20:04 

Sexual education (Klaine, R). Глава 15.

Romanastasia
There's nothing more badass than being yourself (c)


Название: Sexual education.
Автор: Romashka.
Рейтинг: R.
Размер: макси.
Пейринг: Klaine.
Жанр: romance, humour.
Предупреждения: sex.
Статус: закончен.
Дисклеймер: все райано-мерфиевское, и никак иначе.
Аннотация: Курт и Блейн готовы преодолеть новую ступень в их отношениях. Для этого Блейн берется за сексуальное воспитание своего бойфренда. Однако прежде чем они дойдут до самого главного, им придется не раз доказать свою любовь, сталкиваясь с серьезными проблемами в лице родителей, школьных друзей и собственных принципов.
Размещение: с разрешения автора + шапка.

Глава 15.

Махровое полотенце приятно ласкало тело, собирая капельки воды. Воздух был наполнен густым паром, и волосы Курта, пропитавшись влагой, немного растрепались, придавая парню гораздо более домашний вид, нежели обычно. Он глубоко вздохнул, замотался полотенцем по самые уши и резким движение провел ладонью по запотевшему зеркалу. Оттуда на него смотрел восемнадцатилетний паренек, раскрасневшийся и крайне взволнованный. В который раз за последние полчаса Курт подумал о ресторане, дорогом костюме, сердечных признаниях и вечере в отеле… Но быстро отмел эти мысли. Он нигде не чувствовал себя настолько спокойным, как в собственной спальне. И не существовало на Земле более безопасного места. Украдкой глянув на дверь, Курт нервно прикусил нижнюю губу. Он оставил дверь чуть приоткрытой. Он мог бы ее закрыть. Действительно мог, и Блейн бы не возражал. Но приоткрытая дверь была гораздо большим, чем просто мимолетное решение. Настал момент, когда пора было переступить эту черту и позволить Блейну войти туда, куда раньше доступ был категорически закрыт. Курт прислонил ладони к горящим щекам и хихикнул, поняв, насколько двусмысленно прозвучала в его голове эта фраза. Зеркало уже успело снова покрыться испариной за тот небольшой промежуток времени, что Курт провел в собственных мыслях, и парень не стал вновь его вытирать. Вместо этого он накинул на голое тело халат, специально подобранный к случаю (чуть ниже колен, темно-синий атлас, идеально оттеняющий глаза, сто восемнадцать долларов, безжалостно вытрясенных из отца), и неторопливо вернулся в спальню. Пока Курт пребывал в ванной, вид комнаты слегка изменился. Тяжелые шторы были плотно задернуты, на столе помигивали зажженные свечи. Блейн лежал на кровати, скрестив руки за головой и закинув ногу на ногу, и рассматривал бледно мерцающие под потолком флуоресцентные звезды.
- Так вот для чего они, - Курт невольно улыбнулся. Комната была погружена в приятный полумрак. Единственным источником света была стоящая на прикроватной тумбочке лампа, которой, впрочем, было достаточно, чтобы более-менее осветить небольшое помещение.
- Нравится? – Блейн уселся на краю кровати, болтая ногами и заинтересованно поглядывая на своего парня.
- Волшебно.
- И не говори.
Взгляд Блейна все еще был направлен в его сторону, и было совершенно ясно – говорит он далеко не о звездах. Курт на долю секунды почувствовал неловкость, но сумел совладать с собой и подошел к Андерсону, глядя на него сверху вниз.
- Тебя правда не злит, что я чуточку выше?
- Нет, конечно. Иначе стал бы я так сидеть сейчас, задрав голову?
Курт что-то промычал, ощутив сильные руки у себя на талии, и послушно приблизился вплотную к Блейну. Короткий поцелуй, и Блейн поднялся на ноги, еще теснее беря Курта в кольцо рук. Глаза его таинственно поблескивали, и Курта невольно пробрала дрожь предвкушения, которая на мгновение поглотила даже вполне естественный страх.
- Дай мне пять минут, и я вернусь.
- Четыре с половиной, - пробурчал Курт, уж больно не хотелось расставаться с теплом такого родного тела. Блейн тихонько рассмеялся, и смех этот больше был похож на урчание кота. Он снова поцеловал Курта, теперь уже легко и ненавязчиво, в висок, и, улыбнувшись, скрылся за дверью. Курт позволил себе громко выдохнуть и рухнуть на кровать. Эти несколько коротких минут он отчаянно сдерживал дыхание и старался ничем не выдать нарастающую панику. Если Блейн узнает, то не позволит себе и пальцем тронуть своего парня. Курт не был уверен, что это хочет. Он всю неделю каждую свободную секунду настраивал себя на сегодняшнее свидание. Но теперь, сидя на аккуратно застеленной кровати и рисуя в голове крайне неприличные картины, он чувствовал, что вся его выдержка и самоконтроль помахали ему ручкой и скрылись в неизвестном направлении. Его немного мутило, голова кружилась, а руки дрожали, и Курт не мог представить, каким неведомым образом он сумел это скрыть от Блейна, который стоял так близко. Кстати, о Блейне. Курт повел головой, вслушиваясь в его банные песнопения, и не смог сдержать улыбки. Хотелось бы ему относиться ко всему с такой же непосредственностью.
Убрав со лба челку, Курт подошел к окну, надеясь успокоить расшалившиеся нервы. Один, два, три… Принялся он считать медленно, делая вдох после каждого числа.
- Да что ж такое…
Вспомнил вдруг о Рейчел, с чего бы это. И пожалел, что не нашел в себе смелости поговорить с ней на щекотливую тему. Почему-то он ничуть не сомневался в словах Блейна и был уверен, что Финн уже своего добился. Получилось ли у них с первого раза? Было ли страшно? Знали ли они вообще, что делать? Знали, конечно. Курт ухмыльнулся, когда его память набрела на воспоминание об интрижке Сантаны и его свободного братца. А что он сам знает? Все, что Курт запомнил из тех глупых буклетов, что отец однажды притащил из клиники, так это постоянное упоминание о презервативах. Остальное показалось Курту совсем уж противным, и он даже не потрудился как следует изучить приведенные статьи. Сейчас он об этом немного жалел. Прошло так много времени, а он до сих пор чувствовал себя едва вылупившимся пингвиненком. Возможно, немного информации ему бы совсем не повредило….
- Ты напряжен, - послышался голос над ухом, Курт вздрогнул, ощутив горячее дыхание на своем затылке. Блейн приобнял парня, прижимая к своей груди, и вытянул шею, пытаясь тоже выглянуть в окно. – Медитируешь?
- Пытаюсь.
- Ты напряжен, - задумчиво повторил Блейн, лихорадочно поглаживая его по плечам.
- С чего это ты решил?
- Все равно, что мраморную статую обнимать. Давай, расслабься, я же тебя не съем, - в голосе Блейна слышался привычный для него смех, и Курт перевел дыхание, затем развернулся, чтобы посмотреть Блейну в глаза, но замер на месте с приоткрытым ртом и распахнутыми глазами. Блейн решил не тратить впустую те четыре с половиной минуты, которые ему отвел Курт. Именно поэтому полосатое полотенце едва держалось на его бедрах, а по животу стекали капельки воды. Словно нарочито медленно…. Курт проследил за движением одной из них. Кубики пресса, пупок, дорожка волос, еще ниже… Полотенце.
- Ты смерти моей хочешь, – пробормотал он не своим голосом, не в силах отвести взгляд. Блейн тихонько рассмеялся и взъерошил волосы на затылке.
- Моя месть за месяцы воздержания. Так тебе и надо.
- Бессовестный.
- Я решил, мой вид тебя немного успокоит.
- Издеваешься, да? Я уже почти готов пойти и залезть в холодильник.
Снова смех, который невероятным образом заставил Курта улыбнуться и немного отвлечься от того хаоса, что творился в его голове и с его телом. Блейн сделал шаг по направлению к нему, положив ладони ему на щеки и чуть приподнявшись на носки, атаковал чужие губы. «Началось», прозвучал какой-то загробный голос в голове Курта. Не теряя бдительности, он отвечал на поцелуй, но когда руки Блейна опустились ниже его поясницы, Курт решительно остановил поцелуи, упершись руками в грудь Андерсона. Щеки парня были красными, а взгляд немного лихорадочным.
- Подожди, ты точно знаешь, что делать? – неловко поинтересовался Курт. Блейн поднял глаза к небу.
- Теоретически.
- А этого достаточно?
- Вот и посмотрим.
- Эй!
Он подтолкнул Курта к кровати, снова затыкая его рот своим языком и не давая возможности сказать ни слова. Курт послушно опустился на покрывало, запустил ладонь в густую шевелюру своего бойфренда. Блейн весьма удачно примостился, нависнув над Куртом и чуть придавив его своим телом, словно боялся, что Курт сбежит.
- Подожди, Блейн, ну стой…
Послышался разочарованный вздох, Блейн оторвался от его губ и глянул на Курта сверху вниз своими огромными глазищами.
- Нет, только не говори, что ты еще не готов. Иначе я покончу жизнь самоубийством, - мрачно пошутил Андерсон.
- Что за наглая провокация, - пробурчал Курт, ударяя по руке.
- Как насчет спиртного?
- Что?
- Алкоголь. Самую капельку. Поможет тебе расслабиться, - Блейн выпрямился, оседлав его бедра так естественно, будто целыми днями только и занимался тем, что верхом восседал на своем драгоценном Хаммеле. Курту пришлось прокашляться, прежде чем он заговорил снова.
- Нет уж. Никакого алкоголя, это как-то фальшиво, заниматься подобными вещами с градусом в крови.
- Как хочешь.
Блейн снова наклонился, чтобы его поцеловать, но Курт успел вовремя отвернуться, и губы Андерсона мазнули его по щеке.
- Только…
- М?
- Осторожнее.
- Курт, я никому не позволяю тебя обижать. И самому себе тем более. Окей? Мм?
- Да. Да, хорошо.
Попытка номер… В общем-то, неважно. Потому что Блейну в который раз не удалось дорваться до желанных губ.
- Стой!
- Да?
Курт виновато посмотрел на своего парня, чувствуя себя последним идиотом. Но он просто не мог ничего с собой поделать. Ему не хватало какой-то самой малости, чтобы окончательно раскрыться. К счастью, Блейн не выглядел рассерженным или огорченным. И в голосе его не звучало раздражение, поэтому Курт ощутил легкое облегчение и поблагодарил судьбу за такой щедрый подарок.
- Ты… скажи, - едва слышно пробормотал Курт. Блейн все еще нависал над ним, не сводя с него глаз. Его сильные руки уперлись в кровать по обе стороны от Хаммела, глаза смотрели настороженно и очень внимательно. Блейн облизал губы, пытаясь понять, чего хочет парень.
- Что сказать? – на всякий случай, уточнил он.
- Скажи, - не сдавался Курт, всеми силами пытаясь одним выражением лица заставить Блейна сообразить, что ему нужно. Курт решил, что если Блейн не поймет, то ничего не получится. Совсем ничего, как бы глупо это ни звучало.
- Я тебя люблю, - спустя мгновение произнес осторожно Блейн. Курт облегченно перевел дух и слабо улыбнулся. Он был на грани паники, и борьба с ней отнимала все силы.
- Я тебя тоже. И прости. Я совсем на нервах, прости. Может, и правда стоит немного выпить, а то у меня все перед глазами кружится… - попытался он оправдаться. Закрыл на секунду глаза, а когда открыл, понял, что оправдываться уже не перед кем. Повернул голову и увидел Блейна, пытающегося удобнее примоститься на краю кровати, что выглядело довольно забавно, учитывая размеры полотенца. Курт зажмурился, затем мысленно выругался и вновь открыл глаза, решив, что терять все равно нечего.
- Что ты делаешь?
- Сажусь напротив тебя, - пожал плечами Блейн, затем, найдя, наконец, удобную позу, продолжил. – Если хочешь, мы можем сначала поговорить об этом.
- Поговорить… - Курт вздохнул и перевернулся на бок, подперев лицо рукой. - Я не знаю, о чем тут можно говорить.
- Ладно. Давай я начну, - предложил Блейн. – Ты помнишь, что я тоже ни разу не был с парнем? Курт, для меня это все так же ново, как и для тебя. И я тоже дико переживаю и боюсь. Но с тобой я чувствую себя комфортно, и я знаю, что если что-то пойдет не так, ты не будешь надо мной смеяться и не станешь меня в этом винить.
- Боишься? – эхом отозвался Курт. Ему казалась невозможным, что Блейн, этот непосредственный и всегда уверенный в себе Блейн может бояться. Андерсон схватил его руку и приложил к своей груди.
- Вот, чувствуешь? Еще немного, и из моего сердца можно будет делать фарш, потому что мне оно уж точно не понадобится.
Курт пропустил черный юмор мимо ушей. Все его существо было сосредоточено на этом случайном прикосновении. Его холодные, как впрочем и всегда, пальцы и горячая кожа Блейна создавали воистину потрясающий тандем. Курт почти чувствовал, как по его телу прошелся едва ощутимый электрический разряд. Он судорожно вздохнул, не обращая внимания на непонимающий вид Блейна, и резко подался вперед. Блейн с трудом выдержал атаку, в последний момент оперся на локоть, не позволив Курту повалить себя на кровать.
- Курт… что ты…- выдохнул Блейн, с трудом выкраивая секунду, чтобы глотнуть воздуха. Раскрасневшийся Курт прильнул к нему всем телом, сокращая расстояние до минимума и сжимая ногами бедра Блейна.
- Лови момент, идиот, - выдохнул тот ему в губы. И Блейн просто не посмел ослушаться. Его руки шарили по телу возлюбленного, и Курт отвечал тем же, все сильнее надавливая на парня и заставляя его, наконец, лечь. Поцелуи получались хаотичными, случайными. В шею, щеки, плечи… Неважно, главным было дотянуться и поцеловать. Воздух вокруг этих двоих становился все тяжелее и гуще, мешал как следует дышать. Но Курт предпочел бы вообще этого не делать, но только не останавливать охватившее его безумие. Ему хотелось всего и сразу, настолько сильно, что он толком не знал, что ему делать. Он краем сознания отметил, что Блейн припустил его халат с плеч, открывая доступ к новой территории, но изучать ее в таком положении было крайне неудобно. Он сделал попытку занять лидирующую позицию, уложить Курта на лопатки, но тот, неожиданно проявив невероятное упрямство, перехватил его запястья и уверенно прижал его руки к кровати. Блейн завертел головой и согнул ногу в колене. Это показалось протестом, но спустя секунду он придушенно прошептал:
- Боже, тебе идет.
- Что идет? - Курт прикусил мочку его уха, и Блейн невольно вскрикнул. Курт не знал, зачем он это сделал, просто захотелось, и он был не в состоянии бороться с желанием.
- Рулить процессом. Мне определенно нравится.
Простые слова каким-то образом привели Курта в чувство и заставили его остановиться. Он пару раз моргнул, затем нахмурился и выпрямился, словно передразнивая Блейна.
- Но я не знаю, что делать, - пробормотал он. Курт только сейчас понял, что его щеки горят, как никогда прежде, что он взбудоражен, и что он сидит на одном крайне интересном месте, которое упирается ему куда-то во внутреннюю часть бедра. Курт был настолько ошарашен этим открытием, что застыл на месте, боясь даже пошевелиться. Блейн приподнялся на локтях, качая головой и тяжело дыша.
- У тебя отлично все получалось, - с трудом он выдавил из себя. Его глаза были широко распахнуты и лихорадочно шарили по телу Курта, особенно по тем его частям, которые он мог видеть.
- Ну, спасибо. Уж не хочешь ли ты, чтобы я сам все сделал?
- Было бы неплохо.
- Вот вы все мужики такие.
- Звучишь как девчонка.
- Сам девчонка!
- Иди сюда.
- Чего? Блейн. Блейн! Ч-что ты делаешь? – взвизгнул Курт, оказавшись под Блейном.
- Раздеваю тебя.
- Нет!
- Что значит, нет?
- Я стесняюсь, - простонал Курт, прикрывая лицо руками. Послышался вздох где-то над ним.
- Ну, хочешь, я первый разденусь?
Курт раздвинул пальцы и глянул одним глазом на Блейна. Тот улыбался, и улыбка эта была ну очень дерзкая.
- А вот и разденься, - сердито пробурчал он. И кто его тянул за язык? – Ты что, не стесняешься?
- Нет, я красавчик.
- Дурак, - снова пробурчал Курт, зажмуривая глаз. Он с ужасом слушал шорох полотенца и дыхание Блейна, частое и прерывистое. Задумчиво прикусил губу, пытаясь понять, что его так сильно настораживает в этих звуках. Но голова была забита совсем другим. – Надо было вступить в клуб Целомудрия.
- Курт, ты сам по себе одно сплошное целомудрие. Я бы сказал, ты просто монстр целомудрия. Можешь открыть глаза, у меня там нет страшных когтей, или хвоста, или щупальцев, как у Дэви Джонса.
Курт, кажется, подавился воздухом, прежде чем расхохотаться. Наверное, сказывалось напряжение и не отпускающий страх, но смеялся Курт долго. Достаточно долго для того, чтобы Блейн сердито его укусил в плечо.
- Ауч! Прости-прости. Просто... – Курт немного отдышался. – Спасибо.
- За что? За укус? Курт, я еще не готов ко всяким штучкам, типа садо-мазо….
- За то, что шутишь и пытаешься разрядить обстановку. Не смей больше кусать, я успокоился.
- Может, откроешь глаза?
- После того, как ты кое-что сделаешь.
- Мм?
- Включи музыку.
Послышался шлепок, и Курт подумал о том, что Блейн шлепнул себя по лбу ладонью.
- Черт, я знал, что что-то забыл. Секунду.
Кровать чуть запружинила, когда Блейн поднялся на ноги. Курт слышал, как тот возится с его музыкальным центром, нажимает на кнопки и перематывает треки. Он открыл глаза и украдкой повернул голову, как раз в тот момент, когда Блейн повернулся к нему, готовый вернуться обратно. Курт ойкнул.
- Ладно, хотя бы на пару секунд ты их открыл. Я чувствую прогресс.
- Я чувствую, что веду себя по-идиотски.
- Ты ведешь себя естественно, и я пытаюсь делать то же самое. Разве тебе не хочется, чтобы это было комфортно и не наигранно?
- Хочется. Поэтому и сказал про музыку.
- Теперь я могу приступить к делу?
- Да, - Курт протянул руки, и Блейн с удовольствием утонул в крепком объятии.
- Я тебя люблю, - прошептал Курт ему на самое ухо.
- Я тебя тоже.
- Я тебя… - Курт прошептал последнее слово так тихо, что было едва слышно, но Блейн смог прочитать по губам, которые спустя мгновение уже увлеченно мял и покусывал. Больше они не проговорили ни слова. В такт музыке они изучали друг друга по-новому. Прикосновениями, поцелуями, взглядами. Каждый жест, каждое движение имело значение. Курт старался запомнить их все. И то, как Блейн сосредоточенно проводит пальцами по его спине, едва касаясь чувствительной кожи, как трется носом о его шею, потом спускается губами ниже, к ключицам, уделяя им чертовски много времени. Курт пару раз громко охал, чувствуя, как зубы чертят на его коже полосы, оставляя следы и засосы. И не отпускал Блейна, продолжая прижимать его к себе, держа руки сцепленными за его спиной. Чувствовать рельеф чужого тела было так смущающе восхитительно, что Курт ни на секунду не усомнился в правильности всего того, что они с Блейном делают. Открываются, делятся, Курт мог бы назвать это путешествием, одним из самых важных в его пока еще короткой жизни. И он не мог дать точного определения тому, что чувствовал. Радость от возможности дарить этот момент человеку, которого любил всем сердцем, особенному человеку. Стыд, потому что никто и никогда еще не видел его настолько беззащитным, но страх уже давно прошел, потому что Блейн ни за что не воспользовался бы этим. Потому что Блейн чувствовал все то же самое, Курт понял это в ту секунду, когда тот поднял голову и посмотрел на него своими сияющими глазами. Его щеки и уши были такими же красными, как и у Курта, руки немного дрожали, но какое это имело значение? Курт быстро забыл об этом. Одной рукой Блейн гладил его по щеке, другой нахально подцепил ногу Курта, закидывая ее себе на талию. Курт громко выдохнул, чувствуя, как сильно вжимается в него Блейн, словно хочет слиться с ним в одно целое. Халат полетел в тартарары, Блейну явно не нравилась конкуренция, но Курт и сам был не против избавиться от ткани, которая неприятно липла к взмокшей коже. Освободившись от последней преграды, он почему-то почувствовал себя так хорошо, словно добежал до финиша после выматывающей полосы препятствия. Затем резко прогнулся в спине, когда ладонь Блейна начала его ласкать, но длилось это недолго. Прикрывший глаза Курт полагался на остальные чувства. Слышал музыку, слышал, как Блейн шепчет что-то ласковое, как он вдыхает и выдыхает раскаленный воздух, как шелестит порывало. С удовольствием вдыхал запах геля и шампуня для волос. А еще пахло чем-то, чему Курт не мог подобрать описание. Наверное, так пах сам секс. Под его пальцами напрягались мышцы Блейна, вздымалась его грудь, а еще Курту нестерпимо нравилось пропускать пальцы сквозь тяжелые пряди Блейна. На губах Курта оставался привкус солоноватой кожи и сладких поцелуев. Минута, десять, тридцать… В какой-то из этих промежутков времени Курт ощутил боль, зажмурился, захныкал и немного успокоился, когда Блейн начал целовать его лицо. Но боль не желала исчезать, и Курт никак не мог с ней совладать, как бы сильно не старался его уговорить Андерсон. Было жарко, потом холодно, влажно, странно, непонятно, страшно, неуютно…. Все тело Курта противилось вторжению, и только разум голосом Блейна продолжал настаивать «Потерпи, расслабься, тише, тише». Затем из Курта вырвался громкий возглас, и его накрыло такими протрясающими ощущениями, что перед глазами заплясали звездочки, цветочки, радуги и черт знает что еще. Он схватился руками за простыни, потому что покрывало давным-давно было сдвинуто в сторону и теперь уныло свисало с одного края кровати. Блейн обдавал лицо Курта горячим дыханием, и тот невольно потянулся за поцелуем, которым был вознагражден. Тихое «сделай так еще раз» было услышано, и Блейн поспешил выполнить требование. Курт был готов просить прощения за полное отсутствие веры, потому что иначе как раем его состояние назвать было сложно. Каждая клеточка его тела получала удовольствие, кожа покрылась мурашками, и Курта пробила легкая дрожь наслаждения. Он уже с трудом мог дышать, потому что от каждого движения дыхание перехватывало, и времени его восстановить не было. Он не знал, куда деть руки. Сначала цеплялся ими за простынь, потом шарил по телу Блейна, затем сцепил за головой, и опять по новой. Он метался на кровати под своим возлюбленным, но все закончилось так неожиданно, что он даже не успел подготовиться. Громкий возглас перекрыл играющую музыку, и Курт откинулся на подушки, прижимая ладони к лицу. Блейн продолжал двигаться еще несколько бесконечных мгновений, и вскоре волна оргазма накрыла и его. Он вцепился пальцами в бедра Курта, наверняка оставляя следы от ногтей, и глухо простонал. Еще секунда-другая, чтобы прийти в себя, и после этого Курт с трудом разлепил глаза, ловя на себе чужой взгляд. Блейн казался измотанным и уставшим, совсем как он сам, но не менее счастливым. Когда он упал рядом, протянул руку и обнял Курта, позволяя тому примоститься у себя на груди, Курт облизал губы. Поднял голову, снова посмотрел Блейну в глаза. Попытался что-то сказать. Он действительно хотел. Столько вертелось слов на его языке, сотни, нет, тысячи, но почему-то ни одно не казалась Курту идеальным. Наконец, отдышавшись, он неуверенно произнес:
- Я хотел сказать, что люблю тебя…
- Но?
- Но мне кажется, ни в одном языке нет правильной фразы, которая действительно бы помогла описать все, что я чувствую. Прости. Это сложно.
- Я понимаю.
Курт был уверен, что так оно и было на самом деле.
- Это похоже на извержение вулкана, - пробормотал Курт, невольно водя пальцами по груди своего парня. Он немного завидовал Блейну. В свои почти девятнадцать он был уже сформировавшимся мужчиной. Ему через день приходилось бриться. И у него были волосы на груди. И не только там. Курт не могу похвастаться такими зарослями, поэтому предпочитал думать, что Блейн обрастал за них двоих.
- Лавину.
- Извержение вулкана, - настаивал Курт. Он говорил тихо, как и Блейн, потому что сил повышать голос уже не оставалось. – Потому что жарко.
- Ты дрожишь.
- Кажется, я переволновался.
- Прости, надеюсь, я не сделал…
- Потом, - лениво промямлил Курт. Приятная нега разливалась по его телу, и разум постепенно отказывался что-либо воспринимать.
- М?
- Потом поговорим. Я так хочу спать. Мне нужно поспать. И немного прийти в себя.
- Как скажешь.
- Поставь будильник. Нужно еще здесь навести порядок… - голос Курта становился все тише и тише, и, наконец, парень заснул, прижимаясь к боку Блейна, словно замерзший котенок. Блейн с бесконечной нежностью посмотрел на возлюбленного, лицо которого вдруг стало таким безмятежным и светлым, и убрал прядку волос, которая упала на лоб.
- Я тебя люблю.
Он ловко накрыл их покрывалом и, как можно крепче обхватив Курта руками, погрузился в сон.

***

Курт проснулся первым. Без толчка, без звона будильника, без лишних эмоций. Просто хоп, и открыл глаза, словно выспался. Чуть поежился, потому что одна рука его затекла, но двигаться не стал. Слишком было тепло и уютно, чтобы добровольно лишать себя такого удовольствия. Но стоило Курт осознать, что, вообще-то он раздет, и Блейн тоже, как его лицо залилось краской. Он не знал, как вообще не умер от смущения раньше, но просто так лежать в обнимку с голым Блейном, в этом спокойном состоянии, когда можно трезво думать и, самое главное, ощущать… Он мог бы отодвинуться, самую малость, но рука Блейна вдруг погладила его по голове, а сам Блейн лениво улыбнулся и повернул голову в его сторону. Глаза у него были заспанные, но в них светились веселые искорки. Курт невольно улыбнулся в ответ, и парни одновременно потянулись за коротким поцелуем. Потом они уложили подушки к стене, чтобы можно было на них упереться, и примостились рядом. Курт смущенно потянул на себя покрывало, но Блейн не возражал.
- Я вот все думаю, что сказать, - признался он, Курт весело рассмеялся в ответ.
- Ну, если ты скажешь, что я не совсем безнадежен в подобных делах, я буду очень рад.
Рот Блейна удивленно приоткрылся.
- Не безнадежен? - уточнил он.
- Ну, не помешало бы… - осторожно ответил Курт и удивленно моргнул, когда Блейн закатил глаза.
- Не безнадежен… Курт, это было просто вау. Больше ничего не могу сказать. Приличного, по крайней мере.
- В хорошем смысле? – прищурился подозрительно Курт. Блейн припечатал его к подушке, крепко поцеловал и выдохнул в губы:
- В самом лучше.
- Ну и хорошо, - успокоился Курт, все еще чувствуя себя неловко, однако мало-помалу успокаиваясь.
- Я есть хочу, - пожаловался Блейн спустя пару минут легкой дремы, разделенной на двоих. Курт, примостивший у него на плече, неохотно приоткрыл глаза и сжал его ладонь.
- Ты только что разрушил самый романтичный момент в моей жизни, - вздохнул Курт.
- Извини. У меня туго с романтикой на пустой желудок.
- Я мог бы что-нибудь сообразить. По-быстрому. А ты мог бы здесь пока прибраться.
- Ты имеешь ввиду всю эту гору одежды, распотрошенные простыни и валяющийся на полу будильник?
- Что он там делает? – изумился Курт. Что убедиться в этом своими глазами, ему пришлось преодолеть препятствие в виде Блейна. Правда, на место Курт вернулся со скоростью света, сообразив, что такие смелые действия позволяют покрывалу сползти с его тела, оголяя некоторые его участки. Откидываясь обратно на подушку, Курт почему-то ощутил легкий дискомфорт, пока еще не в состоянии понять его природу.
- Ты тут руками так размахивал, что задел его. А я чуть с кровати не свалился, между прочим.
- Боже, секс двух неуклюжих людей – это либо самоубийство, либо катастрофа.
- О. Поздравляю, малыш. Ты впервые произнес слово «секс», не покраснев и не понизив голоса.
- Да? – Курт чуть нахмурился, взволнованно отводя глаза, и Блейн всплеснул руками.
- Ладно, покраснел, но, по крайней мере, не сразу. Кстати, может, ты поделишься со мной своими ощущениями? Я бы тоже не отказался от пары утешительных слов о том, как я был хорош, - Блейн задорно фыркнул, ощутив, как Курт пихает его в бок.
- Поскольку я не в состоянии это обсуждать, скажу то же, что и ты. Это было вау. И большего не дождешься.
- Ну, хоть так. Что насчет еды?
- Ах, да. Точно. Отвернись.
Он спустил ноги с кровати и сердито обернулся через плечо. Халат валялся слишком далеко, чтобы до него можно было дотянуться, не избавившись от покрывала.
- Ага, - равнодушно отозвался Блейн, даже не пытаясь выполнить его требование. Курт вздохнул и, стараясь не поворачиваться передом, сделал шаг по направлению к кровати и, громко охнув, повалился обратно.
- Ты в порядке? – не очень-то испуганно поинтересовался Блейн, словно был ни капельки не удивлен таким поведением.
- Нет, я не в порядке! Болит! – прошипел Курт, боясь делать попытку встать на ноги снова.
- Где?
- Где не должно болеть!
- Такое бывает после первого раза. Вообще-то, после второго тоже. Хотя, если быть совсем честным, такое бывает всякий раз, когда активный партнер не очень осторожен или слишком-слишком гипер-активен.
- А раньше, черт возьми, нельзя было предупредить?!
- Ты и так весь на нервах был. Если бы я тебе сказал, то прощай секс…
- Блейн!
- Шучу.
- Ты виноват! – возмутился Курт, швыряя в своего парня валяющееся у ног полотенце. Тот ловко вернулся.
- Мне правда жаль. И я не виноват. В первый раз такое всегда бывает. И я тут не причем.
Курт осуждающе покачал головой.
- И как я теперь буду ходить?
- Как получится.
- А что я скажу, когда меня увидят?!
- Господи, до понедельника еще два дня. А так… ну, скажи, что ногу подвернул. Похоже ведь.
- Ну, ты, Блейн Андерсон, у меня слов нет….
- Прости. Ну, пожалуйста, я бы ни за что не сделал это намеренно.
- Я знаю.
- Это пройдет.
- Уж надеюсь. Извини, что накричал.
- Ничего, я бы тоже рассердился. Может, ты меня теперь поцелуешь? – Блейн умиленно состроил глазки, но Курт, делая вид, что не заметил этого, отвернулся. Надев, наконец, свой халат и пробурчав что-то злобное в сторону своего парня, который не постеснялся опустить комплимент в сторону его «обворожительного вида сзади», когда Курту пришлось наклониться, он доковылял до двери, при каждом шаге недовольно морщась от резкой боли. Спустился на первый этаж, уже придумывая в своей голове ужин на скорую руку, и прошмыгнул мимо гостиной. Затем, словно в замедленной съемке, замер на месте, так и не сделав очередного шага. Его глаза медленно распахнулись, и Курт, словно в перемотке, сделал несколько шагов назад, в ужасе поворачивая голову в сторону. Телевизор в комнате был включен, и на экране мельтешили футбольные игроки.
- Пап? – севшим от волнения голоса произнес Курт, поспешно пытаясь плотнее завернуться в свой тонкий халатик. Берт повернул голову и махнул рукой.
- Ч-что ты здесь делаешь?
Барт улыбнулся своей фирменной добродушно-ироничной улыбкой.
- Я здесь живу.
- Я… знаю, что ты здесь живешь. Но разве ты не должен быть сейчас на ужине с Кэрол у своих друзей?
- Ужин уже давно закончился, и Финн утащил Кэрол в кино. А у меня здесь повтор матча, который я пропустил из-за работы позавчера.
- Пап… А сколько времени? – Курт все еще находился в некоторой прострации, старательно надеясь взять себя в руки в ближайшие пару секунд. «Веди себя естественно», пробурчал внутренний голос.
- Часов не видишь? Половина девятого.
- Кошмар, - протянул Курт, едва не хватаясь за голову. Затем ощутил дикую панику и глянул на лестницу, надеясь в любой момент перехватить Блейна, если тот решит спуститься. – А… А ты давно здесь?
- Достаточно давно, чтобы успеть заглянуть к тебе в комнату.
Курта определенно начало мутить от смеси стыда и волнения, он схватился рукой за дверь, другой накрыл рот, и неразборчиво пробурчал:
- Пап, прости…. Я… Я должен был тебя предупредить. Я должен был сказать. Я думал, я… мы проспали. Я собирался к твоему приходу еще навести порядок, но… пап, не сердись, пожалуйста. Пожалуйста. Пап? – жалостливо пробормотал Курт. Берт молчал, и Курт не знал, о чем думает его отец, потому что лица его не было видно.
- Пап, ты не будешь ругаться?
Послышался горестный вздох.
- За что, за то, что мой сын повзрослел?
- Я все-таки должен был тебя предупредить… Я знаю, как ты относишься к нашим свиданиям, прости…
- Должен был, - согласился Барт. – Но не предупредил. Надеюсь, ты будешь более осмотрительным в будущем.
- Прости.
- Все в порядке.
- Ты не сердишься?
- Курт, рано или поздно это бы все равно произошло. Почему я должен сердиться? Я прекрасно понимаю, что ты уже достаточно взрослый, чтобы состоять в серьезных отношениях. Просто в следующий раз закрывай хотя бы дверь, чтобы мне пришлось стучать, прежде чем войти.
- Не такой уж я и взрослый… - неуверенно возразил Курт.
- Тебе восемнадцать, парень. И в конце этого года ты собираешься покинуть родительский дом и отправиться в вольное плавание. Разве нет? Конечно, немного грустно, что тебе постепенно становится не нужна моя забота, но это естественно.
- Д-да.
- Вот и замечательно.
Молчание, воцарившееся после этой фразы, действовала на Курта немного угнетающе. Потому что его мучил один вопрос, который он просто не мог не задать.
- Пап, мы хотя бы под одеялом были?
- Под одеялом.
- Слава богу, - Курт перевел дыхание. – А Блейна ты не будешь ругать?
- Ну, на мой взгляд, ты мог бы найти парня и получше, но этот твой выбор.
- Пап, я тебя…
- Но у меня есть два вопроса, которые тебе не понравятся.
- Нет, пап, он меня ни к чему не принуждает, и да, папа, мы пользуемся… В общем, защитой, - выдавил из себя Курт на одном дыхании, умоляюще глядя отцу в глаза. Только этого ему разговора и не хватало для полного счастья, как же. Барт секунду-другую внимательно смотрел на сына, потом чуть расслабился и облегченно кивнул.
- Тогда я спокоен. Не забудь про дверь.
- Ты самый лучший отец в мире. И чтоб ты знал, я никогда не перестану в тебе нуждаться. Не-а, не дождешься. Будешь со мной нянчиться до глубокой старости, - совершенно искренне воскликнул одновременно смущенный и тронутый Курт, прежде чем броситься к Берту на шею.
- До твоей или моей? – Берт, хмыкнув, ласково потрепал сына по голове и отпустил его, когда на лестнице послышались шаги. Курт ловко обернулся, затаив дыхание, но, к счастью, Блейн, кажется, уже был в курсе того, что хозяин дома вернулся. Поэтому выглядел вполне прилично – джинсы, рубашка была застегнута и аккуратно заправлена. Однако на голове царил полный хаос, а с лица не сошел до сих пор след от подушки. Курт невольно улыбнулся.
- Здравствуйте, мистер Хаммел, - вежливо кивнул Блейн.
- Привет, приятель.
-Как прошел Ваш ужин?
- Чудесно, особенно учитывая, что я, наконец, поел нормальной пищи, а не этой вареной фигни, которую мне постоянно готовит Курт.
- Пап! – Курт возмущенно притопнул ногой. – Тебе нельзя! Не смей больше!
- Сэр, Вы не будете против, если я украду Курта?
Курт удивленно приподнял брови. И не только из-за того, что Блейн собирался его «украсть», непонятно каких целей ради. Большим сюрпризом для него стало то, как Блейн разговаривал с его отцом, хотя оба прекрасно знали о том, что произошло, никто даже не собирался испытывать смущение. Курт облегченно вздохнул. Очевидно, его отец куда более снисходительно относился к их с Блейном отношениям, нежели пытался показать. Ну а Андерсон относился к этому как к самому собой разумеющемуся, и ему даже в голову не приходила идея стесняться.
- Я бы хотел прогуляться, - тем временем продолжил Блейн. Курт улыбнулся в ответ на его вопросительный взгляд.
- А не поздно ли? – Берт, конечно, не мог не притвориться суровым отцом.
- Мы побродим неподалеку. Я целый день не выходил на улицу, у меня немного кружится голова.
- Па, пожалуйста? – поддержал бойфренда Курт. Берт не был в состоянии противиться еще и сыну. Он развел руки в сторону, словно сдаваясь.
- Ладно. Чтоб вернулись не позже одиннадцати. Блейн, ты отвечаешь за моего сына.
- Пап!
- Конечно, мистер Хаммел. Верну в целости и сохранности, обещаю, - Блейн улыбнулся, а Курт, чмокнув отца в щеку, направился в коридор. Ему вслед послышался отцовский вопрос:
- Курт, мне кажется, или ты хромаешь?
Застывший на месте Курт медленно развернулся, метнул в сторону отвернувшегося Блейна гневный взгляд. Но Андерсон был слишком сосредоточен на том, чтобы не засмеяться в голос.
- Я-на-тренеровке-подвернул-ногу, - выпалил Курт. Его лицо горело от стыда. Однако Берт, к счастью, этого не заметил. В конце концов он действительно не знал, что происходит между двумя парнями, когда они остаются наедине.
- Поосторожнее там. Если что, сходи к доктору, - совершенно искренне посоветовал отец.
- Угу, конечно, - пробурчал себе под нос Курт и поскорее вылетел из гостиной. Блейн, успевший прийти в себя к тому моменту, как Берт снова обратил на него свое внимание, улыбнувшись, произнес:
- Я позабочусь о нем, сэр.
И в этих словах смысла было гораздо больше, чем могло показаться на первый взгляд. Берт долго смотрел Блейну в глаза, проверяя того на стойкость, и Андерсон не посмел даже моргнуть, будто бы в этом молчаливом договоре была какая-то особая важность. Когда Берт медленно кивнул, Блейн кивнул в ответ и вышел в коридор, где прождав Курта еще минут пятнадцать, силой заставил его нацепить шапку, угрожая страшными последствия. Затем они, смеясь и шутя, завязали друг другу шарфы и, наконец, вышли за порог дома, растворившись в холодной ночи. Берт еще несколько минут смотрел парням вслед. И на сердце его было неспокойно.

***
Холодный воздух морозил кожу и заставлял ежиться от холода. Однако идти быстро Курт просто не мог, и Блейн, обняв его за плечи, плелся рядом. Изо рта то и дело вырывался легкий пар, и Блейн похвалил себя за то, что заставил Курта одеться потеплее. Они никуда не спешили, просто шли, куда глаза глядят, и некоторое время молча смотрели по сторонам. Уже горели фонари, потому что солнце давно зашло, и на дороге то и дело блестели фары. Редкие прохожие спешили по домам в этот неуютный вечер, некоторые из них, особенно внимательные, недоуменно смотрели на идущих в обнимку парней. Курту было комфортно, несмотря ни на что. Все шло своим чередом, как надо, и он ощущал редкое умиротворение, словно, в одночасье решил сотню проблем. Так оно, в общем-то, и было. Когда Курт думал о подошедшей к концу неделе, то невольно оглядывался назад, на месяц раньше, потом на два. Все стало на свои места, все было хорошо. Банально, но вряд ли кто мог с этим поспорить. Курт решил, что это достойное завершение года. Во всяком случае, он это заслужил. Они с Блейном оба заслужили.
- Так, как ты будешь праздновать Рождество? – поинтересовался Курт в ответ на собственные мысли.
- М? В смысле, как?
- Ты ведь помирился с семьей. Я подумал, возможно, ты захочешь встретить праздник дома.
- Я надеюсь убить двух зайцев одним ударом, - улыбнулся Блейн.
- Ты хочешь везде успеть?
- Да.
- Я так счастлив за тебя, - Курт звонко чмокнул парня в щеку. – Когда твой первый поход к психологу?
- О, ну это уже после праздников. На каникулах. Может, третьего числа. Или пятого. Пока не знаю.
- Веди себя там хорошо.
- Я всегда веду себя хорошо.
- Не опускай колких шуточек.
- Я не… ладно, ладно, буду вести себя хорошо, - Блейн вздохнул, посмотрев на суровое лицо Курта, которое мигом просветлело после данного обещания.
- Это был замечательный день, - сказал вдруг Курт. – Спасибо.
- За что ты меня благодаришь, глупый? Я должен это делать.
Курт помотал головой из стороны в сторону, хихикая себе под нос в ответ на попытку Блейна его поцеловать. Все-таки сжалился, и на короткий миг парни слились в поцелуе. Затем продолжили болтать о всяческих вещах, в основном о глупостях, потому что оба были настроены слишком легкомысленно из-за недавнего свидания и казались друг другу самыми счастливыми людьми на земле. Сами того не замечая, парни прошло один или два квартала, оказавшись неподалеку от МакКингли и потратив около часа на долгий путь. Курт чихнул и втянул голову в плечи, пытаясь поглубже засунуть руки в карманы, что не укрылось от Блейна.
- Замерзли? Давай сюда.
С замирающим сердцем Курт смотрел, как Блейн, взяв его ладони в свои собственные, целует их и пытается отогреть горячим дыханием. Блейн любил так делать. И каждый раз, когда это происходило, Курт думал о том, что, наверное, вот из таких вот искренних теплых моментов и состоят любые серьезные отношения. Что в этих моментах, в общем-то, и вся суть. В прическе Блейна после сна, например. Или в традиционном поцелуе на лестнице. В фотографии на холодильнике. В запахе шампуня Андерсона. Яблочном. В том, что Курт ждет смски от Блейна каждый раз, когда тот приезжает и уезжает из клуба, в котором работает. И неважно, сколько на часах времени, потому что Курт все равно не сможет заснуть, пока не убедится в том, что его парень в порядке. В том, как Блейн обязательно открывает перед Куртом дверь, не просто строя из себя джентльмена, но являясь им на самом деле. В том, что Блейн может смеяться над своим забавным и наивным Крутом, но не позволяет этого делать другим и всегда встает на его сторону, потому что без лишней лести или притворства действительно считает Курта самым лучшим. Во всем. И в том, что Курт только с Андерсоном чувствует себя особенным, и только с Андерсоном этот факт не требует никаких доказательств.
- Что? – Блейн улыбнулся уголками рта, подняв на Курта глаза.
- Ничего. Просто люблю тебя.
- Мне несказанно повезло, что мне это говорит сам Курт Хаммел, - мягко произнес Блейн в ответ. Он хотел добавить что-то еще, что-то столь же ласковое и подходящее к случаю, но не успел, потому что разговор оборвался из-за чужой фразы, прозвучавшей выстрелом в ночной тишине:
- Посмотрите-ка, кто у нас здесь!
Курт прищурился, пытаясь понять, кому принадлежит грубый голос. Из темноты под свет фонаря вышел парень, в котором Курт с легкостью узнал одного из футбольной команды, Джонатана. Блейн с ним знаком не был. Курт же успел познакомиться с громилой в тот короткий период, когда был подающим. Джонатан был задирой, какого еще поискать, наглым, резким парнем, который, пожалуй, в любой момент своими руками готов был разделаться с «педиком Хаммелом». И только Финн и еще парочка хористов всегда стояли у него на пути. Сегодня между ним и Куртом был только Блейн. Курта пробрал легкий озноб. Однако когда вслед за Джонатаном из темноты вышли еще три или четыре человека, Курту стало совсем нехорошо. Группа подростков, именуемая себя «Грозные псы», несмотря на свое жутко идиотское, по мнению Курта, название, имела крайне нехорошую репутацию. Некоторых из этих парней Курт знал, того же Джонатана и Эрика из МакКингли, других видел впервые. Однако инстинкт самосохранения, выработанный до автоматизма за эти годы, бил тревогу, отчаянно пытаясь заставить Курта сию же секунду сорваться с места и убежать. Чертов разум и холодное самообладание, которые были развиты ничуть не меньше, не позволили Хаммелу этого сделать. Курт опустил руки, продолжая одной держаться за Блейна, и наклонился к уху своего парня.
- Блейн, нам лучше уйти. Хотя нет. Нам лучше уносить ноги, я знаю их. Эта свора доставляет немалые неприятности всему району, нам точно не поздоровиться, если мы сейчас же не уйдем.
- Согласен, как никогда.
- О чем шепчетесь, голубки? Может, поделитесь? Джонатан тоже хочет знать, - ухмыльнулся парень, медленно двинувшись вперед. Курт и Блейн невольно отступили назад. Курт мысленно молился, чтобы они поскорее прошли фонарь. Это помогло бы им скрыться и дало бы шанс на благоприятный исход.
- Ну, и чего молчим? Может, поздороваемся, Хаммел? Все-таки, в одной футбольной команде играли. Ты своей прекрасной задницей выиграл нам игру, помнишь?
Послышался нестройный гогот, и Курт вспыхнул от злости. Блейн не успел его остановить.
- Спасибо за комплимент, Уолкер, всегда знал, что ты у нас особенный ценитель мужских задниц.
Блейн одернул его слишком поздно, и Курт лишь спустя мгновение успел осознать, что он сказал.
- Ай-яй-яй. Хаммел, я думал, ты у нас воспитанный мальчик. Воспитанные мальчики так не огрызаются. Мартин, что бывает с теми, кто смеет нам огрызаться?
Стоящий в двух шагах от Уолкера парень нехорошо прищурился и ударил кулаком раскрытую ладонь. Почему-то в один миг стало очень жарко. И дышать было тяжело. От этих парней исходила молчаливая угроза, такая сильная, что Курт едва мог пошевелиться. Джонатан подошел к Курту впритык, ткнул пальцем в его грудь и нарочито медленно произнес:
- Как удачно, что мы сегодня здесь встретились, не так ли?
- Не трогай его, - зарычал не своим голосом Блейн, отталкивая от Курта руку Джонатана и становясь между ними.
- Блейн, не надо…
- Верно, Блейн, не надо, - передразнил его Джонатан. – Кажется, вы торопитесь? Мы приглашаем вас на свою вечеринку, и отказ нас очень-очень огорчит. А для тебя, Хаммел, всегда найдется вип-местечко.
Парни подошли слишком близко, и в этот момент Блейн и Курт, словно по команде, развернулись на сто восемьдесят градусов и…. застыли на месте, словно загипнотизированные. За их спинами, как оказалось, стояло еще несколько человек. И мало-помалу они взяли держащихся за руки Курта и Блейна в круг. Пять, шесть, семь, восемь… Курт насчитал восьмерых парней, хотя их явно было больше - некоторые стояли в тени, друг за другом, и были видны лишь их силуэты. Курт чувствовал, как Блейн сжимает его ладонь. Его самого уже немного трясло. Паника накрыла его с головой, не давая дышать и смотреть по сторонам. Глаза слезились. И лишь осознание, что Блейн рядом, все еще не давало окончательно сойти с ума от страха. Он продолжал растерянно оглядываться по сторонам, пытаясь что-то придумать, ну хоть что-нибудь, но с каждой секундой круг становился все теснее, а шансов на спасение все меньше. И Блейн, и Курт осознавали в полной мере, что в данной ситуации молчаливая поддержка – это единственное, чем они могут друг другу помочь. Потому что вряд ли на этот раз им удастся выйти сухим из воды.
- Хаммел, может, потанцуем? – снова послышался голос главного заводилы. Чужая ладонь мазнула его по щеке, и Блейн снова рванулся вперед, стремясь защитить свою половинку, но на этот раз Курту удалось его вовремя остановить. Он не выпускал его ладонь и потянул парня обратно. Ему становилось плохо лишь от одной мысли, что Блейн уйдет хотя бы на пару метров.
- Уууу. Парни, у нас тут кое-кто очень смелый.
Снова противный гогот, Курт невольно всхлипнул, пытаясь собрать остатки самообладания в кучу.
- Так, что ты мне сделаешь, если я трону твоего драгоценного Хаммела? Ну, например, если я его слегка пообнимаю? Совсем чуть-чуть. Может, я даже ему ничего не сломаю.
Кто-то хлопнул рукой по заднице Курта, заставив его вздрогнуть, и это стало последней каплей. Выведенный из себя Блейн ринулся на обидчика под раздавшийся свист. Джонатан успел вовремя отскочить в сторону, и Блейн угодил в руки двух парней.
- Отпустите его! – крикнул Курт, а спустя мгновение его и самого схватили в охапку. Он попытался вырваться, но тягаться по силе с хулиганами было бесполезным занятием. Он ощутил, как крепко сжимают пальцы его плечи, и почувствовал ужасающую слабость в ногах. Блейн был в метрах трех от него, такой же растерянный, но гораздо более сердитый. Он ловко вырвался на мгновение, успел заехать кулаком в лицо Джонатана, пытающемуся поставить ему подножку. Парни гурьбой накинулись на него со всех сторон, и кто-то ударил Блейна в живот, заставив его согнуться пополам. Он бы наверняка упал, если бы его не подхватили. У Курта невольно врывался отчаянно-протестующий крик.
- Какой шустрый, - Джонатан вытер выступившую на разбитой губе кровь. – Держите его крепче, пока с этим будет возиться.
Внутри Блейна все похолодело от этих слов, хотя он по-прежнему боролся с волнами боли, накатывающими на его сознание. Он поднял голову, рванулся вперед, но сил не хватило, или, возможно, держали его куда крепче, чем поначалу. Курт с упрямой злостью смотрел на приближающегося к нему футболиста, и Блейн знал, что этот взгляд вряд ли изменится. Не сейчас, когда речь шла уже не о собственной безопасности, а о чувстве собственного достоинства.
- Зачем он вам? Отпустите его, - взмолился Блейн. Ему было плевать, покажется ли он трусом, он просто пытался выкрутиться. Или потянуть время. Он молил о том, чтобы кто-то прошел мимо и увидел творящийся беспредел. Или чтобы рядом случайно остановилось такси, ведь неподалеку были жилые дома. Он хотел сделать хоть что-то из того, что мог. Но его попытку проигнорировали. При первом ударе Блейн зажмурился. При втором распахнул глаза и больше их не закрывал. Он не мог отвернуться. Не потому что ему не позволили бы, а потому что Курт смотрел прямо на него. И пока отморозки из «Грозных псов» оставляли на нем следы ударов, один за другим, он продолжал смотреть, словно эта призрачная связь с Блейном делала его сильнее и помогала устоять. Блейн видел всю это боль на его бледном лице. Нахмуренные брови, сжатые челюсти, и все его мужество, сосредоточенное на одном – не издать ни звука. Как ни старались громилы выбить из него крик или просьбу о пощаде, Курт Хаммел, не изменяя себе, не желал проигрывать. Блейну казалось, он слышал, как тот со свистом втягивает воздух, а затем приоткрывает рот, чтобы прокашляться. С распахнутыми от ужаса глазами он заметил капельки крови, стекающие по его лицу и падающие прямо на утоптанную траву. Даже когда Курт рухнул на землю, а его вновь заставили подняться на ноги, даже когда кто-то начал опускать грязные шуточки, даже когда ручейки крови заливали ему глаза и губы, он все равно молчал. Лишь однажды он слабо застонал. В этот момент Блейн мог поклясться, что слышал неприятный хруст. Курта уже не было видно за спинами развлекающихся громил, и эта яркая, отвратительная картина стояла перед глазами Блейна, несмотря на то, что его глаза были наполнены слезами. Ему казалось, что он плачет вместо Курта. И он вместо Курта кричал. Он умолял их остановиться. Он пытался их образумить, пытался надавить на жалость, но тщетно. Эти ублюдки, словно в состоянии аффекта, продолжали творить свое черное дело, не обращая внимания на рвущегося к Курту Андерсона.
Это продолжалось до ужаса долго. Мучительно долго. В какой-то миг Блейн замер, пытаясь расслышать дыхание Курта. Его голова закружилась, потому что он не смог, и он упустил тот момент, когда все неожиданно закончилось. Он не знал, что произошло и почему. Послышались крики со стороны, выстрелы, парни в один миг разбежались в стороны, бросая безвольное тело своей жертвы на землю. Кто-то вопил, где-то слышался звук очередного столкновения, но Блейну было все равно. Получив долгожданную свободу, он на негнущихся ногах метнулся к Курту и дрожащими руками уложил парня себе на колени. Веки Курта подрагивали, но глаза были закрыты. Блейн, судорожно вздохнул, наклонился ниже в надежде ощутить дыхание.
- Как он? – женский голос переместился ближе. Кто эта женщина? Что она здесь делает? Почему помогает? Эти вопросы улетучились так же быстро, как и оказались в голове. Блейн, заливаясь слезами, отчаянно тряс Курта, будто надеялся, что-то тот неожиданно поднимется, скажет, что это розыгрыш, и они, держась за руки, вернутся домой. Но Курт молчал. Его рот был чуть приоткрыт. Он дышал, но так слабо, что, казалось, еще секунда, и перестанет. Из его горла пару раз вырвался болезненный хрип. Его голова упала на бок, растрепанные волосы, кое-где свалявшиеся и запачканные кровью, прикрывали мокрый лоб и белое, как бумага, лицо. Рассеченная бровь, бордовые следы, цепочкой красовавшиеся на щеках и около глаз, порванная губа, а ниже – шея и уши, везде была кровь. Даже на шарфе, который давно развязался и теперь свисал, утопая в грязи, и ворот пальто. Блейн с охватившим его ужасом посмотрел на собственные руки и хаотично вытер их о бока своей куртки.
- Он без сознания, - прошептал он, борясь с берущей его в оборот истерикой. – Без сознания.
Сглотнув подступивший к горлу комок, принялся рыться в карманах в поисках телефона. На миг из Блейна врывалось короткое рыдание, и он замотал головой, вспомнив, что не догадался взять с собой сотовый, оставив его в доме Хаммелов.
- Вызовите скорую. Пожалуйста, вызовите скорую!
- Скорую! – отозвалась женщина, и это слово отозвалось эхом другими голосами.
- Здравствуйте, срочно нужен врач, уличная драка, парень без сознания, улица….
С гулко бьющимся сердцем Блейн прижимал к себе неподвижного Курта, который был больше похож на собственную тень, нежели на самого себя. Голос Блейна дрожал, как и руки, и парень продолжал повторять в окружившей его звенящей тишине свою молитву:
- Все будет хорошо, Курт, все будет хорошо, только держись, пожалуйста, держись…

@темы: Glee, Klaine, R, Sexual Education, fanfiction

URL
   

Oh my Grilled Cheesus!

главная