21:44 

Sexual education (Klaine, R). Глава 13.

Romanastasia
There's nothing more badass than being yourself (c)


Название: Sexual education.
Автор: Romashka.
Рейтинг: R.
Размер: макси.
Пейринг: Klaine.
Жанр: romance, humour.
Предупреждения: sex.
Статус: закончен.
Дисклеймер: все райано-мерфиевское, и никак иначе.
Аннотация: Курт и Блейн готовы преодолеть новую ступень в их отношениях. Для этого Блейн берется за сексуальное воспитание своего бойфренда. Однако прежде чем они дойдут до самого главного, им придется не раз доказать свою любовь, сталкиваясь с серьезными проблемами в лице родителей, школьных друзей и собственных принципов.
Размещение: с разрешения автора + шапка.

Глава 13.

- На скользкий путь ступил ты, друг мой, - Курт весело передразнил мастера Йоду и одарил Сэма широкой ухмылкой. – Нет, правда. Это сложнее, чем тебе кажется. Это практически «Миссия невыполнима» на музыкальный манер.
- Я должен это сделать.
- Послушай, Сэм. Это же Мерседес, а не Рейчел. Она не растает от одной заурядной песенки, - Курт постарался образумить друга и снова повернулся к Блейну, надеясь на его поддержку. Но Андерсон, старательно пряча улыбку, сосредоточенно жевал свою картошку фри.
- А это будет не заурядная песенка. И не одна. И ты должен мне помочь организовать все это.
- Конечно. Когда я не буду учиться, сидеть с отстающими, отплясывать с чирлидерашами, репетировать мюзикл и готовиться к региональным, я тебе обязательно помогу, - съязвил Курт, однако все понимали, что в его словах нет ни капли лжи.
- Ну, Курт, - Сэм печально вздохнул и проснувшийся неожиданно Блейн последовал его примеру.
- Давай поможем Сэму. В конце концов, он твой друг. Как и Мерседес. Я могу попросить Фиггинса посидеть с отстающими вместо тебя. И, кстати, тебе давно пора завязывать с чирлидингом, ты после него выглядишь как спаржа.
- Причем тут спаржа? - не понял Курт. Блейн неопределенно пожал плечами.
- Такой же зеленый, разваливающийся на части и невкусный.
Сэм закашлялся, подавившись от смеха своим сэндвичем, и пристыжено отпустил глаза, когда Курт вскинул бровь. Замечание о «невкусном» Хаммел пропустил мимо ушей, с действительностью оно явно не совпадало. Судя по традиционным вечерним поцелуям в кровати, Курт казался Блейну наивкуснейшим деликатесным блюдом. Доказательством аппетитов Блейна служили многочисленные шарфики, которые большую часть времени скрывали под собой покрытую засосами шею довольного Хаммела. По прошествии полугода их поцелуи медленно превратились из целомудренных в почти развратные, сопровождающиеся пока невинными, но все-таки ласками. И хотя для Курта было странно воспринимать их, как нечто само собой разумеющееся, ему это нравилось. Сама мысль о том, что он может с кем-то делиться такими интимными моментами была почти священной, и мало-помалу страх перед большей близостью сходил на нет. Особенно когда Блейн нежно и так по-особенному шептал ему всякие комплименты, целуя в шею… Моргнув пару раз, чтобы избавиться от возникших перед глазами романтических картинок, Курт понял, что на него пристально смотрят двое парней. Брови Сэма поползли вверх, а Блейн не скрывал коварной ухмылочки, словно знал, о чем думает его парень. Курт кашлянул, сложил руки на столе и попытался вспомнить, о чем говорил Эванс, пока он сам витал в облаках.
- Эммм…. Да... Да? – на всякий случай уточнил он, и Сэм облегченно вздохнул.
- Спасибо, Курт, ты настоящий друг.
- Стоп. Я только что согласился? – уточнил тот, повернувшись к Блейну. Андерсон драматично закатил глаза, что Курт с легкостью расценил как «да».
- Вот черт. Ладно. Блейн, ты после этого урока немедленно идешь к Фиггинсу и просишь, чтобы он отдал тебе часть моих отстающих, - произнес Курт тоном, не терпящим возражений. Плечи Блейна опустились, и настала его очередь обиженно коситься на хихикающего Сэма.
- Я же пошутил, - растерянно ответил Андерсон.
- А я нет. И вообще, тебе нужна была работа?
- Да, но у меня уже есть…
- Вот будет еще одна, скажи спасибо.
- Спасибо, - печально отозвался Блейн. Сэму на этот раз даже удалось вполне правдоподобно замаскировать смех под кашель.
- Блейн, сегодня твоя очередь покупать коку и гамбургеры. Мне два, - проговорил он, избежав неловкой паузы.
- А мне еще мокко. Спать хочется невыносимо.
- Окей, - сунув в рот лист салата, Блейн собрал протянутые деньги и, громко отодвинув стул, направился к очереди в кафетерий. По пути ему удалось ловко обогнуть нескольких футболистов, опустив пару неприличных шуточек в их сторону, кивнуть новым знакомым и подмигнуть группе чирлидерш. Те кокетливо заулыбались. Курт смотрел на это все, качая головой и барабаня пальцами по столу.
- Он всегда такой? – Сэм повертел своей светлой головой.
- Практически да.
С губ Курта не сходила улыбка, пока он наблюдал за тем, как Блейн, дожидаясь свой очереди, приплясывал на месте, что-то напевая себе под нос. Его кудри были все такими же аккуратно зачесанными и примятыми, но геля в них было на порядок меньше, чем раньше. Очевидно, случайный разговор в коридоре с несравненной Сью не прошел даром. Темно-синие джинсы, рубашка в клеточку и чуть мятая бардовая кофта, та самая, в которой Блейн был на вечеринке у Рейчел. Странно, но у Курта даже мысли не возникало одеть своего парня по своему подобию. Наверное, такой вот растрепанный и простой Блейн нравился ему куда больше. А может, Курту просто не нужны были конкуренты на звание самого большого модника МакКингли. Пока Курт не отрывал взгляда от Андерсона, Сэм пристально смотрел на Курта. Отодвинув в сторону поднос, он сложил руки на столе и склонил голову.
- Ты счастлив?
- М?
Вопрос был слишком неожиданным, чтобы можно было ответить так просто. Курт чуть нахмурил брови и постарался прислушаться к своему сердце. И правда, а счастлив он? Если бы только не одно грызущее изнутри его чувство…
- Практически да, - повторил Курт не очень уверенно.
- А почему не просто да?
Но на этот раз Курт не собирался отвечать. Сэм чуть пожал плечами, словно соглашаясь с позицией Курта, и наклонился ниже.
- Я хотел с тобой кое-что обсудить, пока Блейна нет рядом.
- Слушаю.
- Я правда хочу быть с Мерседес. И я готов рассказать ей все.
- Ты и так уже ей все рассказал, а она тебя так и не простила, - заметил Курт, на мгновение отрываясь от созерцания своего суженного. Сэм качнул головой.
- Нет, Курт. Я имею ввиду, совсем все.
Курт не был уверен, что понял правильно намек, но настойчивый взгляд Сэма развеял его сомнения. Курт тревожно облизал губы.
- Ты самоубийца. Ты хочешь рассказать ей о поцелуе? Сэм, разозленная Мерседес – это торнадо. Она убьет тебя, потом меня, и правильно, между прочим, сделает.
- Я рассчитывал на другой ответ, - Сэм подпер лицо кулаком, но взгляд его оставался все таким же твердым. – Ты даже от лучшей подруги будешь это утаивать? Курт, это нечестно. Если любишь кого-то, значит, должен быть честным, разве нет? Это ведь ничего не значило.
- Вот именно, - Курт сердито хлопнул ладонью по столу и понизил голос, когда школьники за соседними столами начали оборачиваться. – Поэтому и не стоит поднимать панику. Ничего не было, и все.
- Курт, я тебя не узнаю. Ты ведь сама честность, а теперь ведешь себя, как последний трус. Если натворил что-то, так имей совесть хотя бы взять на себя ответственность!
- Ответственность? Напомнить, кто полез ко мне с поцелуем? – возмутился Хаммел-младший.
- Да-да, я, и я не собираюсь это отрицать. И вообще, я надеялся на твою поддержку. Я надеялся, что ты со мной согласишься и тоже расскажешь Блейну.
Курт отвел глаза в сторону и вздохнул.
- Нет, Сэм, я не могу.
- Не можешь или не хочешь? Почему?
- Я не…
- Это так странно, что я здесь уже почти месяц. Эти дни пролетели так быстро, что я и не заметил, - жизнерадостно, впрочем, как всегда, произнес Блейн, плюхаясь на сиденье рядом с Куртом и ставя на стол поднос с едой. – Все оказалось не так уж и страшно.
- Ну, да, нестрашно. Тебя одиннадцать раз обливали слашем. Четыре раза они промахнулись, потому что ты всегда смотришь по сторонам и выглядываешь из-за угла, прежде чем повернуть. А остальные семь раз все заканчивались дракой или взаимными оскорблениями, а потом дракой, - фыркнул Курт.
- Жизнь прекрасна, - Блейн одарил парней ослепительной улыбкой. – О чем вы тут болтали?
- Обсуждали мое выступление для Мерседес, - нашелся Сэм, когда Курт, поджав губы, промолчал.
- Ну и? Что надумали?
Пока Сэм напропалую импровизировал, Курт, прищурившись, искоса поглядывал на улыбающегося Блейна, стараясь выглядеть не слишком хмуро. Однако в противовес к его спокойному выражению лица, Курта одолевали тяжелые сомнения, а хорошее настроение резко ушло в минус.

***
Барт Хаммел взял протянутую Куртом сумку, нацепил кепку на голову, проверил наличие ключей от машины, и послушно подставил щеку, чтобы Курт чмокнул отца на прощание.
- Так. Телефон у меня с собой. Если что, звоните.
- Мама же остается в городе, - напомнил Финн. Барт задумчиво пожевал губу.
- Ну и что? На всякий случай, - кивнул он и махнул рукой появившемуся из-за угла Блейну, который сосредоточенно что-то записывал в свой блокнот.
- Такое ощущение, что у меня появился третий сын, - заметил задумчиво Барт. Курт с Финном недоуменно переглянулись, пытаясь сдержать смех, а Блейну срочно пришлось прокашляться.
- При всем моем уважении к вам, сэр, я бы не хотел быть вашим сыном, - Блейн многозначительно глянул на Курта. – Кстати, это хорошо или плохо?
- Я еще не определился, приятель, так что, веди себя прилично, - улыбнувшись, произнес Барт. Блейн, моргнув, решил ретироваться обратно на кухню, а Барт, еще раз махнув рукой, вышел из дому.
- Так странно, что он уезжает один, - пробурчал Курт, выглядывая в окно. – Надеюсь, с ним все будет в порядке.
- Он едет к другу, что может случиться?
- Финн, можно я не буду перечислять все, что с ним может случиться?
- Можно, - добродушно отозвался квотербек и оглянулся через плечо. Блейн снова выполз из кухни.
- Мне теперь это фраза про сына в кошмарах сниться будет, - пожаловался он.
- Брось, я почти на сто процентов уверен, что это хороший знак.
- А ты, Курт?
- На девяносто девять. С половиной.
Поставив жирную точку в конце предложения, Блейн улыбнулся и снова исчез, на этот раз в гостиной.
- Финн, - уперев руки в бока, Курт уставился на брата долгим пристальным взглядом, заставив того поднять обе брови и принять крайне непонимающий вид. Через секунду-другую непонимающий вид плавно перетек в вид понимающий, и Финн вздохнул.
- Мне лучше уйти?
- Поздравляю. К девятнадцати годам ты, наконец, научился понимать намеки.
- Ладно. Дай мне двадцать баксов, и я уйду.
- Финн!
- Ну как хочешь, - пожал плечами Хадсон и, ухмыльнувшись, направился вслед за Блейном. Курт, возмущенно фыркнув, шел попятам.
- Как ты смеешь требовать у брата денег?
- Я не требую, - весело отозвался Финн, плюхаясь на диван. Блейн кинул ему пульт от телевизора и вновь замер, размышляя над исписанным листком бумаги. Курт тем временем сердито топтался на месте. – Я предлагаю взаимовыгодный обмен.
- И как ты только такое слово-то выучил?
- Говори, что хочешь, я не уйду, пока ты мне не дашь двадцатку.
- К… Кто тебя этому научил? – Курт потрясенно всплеснул руками.
- Пак.
- Я его убью.
- Тогда тридцатку.
Где-то за спиной Курта послышался громкий смех, но мгновенно утих, когда Курт, сверкая глазами, развернулся на сто восемьдесят градусов.
- Прости, - Блейн шмыгнул носом и отвернулся, прикусив кулак, чтобы не рассмеяться снова.
- Поверить не могу.
Финн ухмыльнулся, когда Блейн украдкой показал ему большой палец. К счастью для обоих, Курт, вышедший из гостиной, этого не видел. Спустя мгновение он вернулся в комнату с кошельком в руках и швырнул в брата двумя купюрами. Тот с довольной улыбкой сложил их в нагрудный карман рубашки и весьма бодро поднялся на ноги.
- Шикарно, лишняя двадцатка никому не повредит. Я буду у Пака.
- Передай этой эрокезной голове привет. И не забудь сказать, что ты готов был его продать брату за десять долларов.
Когда послышался звук захлопывающейся двери, Курт фыркнул, а потом громко рассмеялся и показал недоумевающему Блейну кошелек.
- Он даже не заметил, что я дал ему его собственные двадцать баксов из его же кошелька. Боже, ну с этим точно уже ничего не поделаешь. Кстати. Мы остались одни. Можешь в это поверить? – Курт устало присел на подлокотник кресла, в котором уютно пристроился Блейн.
- С трудом.
И это была чистая правда. Теперь они проводили вместе крайне мало времени. После школы каждый отправлялся по своим делам. Один – на тренировки, потому что просто не мог отказаться от возможности поддерживать точеную фигуру, или, черт бы их побрал, на дополнительные занятия с Карофски. Другой ехал в мастерскую Хаммела-старшего и проводил там часа три-четыре каждый день. После этого парни встречались уже дома, ужинали, делали домашние задания и, после непродолжительных вечерних рандеву, снова расставались на ночь. Они могли видеться на репетициях мюзикла, но там были слишком заняты, чтобы потратить хотя бы минутку друг на друга. А пару раз в неделю Блейн оставался на новой работе в клубе, задерживаясь там, как правило, допоздна и пропуская ужин и время, отведенное на решение домашних заданий. Тогда Курт исправно делал их за Блейна и ложился спать с надеждой, что тот не попадет в какую-нибудь передрягу. Заведениям подобного рода и ошивающемуся там народу Курт не доверял.
Иногда Хаммелу-младшему казалось, что они с Блейном молодожены, которым еще не удалось приобрести своего жилья, и вынужденные некоторое время жить с родителями. Подобные романтические мысли скрашивали плохое настроение. Но Курту было сложно игнорировать простой факт. Он устал. Он никогда не был любителем всей этой активной жизни, когда можешь отдохнуть и побыть наедине с собой только во сне, поэтому его тяготило нынешнее положение вещей, хотя он тщательно старался это скрывать. Он не хотел обидеть Блейна, да и не только в нем было дело. В напряженном графике; в том, что они с Блейном не могут нормально встречаться за пределами дома, потому что у них просто нет на это времени; в чертовом Карофски, чьи комментарии все больше и больше портили настроение и, главное, не выходили из головы; в Сэме и его намерение рассказать Мерседес об их поцелуе, что могло стать настоящей проблемой…. И, снова, в том, что он просто хотел разделить свое личное пространство и время со своим парнем, зная, что никто не будет стоять за дверью, подслушивая и шпионя, или мучительно краснеть и заикаться, случайно зайдя не вовремя.
Не удивительно, что как только у парней выдался свободный час, они с обоюдного согласия решили провести его вместе. Пока Блейн сидел на кровати Курта, листая журнал, Курт летал по квартире в поиске свечей, какого-нибудь уютного пледа, диска с фильмом и другими атрибутами романтического свидания, не умолкая при этом даже тогда, когда Блейн его по определению слышать не мог, поэтому Андерсон уже даже не пытался найти хоть какой-то смысл в его словах и понять, о чем же Хаммел все-таки говорит.
- А по телевизору опять рассказывали о разрешении на однополые браки в Нью-Йорке, и там выступал президент, он что-то говорил о Конгрессе и просил...
-… оставить его дома, потому что он линяет, можешь представить? Но он не линял, это было обычное состояние… где же эта чертова свеча в виде розочки… Ах, вот. Красивая, правда? Кстати, ты знаешь миф о красных розах? Считается, что древние греки подарили белые розы Венере, и она…
-…читала Vogue, прошлогодний. Боже, и где она откапала такую древность? Мне было бы стыдно. Если бы это еще была Марион Котияр, но нет! На месте этой девушки я бы…
-…взял его в магазин, но Сэм не любит магазины, а Мерседес любит, и, боюсь, у них может возникнуть конфликт. А конфликты вечно…
- …ноют и ноют, что, видите ли, им слишком много задают! Попробовали бы они пожить моей жизнью, у них не было времени даже на то, чтобы просто расчесаться, а я успеваю два раза в день навести полный марафет и уложить волосы, и не абы как, а они ноют. Слов нет.
Блейн в сотый, кажется, раз кивнул и усилием воли подавил зевок, что не укрылось от цепкого взгляда Курта.
- Оу. Я говорю слишком много, да? Тебе уже, наверное, наскучило меня слушать?
- Н-нет, что тыыааа… - сдержать второй зевок Блейн был просто не в состоянии, и, прикрыв рот ладонью, он виновато посмотрел на Курта, но тот не выглядел сердитым.
- Прости, мы с тобой так давно не болтали просто так, что я не могу остановиться, - виновато пробормотал Хаммел.
- Если ты перестанешь метаться туда-сюда и сядешь, я помогу, - Блейн, откинувшись на подушки, похлопал рукой по цветастому покрывалу.
- Это будет что-то неприличное? – осведомился Курт, но не стал возражать и послушно забрался на постель, ложась, плечо к плечу с Андерсоном. Тот приблизил свое лицо к лицу Курта и проговорил тихим вкрадчивым голосом, от которого Курту, как правило, становилось тяжело дышать.
- Очень неприличное.
Блейн аккуратно сжал плечо Курта и прошелся кончиками пальцев по его руке. В доме стояла тишина, и стук собственного сердца Курт слышал так, будто его врубили на полную громкость. Ближе, еще ближе, сантиметр за сантиметр, без спешки и лишних нервов, теплое дыхание, прикосновение губ и… Громкая трель с первого этажа разнеслась по дому и заставила парней дружно подскочить от неожиданности, неуклюже ударившись лбами.
- Ой, мамочки, - Курт поморщился, потер несчастный лоб и мысленно пообещал убить того, кто так не вовремя заявился. Блейн непривычным для него жестом надул губы, всем своим видом показывая, как он чертовски расстроен сложившимися обстоятельствами.
- Ты обещал, что мы будем одни.
- Да, потому что отец срочно уехал к другу, который будет шафером на свадьбе родного брата, и которому нужна машина уже завтра. А если ее не будет, невеста точно его сживет со свету. А Кэрол пообещала, что придет не раньше десяти, она встречается со своими старыми школьными подругами. Они не виделись сто лет, и она будет слишком занята. Это Финн, стопроцентно Финн, вернулся за ключами, он их вечно забывает, ну как так можно, - защебетал со скоростью света Курт под мелодичный звон. Блейн, вздохнув, ткнул пальцем в сторону двери.
- Может, откроешь? Я здесь, все-таки, не хозяин.
- Да, конечно, - вздохнул Хаммел-младший и исчез за дверью. На лестнице он уже настраивался на то, чтобы устроить Финну грандиозную взбучку, и с каждым шагом, приближающим его к двери, эта решимость лишь крепла. Наконец, совершенно сердитый Курт рывком открыл дверь, тараторя заранее прокученную в голове пламенную речь.
- Черт возьми, ты, неужели сложно остав…. – Курт круглыми глазами смотрел на стоявшего на пороге мужчину, который отвечал ему точно таким же взглядом.
- Эмм… Извините, я думал, это б-брат…. – запнулся Хаммел на полуслове, нахмурив вдруг брови и решив, что отец Блейна не заслуживает извинений. – Что вы здесь делаете? Если вы ищете Блейна, я не знаю где он, так что советую отправляться по своим делам и не трогать мою семью.
Сунув вперед свой ботинок, мистер Андерсон не дал Курту возможности захлопнуть дверь. И Курт окинул мужчину таким яростным взглядом, что было вообще удивительно, как тот не превратился в кучку пепла.
- Я знаю, что Блейн здесь.
- Вы предполагаете, что Блейн здесь, - пропыхтел Курт, пытаясь побороть свое желание сломать этому отвратительному гомофобу ногу. «Ты хороший человек, Курт, хороший! А хорошие люди не ломают другим людям ноги… Правда ведь?...», - но его здесь нет. Оставьте меня в покое.
- Твой отец сказал, что Блейн здесь. Я склонен ему верить.
Изумление Курта было столь велико, что он невольно навалился всем телом на дверь, и та качнулась в сторону. Избежал падения Курт чудом, но на всякие мелкие неприятности сейчас ему было плевать.
- ЧТО?
- Я хочу поговорить с сыном.
- Н-нет! Вы правда думаете, что я вам позволю? Вы доставили ему столько проблем. Он ушел из дому из-за вас, остался без средств к существованию, вы вообще представляете, какого ему было? А теперь вы тут приходите и «Ах, я хочу поговорить со своим сыном»! Вы войдете сюда, только если сам Блейн захочет, а он не захочет, уж поверьте, - прорычал Курт не своим голосом. Ему было так обидно за Блейна, так чертовски обидно, что он готов был придушить его отца собственными руками.
- Я просто хочу поговорить, и только. У меня есть на это право. Если тебя это переубедит, могу обещать, что не стану тащить его домой силой или принуждать к чему-либо, - вкрадчиво произнес мистер Андерсон, не сводя с Курта пристального взгляда. Курт прищурился и качнул головой.– Просто поговорить.
- В любом случае, вы и не сможете. Блейн уже совершеннолетний и имеет право поступать так, как пожелает нужным, - заявил самоуверенно Курт, даже не думая двинуться с места. – Почему мой отец сказал вам, где Блейн?
- Это же очевидно. Он ведь тоже отец, как и я.
Курт, нахмурившись, пару мгновений смотрел на мужчину, не сводя с него настороженного оценивающего взгляда. К его чести того, Андерсон-старший выдержал этот взгляд уверенно, умудрившись даже ни разу не моргнуть. И в этот момент уверенность Курта пошатнулась. Когда он подумал о своем собственном отце, он почему-то увидел мистера Андерсона в новом свете. Он обратил внимание на то, что Ричард Андерсон был на полголовы ниже, чем он сам. Что у него был такой же смешной нос, как и у Блейна. Что среди его кудрявых каштановых волос уже пробивалась седина. Лицо у мистера Андерсона было суровым, как у коршуна. Сдвинутые брови нависали над глазами, скрывающимися за очками в дорогой оправе. Строгий костюм, наверняка сшитый на заказ, идеально сидел и был не менее идеально выглаженным. А сам мистер Андерсон стоял в совсем не свойственной для профессора позе – расставив ноги на ширине плеч и заведя руки за спину, что явно говорило о долгой службе в армии. А потом Курт мысленно перенесся к Блейну. К вечно радующемуся, улыбчивому Блейну, который при всей своей детской непосредственности любил мюзиклы, танцы, журнал Vogue, а пижонские бабочки предпочитал галстукам. И возник вполне естественный вопрос – а кому из них пришлось тяжелее? А что насчет Хамелла-старшего? Если тот практически позволил Ричарду Андерсону увидеться с сыном, то мог ли Курт пойти против воли своего отца, которому всегда безоговорочно доверял?
- Ладно. Можете поговорить с ним. Но я имею право выгнать вас в любой момент, - на всякий случай пригрозил Курт. - Советую быть осторожнее в высказываниях.
Как ни странно, Курт услышал тихий вздох облегчения и удивленно повел бровью. Неужели мистер Андерсон так беспокоился о том, что Курт его не впустит?
- Даю слово.
Курт фыркнул, очень недоверчиво, но от комментария сдержался. С неохотой пропустил мужчину вперед себя, закрыл дверь, подошел к лестнице и, подняв голову, мысленно загадал желание. Хоть бы все прошло хорошо. Потому что Курт, к сожалению, знал, что такое плохо в семье Андерсонов. И он мог представить реакцию Блейна на вторжение своего отца на территорию, которая ранее казалась абсолютно безопасной. Ко всему прочему, Курт до конца не был уверен, что поступает правильно, но чувствовал, что должен это сделать.
- Блейн!
Крик Курта затих так же быстро, как и раздался, и через мгновение кучерявая голова появилась над пролетом.
- Ну, чего? Финн уже ушел? Нет? Мы когда-нибудь в этом доме останемся вдвоем? – пробурчал он. А Курт прикусил нижнюю губу, собираясь с духом.
- Ты не мог бы спуститься?
- Мм? Что такое? Что-то не так? – в голосе Блейна отчетливо слышалась тревога, потому что он мог видеть напряженное лицо Курта, его твердый взгляд и поджатые губы, и это Блейну совсем не нравилось. Он знал это выражение. У Курта было такое же лицо, когда они встретились впервые. Когда умер Паваротти. Когда Курт пришел в Далтон, требуя от Блейна правды. Это лицо у него было каждый раз, когда он о чем-то сильно переживал.
- Просто спустись.
Без лишних слов Блейн слетел по лестнице вниз. И когда его взгляд наткнулся на стоящего в коридоре отца, то Курт явственно ощутил страшную панику. Блейн сжал ладони в кулаки, судорожно, хоть и тихо вздохнул. Едва заметно покачнулся, словно желая сбежать. Курту хотелось бы не видеть этого. Потому что видеть Блейна таким беззащитным было чертовски больно. Но он не посмел уйти или отступить. Лишь подошел к Блейну ближе, словно невольно пытаясь его отгородить от стоявшего неподалеку напряженного мужчины.
- Что… Что ты здесь делаешь? – голос Блейна был настолько ледяным и колким, что Курт не сразу понял, кто это произнес.
- Я пришел поговорить.
- Нечего тебе здесь делать.
- Блейн, пожалуйста, - было видно, что мистер Андерсон усилием воли старается быть вежливым.
- Курт, какого черта? – наверное, Блейн сейчас чувствовал себя преданным, видя перед собой человека, которого пожелал бы не видеть. Курт открыл рот, пытаясь что-то сказать в свое оправдание, потом чертыхнулся, схватил Блейна за руку и оттащил в сторону.
- Просто сделай это, - прошептал он, Блейн недоуменно покачал головой.
- Как ты…
- Мой отец позволил ему сюда прийти. Ты понимаешь это? Он бы ни за что не позволил ему, если бы не был уверен в том, что делает. Потому что он любит меня и, несмотря ни на что, ему нравишься ты.
- В прошлый раз, когда мой отец заявился…
- Да, я знаю. Но тогда ты жил у себя дома. Ты был зависим, напуган, и тут нельзя было ничего поделать. Но сейчас ты живешь у нас, Блейн. И я тебя не отпущу ни за что, я не позволю больше обращаться с тобой так, слышишь? Ты не обязан говорить со своим отцом, слушать его, но тебе может стать легче. Блейн, пожалуйста. Это может быть первым шагом на пути к примирению.
- Он меня… Примирение? Курт, это…
- Это возможность все исправить. Блейн, я тебя не заставляю, я тебя прошу. Ты в любую секунду можешь потребовать, чтобы он ушел. И если что-то пойдет не так, если он будет груб или попытается на тебя надавить, я просто позвоню в полицию.
- Ты и правда готов это сделать? – неуверенно пробормотал Блейн. Курт ободряюще ему улыбнулся.
- Конечно. Я же тебя люблю.
- Так нечестно говорить такое сейчас, - Блейн вздохнул, и Курт положил ладонь ему на плечо, зная, насколько важными для Блейна являются такие прикосновения – легкие, аккуратные, дружеские. – Ладно. Ради тебя ладно.
- Не надо делать это ради меня. Сделай это ради себя. Хорошо?
Блейн кивнул в ответ, неловко поднимая глаза и не двигаясь с места. В холле воцарилась напряженная неуютная тишина, от которой у Курта просто волосы дыбом становились. Он чуть слышно хлопнул в ладоши, заставив обоих Андерсонов дружно вздрогнуть, и как можно более уверенно произнес:
- Ладно, я не вижу смысла стоять на пороге. Мистер Андерсон, не могли бы вы разуться? И можете пройти на кухню.
- Да, конечно.
Уже на кухне, когда мистер Андерсон присел на предложенный стул, а Курт, переведя дыхание, вышел в коридор, Блейн ринулся за ним.
- Курт, подожди. Не уходи, - отчаянно зашептал он, цепляясь за рукав рубашки своего парня.
- Блейн, я не могу остаться. Это ваше личное…
- Только не это, я не хочу оставаться с ним наедине. Я… - Блейн отвернулся, облизывая губы, словно не желая чего-то говорить, но все-таки, сказал, склонив голову и уставившись на свои ноги. – Я боюсь.
Сжав ладонь его ладонь, Курт аккуратно поцеловал его в губы.
- Я могу постоять здесь в коридоре. Около двери. Если что, я буду рядом. Пойдет?
- Да, - и после короткой паузы Блейн тихо добавил, – спасибо.
- Ты здесь в безопасности, Блейн, - напоследок произнес Курт мягким тоном и кивнул в сторону кухни. Плечи Блейна понуро опустились, но он нашел в себе силы переступить порог. Курт же прислонился к стене, стараясь быть тихим и незаметным, и скрестил пальцы на руке, уткнувшись затылком в стену. Прислушиваясь к доносившимся с кухни словам, он внимательно осматривал коридор, где присутствие Блейна чувствовалось в каждой мелочи – в его ботинках стоявших в шкафу для обуви, в его зонтике, куртке с пушистым мехом на капюшоне, в ключах от машины и списке учебников, который лежал около зеркала.
- Что тебе нужно? – голос Блейна едва заметно дрожал. Но мистер Андерсон не спешил отвечать. Курт мог себе представить, как тот оглядывается по сторонам, рассматривая незнакомое помещение, и, наверняка, натыкается взглядом на фотографию, висящую на холодильнике. Ту самую, любимую. Где они с Блейном обнимаются и смеются. Яркая, чуть смазанная фотография, сделанная незнакомой женщиной в цветастом платке на блошином рынке.
- Я знаю, что ты перевелся, - мистер Андерсон начал чуть издалека.
- Да, в МакКингли.
- К своему… К Курту?
- Да. И его брату. Они учатся в одной школе.
- И как тебе там?
- Учиться гораздо проще. Ребята в хоре очень хорошие.
- У тебя нет проблем… ни с кем?
- Нет, никаких проблем.
Курт скривился. В этом был весь Блейн, никаких проблем. Даже систематические обливания слашем ему были по душе. Поначалу Курт думал, что тот считает это своеобразным обрядом. Но Андерсон вскоре заявил, что ему просто нравится, когда его бесплатно угощают такими вкусными напитками. После этого Курт решил больше не пускаться в глубокие раздумья о поступках Блейна, поскольку это было бесполезно. Кстати, больше всего Блейну нравился апельсиновый слаш. Ну а Курт предпочитал придерживаться мнения, что любой слаш, стекающий по твоему лицу, вкусным быть не может по определению.
- Тебе здесь хорошо живется?
- Родители Курта и Финна очень добры ко мне, - с заминкой ответил Блейн. – А с Финном мы отлично ладим.
- Барт сказал, ты работаешь у него в мастерской.
- Что, исполнилась твоя заветная мечта? – горький смешок. – Да. Я должен что-то делать. Они дали мне возможность жить у себя, сидеть за их столом. Я должен что-то отдавать в ответ на это великодушное гостеприимство.
- И как долго ты планируешь… находиться здесь?
- До Рождества плюс-минус неделя. Я собираюсь снимать жилье. Курт и его друг помогли мне найти работу. Я успел накопить денег за это время, так что проблем не будет.
Три-четыре секунды молчания, за которое Курт успел глубоко вздохнуть. Рождество плюс-минус неделя? Он и не думал, что это произойдет так скоро. За этот месяц, полный подготовки школьного мюзикла, учебы и поцелуев перед сном, он ни разу не размышлял о том, как долго это все продлится. Он уже привык считать Блейна не гостем, а частью семьи, и заново вспоминать, какого это – жить вдали от него, совсем не хотелось.
- Я спрашиваю тебя, потому что собираюсь предложить тебе вернуться домой. Мама очень беспокоится. Она не знает, где ты находишься. Твое «я поживу у друга, не волнуйся» не сильно ее успокоило.
- Я не вернусь домой.
- Блейн, я прошу прощения за… все. Мне жаль.
- Это ничего не меняет.
- Блейн, я говорю серьезно. У меня было время подумать над тем, что произошло. Твой уход из дома стал слишком большим потрясением для нас с твоей мамой. Тебе лучше вернуться. Мы могли бы решить наши проблемы.
- Позволь мне самому теперь решать, что для меня будет лучше. И я пока не готов решать проблемы, окей? Я бы предпочел не видеть тебя еще полгода, как минимум, может, после этого я подумаю. И скажи маме, что я живу с семьей Курта, уверен, ей станет легче.
- Я открыл доступ к твоим кредиткам.
- Ты… Ты что, пытаешься меня подкупить деньгами? А… ладно, года два назад это, возможно, и сработало бы. Но сегодняшний я и я два года назад – разные люди. И… - послышался громкий вздох. – Подожди.
Курт вздрогнул, когда Блейн пролетел мимо него, оставляя позади себя ветерок. Спустя всего пару мгновений он уже несся обратно. Коснувшись руки Курта на короткий миг, Блейн вернулся на кухню с парой кредиток.
- На.
- Ты их возвращаешь? – в голосе мужчины слышалось неподдельное изумление.
- Я оставил одну. Ту, на которой меньше всего денег. Это хватит на крайний случай. Остальные мне не нужны.
- Ты действительно не собираешься возвращаться.
- Да.
Курт чуть улыбнулся уголками рта, потому что это «да» был таким категоричным и твердым, что не возникало никаких сомнений – Блейн будет отстаивать свое решение до последнего, если в этом появится необходимость.
- И ради мамы не вернешься?
- У тебя была привычка распускать руки, когда она за меня заступалась. Не думаю, что это хорошая идея.
- Тебе придется постараться, чтобы свести концы с концами. Этих денег не хватит даже на неделю.
- Я же говорил, что я работаю. У меня все отлично, и я не хочу ничего менять. Это все?
- Раз ты не намерен возвращаться домой, могу я тебя попросить кое о чем?
На секунду-другую в кухне повисла недружелюбная тишина, и Курту подумалось, что он бы точно не захотел сейчас там оказаться.
- И о чем же? – осторожно осведомился Блейн.
- Я прошу тебя сходить к семейному психологу.
- Что? – Курт был вполне солидарен с возмущением Блейна, - ты опять ты за свое?
- Может, дашь мне договорить?
- Ладно, говори.
- Говоря о семейном психологе, я подразумеваю семейные походы к нему.
- То есть… с тобой?
- Со мной и твоей мамой. Втроем. Я знаю, ты не очень хорошо относишься к подобного рода специалистам. Но мы считаем, что это необходимо, чтобы снова наладить отношения.
- Я же сказал, что предпочел бы тебя не видеть…
- Твоя мама уже дала согласие. И она надеется, что ты тоже согласишься. Я не заставлю тебя. Но хотя бы приди на пробный сеанс. Возможно, ты передумаешь.
Один, два, три, четыре… Сердце Курта билось в такт тикающим часам, пока Блейн тщательно подыскивал слова и пытался что-то для себя решить. Курт зажмурился и мысленно попросил его принять верное решение. Хотя он и сам не был уверен, какое решение сейчас можно было считать таковым.
- Ладно.
- Ладно? То есть, ты согласен?
- По-твоему, «ладно» может означать что-то другое? Ладно. Ладно, я схожу с вами на этот сеанс к твоему этому доктору. Но большего я не обещаю.
- Этого вполне достаточно. Вообще, по правде говоря, это даже большее, чем я ожидал.
- Это все?
- Пожалуй, да.
- Я бы пригласил тебя на чай, но…
- Но ты вряд ли горишь желанием распивать со мной чаи.
- Но я не хозяин в этом доме, - поправил его Блейн, но после добавил более колким голосом. – И да, твоя правда.
Послышался легкий скрип стула, и Курт метнулся в гостиную, однако, порозовев, вернулся обратно, услышав слова мистера Андерсона:
- Можешь не прятаться, я знаю, что ты подслушивал, у меня отличный слух.
Курт не стал вдаваться в подробности о том, что это его Блейн попросил, и отделался банальным «всего хорошего, до свидания». Закрыв за мужчиной дверь, Курт перевел дыхание и, наконец, облегченно улыбнулся. Блейн же драматично сполз по стеночке и раскинул ноги на полу, тяжело вздохнув.
- Ты в порядке?
- Ну, если считать подгибающиеся ноги, дрожащие руки и дикую панику порядком… то да. Определенно. Слушай… Я действительно согласился пойти к этому психологу?
- Да.
- Вру. Тогда со мной не все в порядке. Поверить не могу. Чем я думал?
Курт покачал головой и опустился на пол рядом с Блейном. Почему-то вот так просто сидеть посреди коридора было приятнее, чем валяться рядом в кровати за просмотром фильмов.
- Все хорошо. Я тобой горжусь.
Он погладил Блейна по руке и ласково заглянул в глаза. Тот снова вздохнул. Он уже не был истуканчиком, как чуть ранее, но его взгляд все еще метался туда-сюда, и дышал он слишком часто для человека, который без дела сидел на холодном ламинате.
- Спасибо, что не ушел. Я чувствовал себя увереннее, зная, что ты в двух шагах от меня.
- Я бы сказал «не за что», но поскольку я сам тебя уговорил…
- Ты правильно поступил. Это надо было сделать, а мне самому вряд ли хватило смелости. Знаешь, мне даже легче как-то стало, - Блейн медленно потер виски. - Хотя бы потому, что я нагрубил, и мне ничего за это не будет.
- Грубиян, - Курт весело фыркнул и собрался было отстраниться, но Блейн приобнял его за плечи, не дав этого сделать.
- Может, для этого вернемся в комнату? – предложил Курт, дергая Блейна за рукав футболки.
- О, прости. Я не имел ввиду ничего такого. По правде говоря, я сейчас не расположен для подобных вещей.
- Ты расстроен?
- Я не знаю. Просто… - Блейн тяжело вздохнул, поднимая голову и зачем-то смотря в потолок. – Не знаю.
Курт придвинулся вплотную, с немалым удовольствием прильнул к Блейну, уткнувшись носом ему в шею. В воздухе, как всегда, витал аромат яблочного шампуня.
- Я надеялся на свидание сегодня, - невольно заметил Курт, едва не мурлыча от удовольствия, когда Блейн аккуратно поцеловал его в висок.
- Я тоже. Ты же знаешь. Иногда мне кажется, что я умру от воздержания раньше, чем наступит Рождество. А я не хочу умирать, я тебя еще как следует не облапал, - печально заметил тот, все так же пребывая в некоторой прострации и явно не замечая возмущенного вопля Курта, которому только уютные объятия помешали зажать уши ладонями.
- Блейн!
- Что? Рано или поздно придется об этом поговорить. И раз уж у меня сегодня просто день разговоров какой-то, то это пусть это случится рано.
- Мы могли бы поговорить о твоем отце.
- О, нет, хватит с меня. Нет, правда, мы можем забыть об этом и поговорить о нас? Мы и так не делали это слишком давно, - недовольно произнес Блейн. – И я абсолютно честно тебе заявляю, что это воздержание сведет меня в могилу.
Рывком вырвавшись их объятий, Курт выпрямился, нахмурившись, глядя на своего бойфренда. Тот спустя короткий миг перевел на него взгляд, но на его лице не отражалось ни единой эмоции, которая намекала бы на то, что Блейн шутит. Курт ощутил крайнюю растерянность. Он как-то и не думал, насколько тяжело тот может переживать этот «испытательный срок», у самого Курта с этим проблем не возникало, потому что он всегда с легкостью переключался на любые вещи, отвлекающие от предательских раздумий.
- Блейн, ты серьезно?
Блейн не соизволил ответить. Весь его вид буквально говорил о том, как его все достало и как он хочет утопиться или спрыгнуть с крыши высокого здания. По крайней мере, именно таким мысли забрели в голову Хаммела, когда Блейн, окончательно распрощавшись со стенкой, улегся на пол, раскинув руки и ноги в стороны.
- Блейн, ну ладно тебе… - взмолился Курт. Но Андерсон не отреагировал и на эту мольбу. Тогда Курту пришлось повторить его нехитрые действия. Правда, для начала он провел пальцем по полу и убедился, что он такой же идеально чистый, каким был вчера, и только после этого улегся рядом с Блейном. Смотреть на дом вверх тормашками было забавно. И пол совсем не казался жестким, наоборот, хотелось проваляться на нем весь вечер, без единого слова глядя в висящую под потолком лампу. Однако же…
- Я чувствую себя идиотом.
- Добро пожаловать в мой мир, - несчастно отозвался Блейн, окончательно погрузившись в пучину депрессии. Курт ткнул его локтем.
- Это действительно настолько тяжело?
- О. Это как если бы Рейчел надела сексуальное кружевное белье и полгода в таком виде крутилась вокруг Финна, не давая ему… В общем, просто не давая.
- Фу. Давай не будет так думать о Рейчел.
- Курт, они сто раз с Финном успели переспать, - безразличным тоном оповестил Курта Блейн.
- Ты-то откуда знаешь!?
- Он мне все уши прожужжал этим. А Рейчел проговорилась Тине. А Тина по секрету сказала мне. Впрочем, об этом и так уже все знают. Кроме тебя.
- Потому что я не лезу в чужую жизнь.
- А жаль.
- Каким боком кружевное белье Рейчел относится ко мне?
- Ты каждый день одеваешься так, что с тебя хочется сорвать всю эту одежду с рекордной скоростью.
- В смысле, плохо?
- В смысле, когда я смотрю на твои супер-мега-узкие джинсы, мои мне тоже становятся маловаты. Боже, Курт, я миллионы раз тебе об этом говорил, но ты продолжаешь себя вести, как… тот самый пингвиненок. Ты к каждому моему шагу относишься так, будто я тебя тотчас собираюсь изнасиловать, и это даже смешно. Уж за столько-то времени можно было привыкнуть?
Курт открыл рот, собираясь что-то сказать, но передумал и замолк, отчаянно что-то себе соображая. Где-то за окном кричали дети, мяукал потерявшийся котенок, а машины проносились под окнами, издавая непрекращающийся шелест. Но в доме Хаммелов-Хадсонов пару мгновений царила полная тишина. Блейн продолжал бездумно смотреть в потолок, время от времени тихонько вздыхая. Курт нервно наматывал свой галстук себе на руку, потом на долю секунды замер, приподнялся на локтях и глянул на Блейна сверху вниз. Тот не пошевелился. И тогда Курт сделал то, чего, пожалуй, не ожидал даже от самого себя, не говоря уже об Андерсоне. Чуть потянувшись и задрав подбородок, Курт уверенно оседлал бедра ошалевшего от таких манипуляций Блейна и, склонившись, впился в его губы поцелуем. Блейн промычал в его рот что-то нецензурное, потом решил не терять возможности и, запустив руку в волосы Хаммела, притянул того еще ближе. И снова в доме стояла звенящая тишина до тех пор, пока Курт, тяжело дыша, не отстранился от лица Блейна. Тот попытался сфокусировать свое зрение, тряхнул головой и громко выдохнул.
- Ты хочешь моей медленной мучительной смерти.
- Нет. Просто ты не прав, - бодро отозвался Курт. Слезать с Блейна он даже не думал. Упрямо поджав губы, он чуть поерзал на нем, устраиваясь поудобнее, и Блейн, страдальчески застонав, вновь вернулся в вертикальное положение.
- Я иногда тебя ненавижу.
- Отлично. Говорят, такие чувства освежают отношения и привносят в них…
- Заткнись.
Еще один поцелуй, мимолетный, но не менее сладкий.
- А это называется агрессией, - Курт отвесил Блейну шутливый подзатыльник, и тот, наконец-то, рассмеялся. - Послушай. Ты действительно не прав. Мне нравится все, что ты делаешь. Просто мне не хватает смелости взять и попробовать все сразу, понимаешь? И да, я привыкаю к этому очень долго, но… Я правда ценю то, что ты был таким терпеливым. И внимательным. И не давил на меня. И ты заслуживаешь награды. Так что… Я думаю… Я думаю, наше с тобой самое важное свидание состоится гораздо раньше, чем мы планировали, - выпалил Курт. Глаза Блейна округлились.
- То есть… ты не хочешь ждать Рождества? – уточнил он. - В смысле, сегодня понедельник, а Рождество в следующую среду. Осталось немного. А все, что я сказал….
- Брось. Неделя раньше, неделя позже… Это мелочи. Все равно мы вряд ли сможем остаться на Рождество одни. Праздник, скорее всего, затянется на всю ночь, тут уж не до интима, - пробурчал Курт. Он уже не сидел, а лежал на Блейне, положив голову ему на грудь и жмурясь от удовольствия, когда тот пропускал свои пальцы сквозь его пряди волос. Однако, оставаясь верным самому себе, Курт задорно болтал ногами в воздухе и не переставал краснеть.
- Ммм. И я смогу сделать все, что пожелаю?
- С моего согласия – да.
- Тогда я бы предпочел потратить минут пятнадцать на прелюдии, ладно, семнадцать, если тебе захочется, потом по-быстрому тебя раздеть, заняться твоим…
- Ладно-ладно! Можешь делать, что угодно, только вслух совсем не обязательно делиться со мной своими планами, - прошипел Хаммел, кидая на Блейна гневный взгляд. Тот по-детски показал язык в ответ. «Господи, и вот ему я собираюсь подарить свою девственность. Лучше и быть не может», без капли иронии подумалось Курту. Он и правда не мог себя представить с каким-нибудь парнем, который не был в состоянии мыслить так же просто, как Блейн. – Стоп. А чего так мало? Пятнадцать? Ну уж..
- Как пожелаешь, Курт. Только если я умру за минуту до того, как успею сорвать с тебя штаны, ты будешь сам в этом виноват.
- Очень смешно, ха-ха, - фыркнул Курт. - Значит, в четверг?
- Что? Почему в четверг? – не понял Блейн.
- Потому что в четверг у меня есть свободных полтора часа, если урезать время, которое я трачу на домашнюю работу.
- Я не могу в четверг. У меня работа, - Андерсон шустро покачал головой, и его кудри упали на лоб.
- Верно. Завтра? Нет, у нас репетиция мюзикла. А потом у меня тренировка. А потом я буду лежать бревном в постели, не в состоянии даже пошевелиться. Среда?
- Черт, у меня занятия сразу после школы, а потом я должен помочь твоему отцу. А вечером я должен встретиться с мамой.
- В субботу мы едем с классом в Колумбус на экскурсию, забыл? А в воскресенье нас ждет длительные походы по магазинам и подготовка к Рождеству.
- В пятницу?
- Да, но в пятницу школа, а потом мы собирались помочь Сэму с его выступлением для Мерседес. А после этого репетиция мюзикла. А вечером традиционный семейный ужин.
- Мда, - огорченно пропел Блейн.
- Мда, - не менее огорченно повторил Курт.
- Знаешь, это все звучит так, словно…
- Словно нам обоим уже по сорок лет, у нас десять детей, работаем мы с восьми утра до десяти вечера и договариваемся о встречах через своих менеджеров.
- Это точно.
- Знаешь, что? – Курт рывком слез с Блейна. - К черту это все. В пятницу. Поможем Сэму в среду, перенесем дополнительные занятия, плюнем на репетицию мюзикла, мы и так подготовлены лучше всех, а мистер Шустер и Вэс справятся и без нас. Ужин только в девять, потому что в этот раз отцу и Кэрол придется задержаться на предрождественской вечеринке у друзей, и раньше этого времени дома не будет никого, кроме Финна, которого я отправлю с Рейчел в кино. Этот день будет наш. Полностью. Что скажешь?
Курт перевел дыхание, но продолжал смотреть на Блейна сияющим уверенным взглядом. И губы Блейна невольно растянулись в предвкушающей улыбке.
- Я скажу, что уже не могу дождаться.

***
Прозвеневший звонок возвестил об окончании занятий, и счастливые школьники, почувствовав долгожданную свободу, немедленно засобиралась. Курт перебросил сумку через плечо, с тоской посмотрел на огромный учебник химии, прекрасно понимая, чем будет заниматься весь сегодняшний вечер. Стоило ли говорить, что химия была самым нелюбимым его школьным предметом, и многочисленные рандеву с ней Курту не приносили никакого удовольствия. Кто-то коснулся его плеча, и Курт вздрогнул от неожиданности, резко обернувшись и увидев Блейна.
- Ты меня напугал.
- Прости. Медитируешь над химией? – Блейн кивнул в сторону учебника, и Курт печально закивал.
- Помочь? Я люблю химию.
- Было бы неплохо.
- Только взамен ты мне поможешь с французским, - улыбнулся Блейн, Хаммел удивленно вскинул брови.
- Ты вроде, занимался…
- Нет, последние три занятия я без остановки пялился на тебя, говорящего по-французски. Ничего не мог поделать, поэтому сегодня у меня было ощущение, что я впервые оказался на уроке.
- И о чем же ты думал, когда смотрел на меня? – Курт подозрительно прищурился, сверкнув глазами, но Блейн в ответ промолчал. И правильно сделал, наверное. Они уже вышли в коридор, заполненный народом, а, значит, лишними ушами, обожавшими подслушивать, и ртами, которые не могли жить без сплетен.
- Нет, нет и нет, Майк, это уже ни в какие ворота не лезет! Мы живем в Америке, это свободная страна, я не хочу навечно…
Тина, сжав кулаки и едва не топая ногами, смотрела на съежившегося Майка в упор и кричала, не давая ему вставить ни слова. Курт благоразумно посторонился, обходя ругающуюся парочку стороной.
- Что это с ними? – недоуменно поинтересовался Блейн.
- О, не волнуйся. У Тины иногда бывают приступы антиазиатского настроения. Редко, но бывают. Скоро пройдет.
Разбираясь с книгами, Блейн все еще продолжал оглядываться на Тину и Майка, когда на дверцу его шкафчика обрушился мощный удар. Курт рефлекторно отскочил в сторону, и лишь после этого догадался окинуть Карофски гневным взглядом. Блейн повел себя куда спокойнее. Он аккуратно прикрыл дверцу и, чуть склонив голову в бок, вздохнул.
- Очень впечатляюще, - скучающим тоном произнес он. – Ты знаешь, если сломаешь шкафчик, тебе придется отвечать перед школой. Впрочем, тебя это мало волнует, да? Ты, наверное, даже школьных правил не читал… Хотя, стоп. Ты читать-то вообще умеешь?
Покачав головой, Блейн демонстративно взял Курта за руку, намереваясь его увести подальше от нервного футболиста.
- Хаммел, - с вызовом произнес Карофски. Блейн мгновенно ощетинился.
- Не трогай его.
- А я его трогаю, хоббит? Я с ним разговариваю. Может, в школьных правилах указано, что ученикам нельзя разговаривать с друг другом? Нет? Тогда не лезь, гном. Хаммел, что с занятиями?
Курт округлил глаза и завертел головой, призывая Карофски к молчанию, но тот и не думал слушаться.
- Занятиями? – Блейн непонимающе глянул на Курта, успевшего придать своему выражению привычное отвращение и гнев.
- Ну, да. Занятия по вашему отстойному вокалу. Так что, Хаммел, в пятницу, как обычно, после уроков?
- Че..го? – Блейн заморгал ресницами, переводя взгляд со своего парня на Карофски, и обратно. Курту захотелось провалиться сквозь землю.
- Оу. Он тебе не рассказал? Ай-яй-яй, - Карофски сочувствующе покачал головой. – Наверное, забыл. Позволь мне сделать это за тебя, Хаммел. Видишь ли, хоббит, твой голубок помогает мне с пением. Мы встречаемся раз в неделю. В пустом классе. И этот час мы активно занимаемся вокалом. Вдвоем.
Курт, слишком сосредоточенный на своем отчаянно бьющемся сердце, не сразу понял, что Блейн вырвал свою ладонь, и руку Курта мгновенно обдало холодным сквозняком, как если бы у него забрали теплое шерстяное одеяло. Он не уверенно глянул на Блейна, встретившись с ним на мгновение взглядами.
- И давно вы занимаетесь? – тихо осведомился Блейн, смотря, однако не на Карофски, а прямо на Курта. Тот шмыгнул носом.
- Пару недель.
- Не будь таким скромником, Хаммел. Полтора месяца.
Блейн покачал головой, закатил глаза, вздохнул. Курт стоял, не шевелясь. Ни один не заметил, как Карофски, что-то сказав, исчез в неизвестном направлении.
- Блейн, позволь мне…
- Не надо, - голос Блейна был колючим, словно кактус.
- Блейн…
- Это правда?
- Да, но…
- Ясно.
Курт не совсем понял, что Блейн имел ввиду. Тот хлопнул дверцей своего шкафчика, нацепил рюкзак на одно плечо. Каждое его действие было резким, сердитым, как если бы он из последних сил сдерживался, чтобы не сорваться. Когда тот решительно зашагал к выходу, Курт вцепился пальцами в его рубашку, пытаясь остановить.
- Блейн, черт возьми…! Между нами ничего не было.
- Полтора месяца между вами ничего не было, именно поэтому я ничего не знаю? – Блейн невольно повысил голос, с легкостью вырываясь из захвата.
- Господи, ну это же смешно! – Курт всплеснул руками.
- Да? А мне ни капельки не смешно, - горько отозвался Блейн и, развернувшись, направился к выходу. Курт кинулся следом.
- Блейн, ну погоди…
- Мне надо ехать в мастерскую к твоему отцу.
- Ты не можешь просто взять и уехать. Давай, хотя бы, поговорим!
Блейн неохотно развернулся, увидев перед собой крайне расстроенного Курта. На его лице явно читалась надежда.
- Знаешь, что бесит больше всего? Мы едва не расстались из-за того, что я не был с тобой предельно честен. А теперь ты делаешь то же самое. Отлично, Курт, так держать, - с обидой произнес Блейн. – Поговорим потом.
И, уже не останавливаясь и не реагируя на оклики, Блейн вновь двинулся по коридору. Курту не оставалось ничего, кроме как смотреть Блейну в спину, покусывая губы и переминаясь с ноги на ногу. Странно, но сейчас он не плакал. Наверное, знал, что слезами тут не поможешь. И что слезы не лечат от хронического идиотизма. Краем глаза Курт заметил, как с ним поравнялась Тина. С недавних пор она ходила с оранжевыми прядками, явно променяв готическую моду на что-то более жизнерадостное.
- Ты в порядке?
- Нет.
- Поссорились?
- Да.
Тина глянула на Курта с искренним сочувствием.
- Пак и Лорен сегодня тоже поругались. И Финн с Рейч. Какой-то неудачный день для парочек. Нет, правда, такое ощущение, что на нас наложили проклятие.
- Проклятие совершать всякие глупости? – ухмыльнулся Курт. Тина ободряюще погладила его по плечу.
- Да, наверное. Слушай, Рейчел ждет во дворе. Она пригласила нас с Паком к себе в гости. Ну, знаешь, развеяться немного. Сантана еще, может, присоединится. Не хочешь с нами?
- А Мерседес?
- Она сказала, что видала в гробу и белых тапочках наш неофициальный клуб разбитых сердец. Образно говоря.
- А Сэм?
- О. Мы можем его поискать, если хочешь, а потом поехать всем вместе, - предложила Тина. - Не думаю, что Рейч будет против. Как тебе идея? Давай, соглашайся. Это лучше, чем в гордом одиночестве рыдать в подушку.
- У меня нет выбора, да?
- Точно, - Тина светло улыбнулась и взяла его за руку. Прежде чем отправляться на поиски Эванса, Курт через плечо глянул на входные двери. Но Блейн уже ушел.

@темы: Klaine, Glee, R, Sexual Education, fanfiction

URL
   

Oh my Grilled Cheesus!

главная