом. Улыбающийся Финн защелкал пальцами перед их лицами, пытаясь заставить парней оторваться друг от друга. Барт пошел дальше. Хоть он и не был против пассии своего сына, однако ко всем этим публичным выражениям чувств так и не привык.
- Хватит разводить сопли, - потребовал он весело, - живо в дом.
- В ванную, - радостно пропел Курт. Вот уже неделю он мечтал о душистой пенной ванне в домашних условиях. Блейн был прекрасно осведомлен об этом желании. Поэтому, на сей раз подхватив продолжающего восторженно повизгивать Курта на руки, потащил его на второй этаж, даже не дав Кэрол возможности обнять своего приемного сына. Она с любовью взъерошила волосы Курту, тот что-то пробурчал насчет яблока, которое падает неподалеку от яблони, явно намекая на Финна. Едва не свалившись на лестнице, Блейн же донес свое бесценное сокровище до двери. Где-то внизу Барт и Финн вернулись к подготовке заранее спланированного долгожданного сюрприза, и они с Куртом пока могли побыть немножко наедине. Глаза Курта сияли, как никогда раньше. Как будто они с Блейном не виделись сто лет.
- Все хорошо? – осведомился Блейн, поглаживая Курта по щеке. Тот кивнул, не в силах что-либо сказать из-за переполнявших его эмоций. Он был дома. Через семь недель, показавшихся вечностью, он был дома. – Заходи.
Курт подозрительно покосился на светлую улыбку Блейна и приоткрыл дверь, через секунду ахнув.
- Уау, - едва вымолвил он.
- Все, как ты хотел.
Душистая пенная ванна, действительно, все, чего он хотел. Огромное пушистое полотенце, сменная одежда и магнитофон, наигрывающий что-то мелодичное, прилагались. Курт радостно захлопал в ладоши и снова кинулся обнимать своего парня. Обычно он так не делал. Но сегодня был во всех отношениях необычный день, и Курт решил позволить себе пару вольностей. Блейн, смущенно взъерошив волосы на затылке, глянул на дверь.
- Эм. Ну, ты пока наслаждайся, а я, наверное, спущусь вниз, - негромко произнес он.
- Зачем?
- Да так…
- Ты можешь остаться. Я хочу с тобой поговорить, - заверил его Курт. Он уже расстегивал пуговицы на своем жакете. Блейн неуверенно отвел глаза в сторону.
- Мы можем поговорить и попозже…
- Блейн, я не умру от сердечного приступа, если ты меня увидишь голым. Мне вообще без разницы. Я дико устал, я хочу принять теплую ванну, и я хочу, чтобы ты был сейчас рядом со мной. И если тебе станет легче, можешь пялиться, сколько влезет. Хотя я так похудел, что напоминаю скелет, - Курт задумчиво ткнул пальцем в свои ребра, которые явно выделялись на светлой коже, и вздохнул. Блейн, уже настроившийся на созерцание Курта во всей его красе, мгновенно забыл о своих грязных мыслях.
- Боже, тебя надо срочно откармливать. А я даже обычный омлет сделать не в состоянии, - с нескрываемой печалью произнес он и прижал худющего парня к себе. Тот громко фыркнул ему на ухо.
- Я сам могу сделать себе омлет. И, кстати, хорошо, что ты напомнил про свою неспособность подружиться с кухней. Будет, чем заняться на каникулах.
- Которые уже прошли, - пробурчал Блейн, задумчиво разглядывая Курта, тот успел стащить с себя джинсы.
- На следующих, - невозмутимо отозвался Курт. – Все, нагляделся? Может, поможешь залезть?
- Конечно, - Блейн бережливо взял его за руку и терпеливо подождал, пока Курт привыкнет к горячей воде. Свои глаза он старался держать на уровне лица Курта, никак не ниже. – С каких это пор ты такой уверенный в себе? В смысле, раньше у тебя начиналась истерика только от одной мысли, что я могу увидеть тебя без рубашки…
- Это было до того, как ты лишил меня девственности. И до того, как я чуть не… Как я попал в больницу, - поправил самого себя Курт и, крепко держась за Блейна, уселся в воду, с довольным выражением лица сдувая верхний слон густой пены. – Знаешь, отец был прав. Когда с тобой случается что-то подобное, волей-неволей пересматриваешь все свои принципы. Так что, я хочу немножко измениться. И если мне для этого придется разгуливать перед тобой голым, так тому и быть.
- Я не совсем понимаю связь между больницей, желанием измениться и готовностью разгуливать голышом, но мне это кажется глупым, - неуверенно произнес Блейн, поболтав рукой в воде.
- Вот как?
- Курт, тебе не нужно меняться. Да, ты краснеешь и смущаешься, прикрываешься всем, что попадется под руку, чтобы я не увидел ничего лишнего. Но это делает тебя тобой, и я это люблю. И это позволило мне ценить каждый интимный момент. Хотя я до сих пор считаю, что нет ни одного оправданию тому воздержанию, которому ты меня подверг. Не-а, - с самым серьезнейшим выражением лица покачал головой Блейн. Курт прикусил губу, стараясь сдержать улыбку. – Это отразилось на моей психике, и я почти уверен, что уже превратился в сексуального маньяка.
- В сексуального? – уточнил кокетливо Курт.
- Очень сексуального, - Блейн игриво запустил руку под свою футболку, но быстро вернулся к привычному тону. – Но ты же не об этом хотел поговорить?
Курт не спешил с ответом. Он немного поиграл с пеной, заставив присевшего на край ванны Блейна почти таять от умиления, а затем фыркать, когда пена попала ему в нос. Они поплескались водой, за температурой которой Блейн крайне внимательно следил, посмеялись, и только после этого Курт нашел в себе силы продолжить разговор.
- Я хотел сказать спасибо.
- Курт, - Блейн поднял глаза к небу. – Серьезно, это даже смешно. За что спасибо? За то, что по моей милости ты оказался под капельницей? Я не доктор, поставивший тебя на ноги. Я даже нечасто бывал у тебя в последнее время.
- Если по порядку, то ты идиот, если считаешь, будто я оказался в больнице по твоей вине, - Курт загнул первый палец. – Ты не доктор, но мой парень, и ты был рядом, а это уже что-то. И ты не торчал у меня сутками напролет только потому, что тебе пришлось разрываться между мной, своим домом, школой и внешкольными занятиями. И еще потому, что мой отец, увидев твое осунувшееся лицо, запретил ко мне приходить чаще двух раз в неделю. Так что, все в порядке. И спасибо.
Блейн вздохнул.
- Ладно. Тогда, пожалуйста. Мне несложно. Но, ты же понимаешь, надеюсь, что нам не придется это повторять.
- Да. Мое правое легкое, которое испытало на себе всю остроту одного из ребер, особенно не хочет все это повторять. Ему до сих пор некомфортно, правда? – Курт опустил голову, с по-детски милым выражением лица погладил себе по груди. – Но, опять же, я хотел поговорить не об этом.
- Я тебя слушаю, - пожал плечами Блейн.
- Мне не очень хочется это все вспоминать, и я не решался с тобой заговорить об этом раньше, но… Ты помнишь ту ночь?
- Издеваешься? Мне до сих пор кошмары снятся, - пробурчал Блейн. – Думаю, я буду это помнить до конца жизни.
- Я просто хотел узнать, не было ли… Эммм… - Курт опустил глаза, чересчур заинтересованно разглядывая круги на воде. – Среди тех парней… В общем, был ли среди них Карофски?
Блейн нервно облизал губы. Он предполагал, что рано или поздно Курт спросит, поэтому ответ был уже готов заранее.
- Нет. Нет, не был, - уверенно произнес он, наблюдая за реакцией Курта. Тот медленно выдохнул, почувствовав просто невероятное облегчение. Удивительно, насколько сильно он действительно переживал об этом. Блейн вздохнул и решил сменить тему. Говорить о Карофски, или о больнице, или о чем-то еще, напоминающем тот вечер, ему хотелось меньше всего на свете.
- У нас еще есть минут пятнадцать, прежде чем придут гости, - улыбнулся он игриво. Курт подозрительно прищурился.
- Какие гости?
- Такие гости, - многозначительно ответил Блейн и склонился, чтобы поцеловать Курта в губы. Тот, забыв о том, что с ног до головы мокрый, запустил в волосы Блейна ладони. А Блейн, не теряя времени, опустил свою руку под воду, пройдясь по груди Курта подушечками пальцем. Курт несмело поднял глаза, словно пытаясь понять, настроен ли Блейн серьезно.
- Дверь открыта, родители дома, времени мало, - выдохнул он Блейну в губы. Блейн сглотнул подступивший к горлу комок. Рядом с этим чудесным созданием, отзывающимся на имя Курт Хаммел, ему казалось, что он умер и попал в рай. Мокрый, взъерошенный, обнаженный Курт вызывал в нем такую бурю эмоций, что сложно было описать словами.
- Достаточно, - выдавил Блейн из себя, чувствуя как дрожит Курт под его прикосновениями. Это было чудом, что он, обыкновенный парень, способен заставить такого, как Курт, дрожать и постанывать от удовольствия.

***

Звонок в дверь заставил Курта подскочить на месте. Он, уже одетый с иголочки и приведший себя в порядок, помогал Блейну накрывать на стол, пока Кэрол, Финн и Барт возились на кухне. Никто так и не признался в том, что за гости должны прийти, и Курт выглядел несколько недовольно, все еще пытаясь выпытать у Блейна правду. Однако тот не сдавался и продолжать молчать, словно партизан, еще сильнее сбивая Курта с толку и заставляя его придумывать в своей голове почти фантастические сюжеты.
- Вот и узнаешь, - Андерсон ударил пальцем по звякнувшей вилке. – Иди, открывай.
Но Курт не спешил, стоя в замешательстве посреди гостиной. Тогда Блейну пришлось схватить его за руку и силой повести к входной двери. На пороге стояла… Рейчел. Она радостно улыбалась, а позади нее, заинтересованно оглядываясь по сторонам, стояли двое мужчин. Один был высоким, крепким, темнокожим парнем, одетым в спортивного кроя куртку и джинсы темно-синего цвета. Он забавно вытянул шею, пытаясь хорошенько рассмотреть внутреннее убранство дома, в котором раньше никогда не был. Другой мужчина был в пиджаке, с круглыми очками на носу и доброй улыбкой. Неужели?... Курт вопросительно глянул на Блейна, но тот, игнорируя его взгляд, развел руки в стороны, позволяя девушке обнять себя в знак приветствия. Вместо этого она радостно чмокнула парней в щеки, а свое объятие подарила подошедшему Финну, которого происходящее ничуть не удивляло. С отцами Рейчел он был уже знаком – нередко бывал у них в гостях.
- Здравствуйте, мистер Берри и… мистер Берри, - Финн пожал мужчинам руки, а Курт, тем временем, стоял, растерянно прижавшись к Блейну и испуганно округлив глаза.
- Это мой брат, Курт, - Финн подтолкнул его чуть вперед, и Курту пришлось срочно прийти в себя.
- Ам… да. Здравствуйте, - он, следуя примеру Финна, обменялся с отцами Рейчел рукопожатием.
- Вы проходите, сейчас еще должны подъехать родители Блейна, а наши с Куртом родители пока заняты на кухне, - объяснил Финн. Мужчины с удовольствием воспользовались приглашением, Рейчел, сияя, устремилась за ними. В доме Хаммелов-Хадсонов она чувствовала себя вполне комфортно, и ее можно было понять.
- Погоди. Твои родители? – не поверил своим ушам Курт. Он переводил взгляд с Финна на Блейна, и обратно. Финн пожал плечами. – Что вообще происходит?
- Это слегка запоздалый подарок на Рождество.
- Слегка, - фыркнул Финн.
- Мы решили устроить семейный ужин.
- Совсем семейный, - вставил снова Финн.
- А Рейчел зачем? – не понял Курт. Финн оскорблено на него посмотрел.
- Вообще-то, она моя девушка. Моя мама и Барт решили пригласить родителей наших с тобой эмм… вторых половинок, - объяснил он, наконец. Курт потрясенно посмотрел на Блейна, и тот кивком подтвердил его слова.
- Сумасшествие. И ты согласился? – осведомился у своего парня Курт.
- Я же тебе говорил, у нас все идет хорошо. Не знаю, то ли это магия того психа-доктора, к которому мы ходим, то ли у отца закончилось весеннее обострение, но все действительно хорошо. Идея Кэрол и Барта мне и моим родителям пришлась по вкусу.
- Это сумасшествие, - сипло проговорил Курт, не в силах поверить в происходящее. Но еще большее потрясение он испытал, когда заявились мистер и миссис Андерсон. Мать Блейна была невероятно хороша собой. На ее щеках играл румянец, глаза сверкали от радости. Курт не смог не одарить женщину комплиментом – красное платье сидело на ней замечательно, а волосы красиво струились по плечам. Курт чуть замялся, когда Ричард протянул ему руку и, помедлив, все-таки пожал ее, хотя и смотрел на мистера Андерсона чуть исподлобья. Самое удивительное, что мистер Андерсон, кажется, ничего не имел против семейной мини-вечеринки и еще одной нетрадиционной пары, присутствовавшей сегодня на ужине. Он довольно долго разговаривал с отцами Рейчел, пока девушка щебетала с Бартом, и ни одна колкость не слетела с его языка.
- Он делает успехи, - прошептал на ухо Блейну Курт, который предпочел держаться в стороне от взрослых. Тот счастливо улыбнулся.
- Все за стол! – скомандовала подошедшая в этот момент Кэрол.
Не прекращая разговоры, народ рассеялся по местам, обмениваясь шутками и последними новостями. Возникало ощущение, что все уже знали друг друга так долго, что не чувствовали сейчас никакого смятения. Курт изумленно покачал головой и улыбнулся, почувствовав, как рука Блейна сжимает его ладонь.
Они говорили на самые разные темы. Сначала взрослые обсуждали свои взрослые проблемы, типа экономического кризиса, цен на бензин и прочие неинтересные, на скромный взгляд Курта, вещи. Рейчел в подробностях рассказывала Курту, как провела каникулы, и Финн с Блейном дополняли ее рассказ различными деталями – они не раз за это время встречались вместе с хором. Курт вновь поблагодарил друзей за подарки, и после этого Дебора заикнулась о школе.
- Ну, мы с Куртом отличники, - с гордостью произнесла девушка.
- Да уж, нам с Финном до вас далеко, - фыркнул Блейн. Он, конечно, кривил душой, но рядом сидел Финн, оценки которого были далеки от идеала, и Блейну не хотелось, чтобы тот почувствовал себя не в своей тарелке. Это было очень благородно. Настолько, что даже Финн оценил, хлопнув Блейна по плечу.
- Скоро будет премьера мюзикла, - радостно продолжила Рейчел. – Мы всех приглашаем.
- Вы же придете? – вопросительно глянул Финн на Барта.
- Как будто, у меня есть выбор, - рассмеялся тот.
- Я не большой любитель мюзиклов, - отозвался Ричард, - но будет интересно посмотреть на сына и его друзей.
Блейн ответил на его слова легкой улыбкой, и Курт почти физически чувствовал, как тот рад словам отца.
- Мы вчера уже начали продавать билеты. Я продала больше всех. Хотя, признаться, без помощи ребят мне бы это не удалось. Из Финна и Блейна вышли неплохие распространители, - покачала головой Рейчел. Лерой заинтересованно посмотрел на притихшего Курта, который уставился в свою тарелку.
- Ты тоже помогал Рейчел?
- Я… эммм… нет, я первый день сегодня дома и еще не был в школе, - отозвался Курт, чуть прикусив губу.
Отцы Рейчел переглянулись, и Лерой тихонько охнул, поняв свою ошибку.
- Ох, прости, я запамятовал. Рейчел рассказывала про эту историю. Ужасно.
- Уверен, эти парни получат сполна, - убежденно произнес Хирам.
- Вряд ли, - грустно отозвался Блейн. – Их отстранили от занятий на то время, пока Курт лежал в больнице, но они могут вернуться.
- Вернуться? Кто им после этого позволит вернуться? – недобро ухмыльнулся Ричард.
- Ты ведь написал заявление?
- Заявление? – не понял Курт.
- Ну, да, - кивнул головой Хирам, словно говорил о чем-то само собой разумеющемся. – Ты же не оставишь это так просто? Нанесение телесных повреждений средней тяжести – это уголовно наказуемое преступление, даже если те парни несовершеннолетние.
- Мой папа Хирам - адвокат, - прошептала Рейчел со своего места.
- Я… Я не думал об этом, - пролепетал Курт и растерянно посмотрел на своего отца. Блейн, тем временем, несильно ударил девушку по ноге, и та поспешила замять неприятный разговор.
- Курт подумает об этом, правда, Курт?
- К-конечно.
- Никто не будет против, если мы с ребятами споем после ужина? – обворожительно улыбнулась девушка, и Курт перевел дыхание.
- Куда уж без этого, - закатил глаза Финн, но было видно, что он совсем не против такого расклада. Нечасто выпадала возможность покрасоваться перед собственными родителями.
Остаток вечера прошел волшебно. Курту казалось, будто он попал в сказку. И все могло быть еще лучше, если бы в его голове не крутились постоянно слова Хирама. Он не был уверен, что сможет это сделать. Он не хотел правосудия или чего-то еще, он просто хотел спокойной жизни.
- Ты в порядке? – Блейн подсел к нему тогда, когда Финн и Рейчел пели что-то крайне романтично-душещипательное. Кэрол и Дебора, словно сговорившись, вытирали глаза салфетками. Барт откровенно зевал.
- В порядке, - тихо прошептал Курт. Однако он не был в этом уверен.

***

В школе он появился на следующий день. Он был бы испуган, если бы не хор, а, точнее, мужская его часть. Договорившись между собой, парни распределили время, и теперь рядом с Куртом постоянно кто-то был. Никого не смущала необходимость постоянно охранять Курта от посягательств извне. Лишь самого Курта. Мало того, что его и без того преследовали насмешливые взгляды, так еще и не было ни одной свободной секунды, чтобы побыть наедине с самим собой. В итоге, Курту пришлось прибегнуть к тяжелой артиллерии. И для этого он выбрал самую легкую жертву – Пака. Нет, Пак беспокоился о нем не меньше, чем остальные. Иногда даже наоборот, больше, распугивая зазевавшихся школьников и угрожающе играя мускулами при появлении кого-нибудь из футбольной команды, куда, к чести хористов, никто так и не вернулся. Просто Пак был иногда настолько наивен, что Курту становилось даже стыдно его обманывать.
- Я не обижусь, если ты не будешь меня сопровождать на следующей перемене, - с грустью произнес Курт. Пакерман мигом подобрался.
- Буду.
- Как? Разве ты не пойдешь на встречу своего фан-клуба?
- Какого еще фан-клуба? – Пак начал озираться по сторонам.
- Ты не знаешь? Твоего фан-клуба! – Курт как можно более убедительно состроил на лице изумление. – Я слышал, девчонки говорили об этом в женском туалете. Ну, ты же знаешь, я хожу туда, чтобы меня не доставали, когда мне нужно поправить макияж. Они встречаются… эмм... на втором этаже. В классе астрономии.
Пак потоптался на месте, явно пытаясь решить возникшую дилемму.
- Не, чувак. Горячие девочки – это класс, но я должен тебя охранять…
- Очень мило с твоей стороны. Черт, я надеялся, что ты поймешь намек, - Курт покачал головой. – Я хочу закрыться с Блейном в подсобке и провести эту перемену, занимаясь грязн…
- Я понял! Окей. Так бы сразу и сказал. Ты… Ты точно будешь с Блейном?
- Ага.
- Тогда я побежал. Спасибо за инфу!
- Не за что, - помахал ручкой Курт и облегченно вздохнул. Он и сам не верил своему счастью. Как он мог закрыться в подсобке, если Блейна сегодня даже в школе не было? На дворе была пятница, и Андерсон занимался переездом в свою собственную маленькую квартирку, которую собирался снимать до конца учебного года. К счастью, Пак о таких мелочах осведомлен не был. И теперь Курту предстояло решить, на что он потратит драгоценные двадцать минут. Раньше он бы непременно завернул в хоровой класс, где обычно торчали хористы на больших переменах во время зимних дней, однако сегодня его не тянуло на компанию. И он направился в библиотеку. Однако не успел сделать и пару шагов, как был неожиданно перехвачен Карофски. То, что это был Карофски, он успел понять только после того, как тот, запихнув его в первый попавшийся пустой класс, повернулся к Курту лицом.
- Какого черта?! – возмутился Курт. Его невольно пробрала дрожь. После злополучной ночи он крайне нервно реагировал на любые чересчур навязчивые прикосновения, а хватка у Карофски была железная. Как, впрочем, и всегда.
- Поговорить хотел.
- Представляешь, для этого не обязательно было меня похищать, - пробурчал Курт, уже жалея, что избавился от телохранителя в лице Пака.
- Это чтобы не… - Карофски выглядел встревоженным и очень-очень виноватым.
- Что тебе, Карофски? Говори быстро, или я начну кричать и звать на помощь, - пригрозил Курт. И он был уверен, что сделает это, если понадобится.
- Я хотел извиниться.
- Ничего, хотя похищение – это уже перебор.
- Я не… Не за это, - растерянно произнес Карофски. Курт нахмурился, силясь вспомнить, что еще натворил Дэйв, пока он отсутствовал в школе. – Я за… Тогда, когда все произошло. Мне, правда, очень стыдно, что я не сделал ничего. Я должен был… Я хотел…
- П-погоди, - прошептал Курт. У него голова пошла кругом. – Ты о чем?
- О… - Карофски пытался сказать это так осторожно, - о том вечере, когда вы с Блейном наткнулись на нашу команду.
- Команду, - выдохнул Курт, не веря своим ушам. До него вдруг дошло. Простой смысл навалился на него, подобно мешку с кирпичами. – Ты был там.
- Я… Да, я же сказал. Мне жаль…
- Мне тоже жаль, - Курт чувствовал, как начинают дрожать губы. – И что теперь? Извинился, и стало легче? Будем теперь друзьями навеки? Поверить не могу! Ты… Я же… Ты…
Он всхлипнул, прижав ладонь ко рту. И не знал, что хуже – то, что Карофски был там, знал о том, что произошло, но не пришел навестить и извинился лишь спустя целый месяц, или то, что Блейн ему соврал. Карофски потерянно смотрел на тихо плачущего Курта, не зная, что делать или что сказать. Он попытался подойти ближе, но Курт ловко увернулся и, дернув ручку двери, выскочил в коридор.
- Курт, постой! – донеслось ему вслед, но он не остановился. Он мчался к выходу, к автостоянке, к своей машине. Трясущимися руками завел мотор, пытаясь одновременно набрать знакомый номер на своем мобильном. Но никто не желал отвечать, поэтому Курт, закинув сумку на соседнее сидение, вырулил со школьной автостоянки.
Квартира Блейна располагалась в одной из высоток, в самом центре города, дорога до которого занимала около получаса. Сегодня Курту повезло добраться даже раньше, несмотря на дрожащие руки и страх попасть в аварию. На часах была половина одиннадцатого утра, так что, дороги были практически пустыми. Выползая из машины, Курт оглядывался по сторонам, чтобы найти нужный дом – ему еще не доводилось бывать у Блейна в гостях. Забежав в нужный подъезд, который по удачному стечению обстоятельств был открыт, Курт поднялся на седьмой этаж и настойчиво нажал на кнопку звонка. Спустя мгновение за дверью послышался какой-то шум, и на пороге появился Блейн. Он изумленным взглядом окинул своего парня, его заплаканные глаза и чуть взъерошенные волосы.
- К-курт? Что случилось? – моментально ударился в панику Блейн, хватая Курта за руку, втаскивая его внутрь и закрывая дверь. Курт вырвал ладонь и сердито притопнул ногой.
- Почему ты мне не рассказал?!
- Не рассказал о чем? – не понял Блейн.
- О Карофски! О том, что он был среди тех парней!
- Кто тебе это сказал? – нахмурился Блейн, скрещивая руки на груди. Курт закатил глаза.
- Карофски.
- Вот идиот.
Недовольно покачав головой, Блейн, как ни в чем не бывало, скрылся в комнате. Мгновение спустя послышался грохот, что говорило о том, что Блейн вернулся к тому, чем занимался до прихода Курта.
- И это все? - послушалось из гостиной. Курт несмело заглянул за угол.
- Что значит, все?
- И из-за этого ты примчался сюда в середине дня и выплакал все глаза по пути? Курт, ты иногда бываешь ну просто излишне чувствительным, - Блейн невозмутимо отпихнул пустую коробку в сторону. А Курт едва не задохнулся от возмущения.
- Я?! А как ты хочешь, чтобы я на это реагировал?
- Вот именно, - поднял палец к верху Блейн. Курт отошел в сторону, чтобы не мешать Блейну разбираться с вещами.
- И что это значит?
Блейн выпрямился. Он слегка запыхался и взмок от тяжелой физической работы.
- То и значит. Вот, ты узнал, что Карофски там был. Как, тебе это очень нравится?
- Нет.
- Ты рад, что узнал правду?
- Нет!
- Вот поэтому я тебе и не говорил. Потому что из-за этого ты наплевал на школу, примчался сюда и выглядишь сейчас так, будто прорыдал всю ночь в подушку. Мило, конечно. Но ты уверен, что оно того стоит?
- Я не понимаю, - признался Курт, устало прислоняясь к стене. Блейн, вздохнув, присел на стул.
- Курт, ты зациклен на других. В этом вся проблема.
- Тебе просто Карофски не нравится, поэтому ты так говоришь, - неуверенно возразил Курт.
- Слушай, да. Это так, - признал Блейн. – Он мне не нравится. Но я ведь не выдал его, хотя это было бы просто. Я не сказал ничего. Не из-за него, а из-за тебя. Курт, сейчас ты расстроен, обижен, но завтра ты уже начнешь придумывать оправдания тому, почему Карофски сделал то, что он сделал. Или не сделал.
- Я не…
- И я даже знаю, чем ты его оправдаешь. Тем, что ему было сложно противостоять остальным парням, что на него давят, что ему непросто, хотя это «непросто» длится уже не первый год.
Курт задумчиво прикусил губу, хмуро смотря на своего парня. Блейн развел руки в стороны.
- Я не прав?
- Ты не сказал, чтобы я не расстраивался?
- Да. Ты воспринимаешь это близко к сердцу. Ты как мать Тереза, и это неправильно. Ты носишься с людьми, зачастую забывая просить что-то в ответ.
- Что плохого в том, чтобы беспокоиться о людях?
- Это неплохо, - возразил Блейн. – Но не тогда, когда ты забываешь о самом себе.
- Блейн, это же…
- Ты подумал о том, что сказал отец Рейчел?
- Нет, я…
- Почему? – настойчиво поинтересовался Блейн.
- Я не хочу ввязываться во все это…
- Курт, если ты не сделаешь ничего сейчас, ты никогда не сможешь ничего добиться, - жестко произнес Блейн. – Пока вокруг тебя твои друзья, которые знают тебя давно и готовы прийти на помощь, все окей. Но скоро ты переедешь в Нью-Йорк, и там найдется множество подлецов, которые будут тобой просто пользоваться.
- Какое это имеет отношение к словам мистера Берри, черт возьми? – вспылил совершенно запутавшийся в этих нравоучениях Курт.
- Самое прямое, - спокойно ответил Блейн. – Ты умеешь защищаться. Ты умеешь язвить, умеешь игнорировать, но не нападать. Эти парни, Курт, вернутся в школу через неделю. Потому что ты не обратился в школьный совет, не потребовал их исключить. И, заглядывая вперед, ты мог бы действительно подать на них в суд. У тебя есть на это полное право.
Курт недоверчиво посмотрел на своего парня и отвернулся.
- И ты хочешь, чтобы я переступил через себя, сделав это? Если тебе так хочется справедливости, почему бы тебе…
- Курт, не надо все сводить к одной справедливости! – воскликнул Блейн, вскочив на ноги и подойдя к нему ближе. – Ты лучше них. Никто не смеет тебя трогать, ты понимаешь? Если ты не дашь им отпор сейчас, после случившегося, они на этом не остановятся.
Курт опустил голову, смотря на то, как Блейн переплетает их пальцы, и в уголках его глаз снова начали собираться слезы.
- Я не знаю. Это может затянуться. И это так сложно…
- Ты не один. Ты же знаешь, твоя семья, я, хор, мы все на твоей стороне. Курт, я просто хочу, чтобы ты любил себя чуточку больше. Потому что ты это заслуживаешь.
Курт не ответил. Он знал, в какой-то степени действительно знал, что Блейн был прав. Но его слова Курта не убедили, хотя и породили семена сомнений.
- Ладно, - Блейн вздохнул. – Сделать тебе чаю? Вернешься в школу?
- Можно я здесь останусь? С тобой.
Он не был уверен, что смог бы сейчас нормально учиться. Ему всегда было сложно делать вид, что все нормально, когда это было не так. Блейн помог ему раздеться, напоил горячим кофе, почти ничего не говоря. Им было достаточно взглядов и прикосновений. Только рядом с Блейном Курт чувствовал себя под самой надежной защитой, хотя тот не был таким сильным, как Майк или угрожающим, как Пак. Они вместе некоторое время разбирали вещи, затем, устав, валялись в кровати. Блейн обнимал Курта за талию. Тот, положив голову ему на грудь, ощущал, как его накрывают волны умиротворения. Теплые объятия Блейна были сродни дому. В них всегда было приятно возвращаться.

***

Иногда Курт удивлялся тому, как быстро могут меняться вещи. Еще неделю назад, когда он только-только вернулся из больницы, ученики провожали его заинтересованными взглядами. Некоторые из тех, с кем Курт поддерживал более-менее неплохие отношения, подходили, чтобы спросить его о здоровье. Однако вот, прошло всего семь дней, и все вернулось на круги своя. Его вновь либо не замечали, либо кривили рты, потому что «гомик Хаммел опять нацепил на себя какую-то девчачью хрень», «гомик Хаммел сейчас зарыдает», «гомик Хаммел лезет, куда его не просят», «гомик Хаммел…». Курту пришлось вновь привыкать к толчкам и недовольным лицам. И даже постоянное присутствие друзей рядом не исправляло ситуацию в лучшую сторону. Сказать, что это угнетало Курта – ничего не сказать. Он был подавлен. Он надеялся, что возвращение в школу станет каким-то переломным моментом. Он надеялся, что его ненавистники поумерят свой пыл, возможно, проникнутся обычной человеческой жалостью и перестанут превращать его жизнь в ад. Очень скоро он понял, что этому никогда не бывать. И разговор с Блейном, к которому они больше не возвращались, все чаще всплывал в его голове. Да, он до последнего надеялся, что ему не придется прибегать к крайней мере, однако другого выхода он не видел.
Последней каплей стал случай в среду. Ему не повезло оказаться одному в толпе учеников. Нужно было договориться с миссис Грей о его участии в школьной научной конференции, и на его пути в учительскую, как назло, не оказалось никого, кто мог бы ему помочь. Удар обрушился на него со стороны, и он полетел на шкафчики, врезаясь в них плечом и вскрикивая от неожиданности и шока. Учебники посыпались из его рук, а сам Курт, едва не воя от боли, медленно опустился на пол. Над ним возвышался какой-то футболист, которого Курт знать не знал – после ухода хористов из футбольной команды, Бист пришлось искать им замену.
- Чтобы не расслаблялся, Хаммел.
Похоже, непродолжительные каникулы подошли к концу, и на него снова была открыта охота. Проводив футболиста ненавидящим взглядом, Курт с трудом поднялся на ноги. Его изнутри распирала такая обида и ярость, что он едва позаботился о том, чтобы собрать книги и кое-как запихнуть их в сумку. О научной конференции он уже забыл.
Он мчался по коридору в поисках Рейчел и обнаружил ее неподалеку от столовой.
- Рейчел! – окликнул он девушку. Та повернула голову в его сторону. Она хотела сказать что-то приветственное, но замолчала на полуслове – Курт не выглядел расположенным к светским беседам. Он чуть задыхался от бега, и глаза у него немного покраснели, но сам он выглядел таким решительным, что Рейчел растерялась.
- Мне нужно срочно связаться с твоим отцом. Думаю, в ближайшее время мне понадобится адвокат.

@темы: Sexual Education, R, Klaine, Glee, fanfiction