19:46 

Fix you (Klaine, St.Berry, St.Hummel, NC-17. Глава 14.

Romanastasia
There's nothing more badass than being yourself (c)
Спустя долгий месяц творческого застоя я возвращаюсь в ряды активных фикрайтеров с 14 главой Fix You. Всем приятного чтения. И спасибо, дорогие ПЧ, за то, что вас так много!



Название: Fix you.
Автор: Romashka.
Рейтинг: NC-17.
Размер: планируется макси.
Пейринг: Klaine, St.Hummel, St.Berry
Жанр: romance, drama, humour, angst.
Статус: в процессе
Дисклеймер: все райано-мерфировское.
Аннотация: Иногда, получив все, о чем он мечтал, человек теряет самое главное – самого себя.
Размещение: с разрешения + шапка обязательна.
Саундтрек: Coldplay – Fix you.
От автора: К каждой главе прилагается несколько саундтреков, цитаты из песен будут мелькать среди абзацев. Не поленитесь включить эти песни, когда будете читать – поверьте, это поможет вам окунуться в атмосферу происходящего.



Тик-так. Тик-так. Стрелки часов перемещались по плоскому циферблату со звуком, который казался грохотом в звенящей тишине. Сквозь открытое окно в комнату врывались порывы теплого сухого ветра. На осколках, усыпавших пол, подобно мозаике, играло солнце, и светлые лучи ослепительно блестели в капельках воды. Курт протянул руку вперед, словно собираясь в утешительном жесте положить ее на колено Сент-Джеймса, но в последний момент передумал. Хотел было сказать что-то, но не нашел слов. Джесси сидел на краю дивана, склонив голову и вцепившись пальцами в волосы. Курт не мог видеть его лица, но поза у парня была достаточно напряженной, чтобы можно было понять, о чем он думает. Курт вздохнул, откинул назад голову и медленно досчитал до десяти. У него было столько вопросов, что голова казалось неимоверно тяжелой. Сент-Джеймс еще не сказал ни слова, и Курту уже надоело сидеть в тишине, которая с каждой секундой становилась все более гнетущей.

I heard this old story before/Я уже слышал эту старую историю

- Зачем ты вернулся?
Голос не дрогнул, но был выше обычного, и Курт внезапно ощутил все волнение, скрывающееся до этого момента где-то внутри. Ответом было лишь завывание ветра, да сигналы проезжающих под окнами машин, казавшихся сейчас чем-то очень далеким. Курт разозлился. По милости Джесси они сейчас оказались не в самой приятной ситуации, а тот продолжал строить из себя мученика, будто был единственным, кому по определению могло быть стыдно.

So I turn the page /И я переворачиваю страницу
And read the story again/И перечитываю историю снова
It sure seems the same/Она словно повторяется,
With a different name /Только название другое


- Сент-Джеймс, либо ты отвечаешь, либо проваливай из моей квартиры.
Утешать Джесси он точно не собирался. Его бы самого кто утешил. На негнущихся ногах он принялся аккуратно ступать по комнате, собирая осколки вазы. Ей не повезло оказаться на пути разъяренного Джесси. Курт особо не переживал, это был порядок Финна, и он давно искал повода избавиться от совершенно безвкусной вещицы. Но он предпочел бы это сделать сам, без помощи Сент-Джеймса. На Джесси Курт оглядываться не стал. Притащил ведро, собрал осколки, затем протер пол сухой тряпкой и повторил с большим нажимом:
- Психологический сеанс окончен. Надеюсь, ты вдоволь настрадался, изволь продолжить это делать в другом месте.
Джесси едва пошевелился, только опустил руки на колени.
- Ты не чувствуешь себя виноватым? – тихо спросил он. Будь Курт дикобразом, в Сент-Джеймсе бы появилось несколько лишних дыр.
- Виноватым? Виноватым?! Да я чувствую себя так, будто мать родную предал, и ты еще спрашиваешь!
- Вот поэтому и вернулся.
Курт на мгновение растерялся. Джесси поднял глаза и, заметив непонимание на лице Курта, уточнил:
- Думаешь, мне очень весело?
- Мне плевать, Сент-Джеймс. Я лично не гордый, могу пострадать и в одиночестве. Сильно не обижусь, если ты свалишь.

It all happened so much faster/Все случилось так быстро,
Than you could say disaster/Что не успели и крикнуть «катастрофа!»


Джесси качнул головой, и Курт ответил на его пристальный взгляд тем, что развел руки.
- Что? - с вызовом спросил он.
- Я не знаю, что делать.
Его сухой тон немного охладил пыл Курта. Он вздохнул, провел рукой по затылку.
- Как будто я знаю, - огрызнулся в ответ Хаммел.
- От тебя никакого проку.

Wanna take a time lapse/Хочется сделать петлю во времени
And look at it backwards/И просмотреть жизнь от конца к началу
From the last one/С момента последней неудачи
And maybe that'sjust the answer/ И это, возможно, и был бы тот ответ,
That we're after/Который мы ищем

- Прости? Почему от меня должен быть какой-то прок? Начнем с того, что это ты полез ко мне целоваться.
- Хочешь казать, я один виноват во всем? – сердито произнес Джесси. Курт уже готов был сказать «да», но вовремя осекся, потом что это была неправда.
- Нет. Мне не следовало тебе позволять. Черт, и я не знаю, что делать.
Он застыл у окна, а Джесси за его спиной заламывал себе руки.
- Что она сказала?
- Ничего. Влепила мне пощечину и убежала, с неохотой признался Сент-Джеймс.
- В ее духе. Надо все же с ней поговорить, - убежденно произнес Курт, поворачиваясь к Джесси лицом. Но тот лишь покачал головой.
- И как ей это объяснить?
Курт не мог дать ответа на этот вопрос, поэтому промолчал. Однако кое-что не давало ему покоя, и он не смог воспротивиться желанию спросить:
- Ты надеешься все исправить?
- Конечно.

Never knowing/ Никогда не зная наверняка
Shocking but we're nothing/ Невероятно, но мы ничтожны
We're just moments/ Мы лишь моменты
We're clever but we're clueless/ Мы умны, но ничего не понимаем


Курт куснул нижнюю губу, достаточно сильно, чтобы ощутить отрезвляющую боль. Ему больше не нужно было задавать вопросы. Обыкновенного «конечно» было достаточно, как и этой непривычной гаммы эмоций на лице Сент-Джеймса. На Курта словно снизошло озарение. Джесси действительно любил ее. Просто и незатейливо, как он любил Блейна (ну вот, он признался в этом, как всегда, слишком не вовремя, но пообещал себе подумать об этом позже). Любил и боялся потерять. Они были близки к тому, чтобы сделать что-то правильно и разойтись в стороны, но какой-то пустяк грозил им невеселым концом. И хотя Курту все еще казалось немыслимым, чтобы такой человек как Джесси всерьез мог испытывать искреннюю любовь, меньше всего для него и Рейчел Курту хотелись несчастливого конца.

We're just human/ Мы лишь люди
We're trying/ Мы пытаемся
But where is this all leading/ Но куда все это ведет
We'll never know/ Никогда не узнать наверняка


- И после поцелуя ты действительно собирался жениться на ней? – тихо утончил Курт. Звучало ужасно нелепо, и Хаммел поморщил красивый носик.
- Да.
- Почему она, а не я? – вырвалось у Курта. Он не успел вовремя прикусить язык и теперь мысленно ругал себя на все лады. К счастью, во фразе не слышалось обиды, только какое-то печальное любопытство. Джесси горько хмыкнул. Курт не рассчитывал на ответ, но Сент-Джеймсу удалось его удивить.
- А ты бы предпочел меня Блейну?
- Блейн еще не вернулся ко мне, когда мы…
- Сейчас, Курт. Не тогда, а сейчас ты бы предпочел меня ему?
Курт облизнул губы, опустил взгляд, неожиданно заинтересовавшись своими ступнями.
- Нет, - тихо проговорил он. Джесси кивнул, будто заранее знал ответ. – Ты должен был мне сказать. Твое молчание все усложняло.

And you can either sink or swim/ У тебя два варианта: тонуть или плыть
Things are looking pretty grim/ И перспективы не самые радужные
If you don't believe in/ Если не веришь в ту ложь
What this one's feeding/ Которой тебя кормит эта история


- Я не должен был, - возразил Джесси. – Два года мы были с ней вместе, прежде чем она перешла в ваш театр, и ты снова начал с ней общаться. Я не мог признаться даже себе в том, что всерьез рассматриваю тебя в качестве альтернативного варианта. Это было все равно что усомниться в собственных чувствах к ней. Это было отвратительно.
- И поэтому ты вел себя как мудак по отношению ко мне, - прошипел Курт, невольно краснея из-за грубого слова. Но эта закоренелая обида требовала выхода, и теперь Курту было чуточку легче.
- Извини, это заложено в моих генах, - с издевкой отозвался Сент-Джеймс. Выглядел он ужасно. Волосы были взъерошены и похожи на солому, под покрасневшими от слез глазами залегли темные тени, скулы ярко выделялись на бледном лице. Курту оставалось только изумляться тому, как сильно может изменить человека полчаса сильного стресса. Интересно, он сам так же выглядел после расставания с Блейном?...
- Мне жаль, - чуть тише произнес Джесси, уже без прежнего запала. – Я не думал, что все зайдет так далеко.
- Никто никогда не думает, что «все зайдет так далеко», - пробормотал Курт. Усталость давила на его плечи, и он перебрался на диван к Сент-Джеймсу, согнув ноги в коленях и откинувшись на спинку.
- И ты тоже? – уточнил Джесси. Курт на пару мгновений погрузился в собственные мысли, чтобы найти правильные слова, но так их и не нашел. Джесси перевел взгляд на противоположную стену, затем потер виски.
- Кстати, советую тебе уволить Хелену, - как ни в чем не бывало, произнес он. Курт поднял на него изумленный взгляд, совершенно не понимая, какое отношение имеет его домработница к их с Джесси разговору и, тем более, Рейчел.
- С чего бы это?
- Она жадная до денег и глупее, чем Хадсон. Ни разу не поинтересовалась, что за конверты я ей подсовываю, - неохотно отозвался Сент-Джеймс. Курт пару раз моргнул, переваривая в высшей степени странную информацию, а затем его словно обухом по голове ударили. Он с трудом удержался, чтобы не вскочить с места, и лишь возмущенный голос выдал его с потрохами.
- Это ты! Ты посылал мне эти дурацкие угрозы! – до последнего не веря, воскликнул Хаммел, махая руками. Сент-Джеймс повел плечом.
- Глупая была затея, ведь ты у нас настолько крут, что анонимные угрозы для тебя – это как махание кулаками тринадцатилетнего ребенка для Невероятного Халка, верно? Но я был жутко зол, и мне хотелось тебя приструнить.
- Прости? Зол на меня? – Курт все еще пребывал в относительном изумлении, удивляясь все больше с каждой секундой. Сент-Джеймс помедлил в нерешительности, но Курт казался настолько искренне недоумевающим, что Джесси сдался.
- Ты не… Мы пытались… Ох, черт, почему же это так сложно, - пробормотал он, накрывая ладонями лицо. Рука Курта дрогнула, но он вновь сдержал порыв, так и не сжав плечо Джесси, как собирался поначалу. – Слушай, я не хочу превращать это все в фарс. Ты пытался уйти, я пытался уйти, но ничего не получалось, и меня это дико бесило, и…
- И, конечно, виноват был в этом я, - закончил за Сент-Джеймса Курт, затем непринужденно пожал плечами. – Вполне в твоем стиле. Я не удивлен. Точнее... Мне сложно поверить в то, что ты действительно что-то чувствовал. Для меня это что-то из области фантастики. Очень фантастичной фантастики, почти что в духе Саймака и его…
- Ладно-ладно, я понял! – прошипел Джесси, поднимая руки в жесте «сдаюсь».
- Прости, не удержался, - по губам Курта скользнула едва заметная улыбка. Почему-то произошедшее сейчас казалось не таким важным, как раньше. Может, потому что на смену одним невзрачным проблемам пришли новые, куда более серьезные. По сравнению с тем, что они сделали с Рейчел, глупые угрозы не имели никакого значения. – Разгром тоже ты устроил?
- Это было забавно.
- Ты мне телевизор сломал и разбил любимый сервиз, по-твоему, это забавно? – насупился Курт. Но при всем при этом обижаться всерьез у него почему-то не получалось. Сент-Джеймс залихватски улыбнулся во все тридцать два, пусть и немного вымученно.
- Вполне.
Она снова замолчали, но тишина на этот раз была почти уютной. Курт чувствовал удовлетворение, получив ответы на некоторых из вопросов, которые так долго его мучили, и хотя ему требовалось время, чтобы окончательно разобраться в этом, ему казалось, будто растворилась какая-то часть груза, что лежал на его плечах. Джесси без предупреждения поднялся с дивана, медленно, словно нехотя. Он покрутил головой, вздохнул (Курт мог видеть, как поднимаются и опускаются его плечи), затем направился к двери.
- Ты куда? – отозвался ему вслед Курт. Джесси обернулся, не доходя до коридора. Вид у него был растерянный.
- Не знаю, - честно сказал он. – Не оставлять же все, как есть. У нас свадьба еще…
Курт, вздохнув, поджал губы. Что он мог на это сказать?
- Поговори с ней. Тебе нужно просто с ней поговорить.
- Да, наверное, - неуверенно отозвался тот. Джесси опустил глаза, бесцельно разглядывая остатки вазы на полу, затем сунул руки в карманы и так и остался стоять на месте, словно одинокое дерево в поле. Курт испытал к нему легкую жалость. В конце концов, Джесси не был плохим человеком, иначе Курт никогда бы с ним не связался. Он знал, что Сент-Джеймс был куда более раним, чем могло показаться. Некоторое время Курт мечтал о какой-нибудь мести, но теперь в ней не было ни капли смысла, и его одолевала тоска. Джесси не должен был оказаться в такой ситуации.
- Что ты делаешь? – вяло воспротивился Джесси, когда Курт его обнял.
- Пытаюсь тебя придушить, наконец, - пробурчал ему на ухо Курт.
- Удивительно, как много времени это у тебя заняло. Ты просто само терпение, - отозвался Сент-Джеймс, аккуратно убирая его руки. – Мне нужно идти.
Сжав его ладонь, Джесси сделал еще одну попытку дойти до двери, но Курт его снова остановил.
- Только пообещай не делать глупостей.
- Когда это я делал глупости? – пробурчал Джесси. Курт закатил глаза.
- Списочек тебе принести?
- Нет, спасибо. Только пообещай тоже.
- Что?
Сент-Джеймс сделал короткую паузу, внимательно разглядывая лицо стоящего так близко к нему Хаммела. Курт был самую малость выше, и в его глазах сейчас плескалось беспокойство вперемешку с привычной тоской.
- Не возлагай слишком больших надеж на Андерсона.
Курт сделал шаг назад, устало взмахнув руками.
- Джесс…
- Нет, серьезно.
- С чего ты вообще…
- Мне пора. Может, еще увидимся.
Он украдкой мазнул ладонью по щеке Курта и после этого ушел. Курт потоптался на месте, прислушиваясь к шагам в коридоре, и лишь после того, как хлопнула дверь, позволил себе немного расслабиться. Кажется, впервые они расстались с Сент-Джеймс, как друзья. С ощущением смутной радости, приправленной горечью о Рейчел, Курт, улыбаясь, принялся наводить порядок.
_________________________________________________________________________

Прохладные струи разбивались о спину, и мокрые плитки поскрипывали под пальцами. Вздохнув, Курт немного прикрутил воду. На улице уже стояла жара, и в комнате было душно. За какой-то час Курт взмок так, словно сажал деревья на открытом воздухе, поэтому пришлось внести в список дел внеплановый душ. Где-то за дверью носились туда-сюда Элвис и Блейн. Курт мог слышать иногда громкие возгласы Андерсона и лай пса, который пытался его поймать. Улыбнувшись краешком рта, Курт прислонился к холодной кафельной плитке, пока еще не думая покидать ванную. Здесь царила относительная безмятежность и идеальный порядок, что действовало на Курта как хорошее успокоительное. Большая ванная комната была исполнена в персиковых тонах, как ни одна комната в квартире. Не нужно было быть гением, чтобы догадаться – Хаммел любил проводить здесь большую часть свободного времени. На держателях висели махровые полотенца, часть пола была устелена красивым ковриком. На полках в ряд стояли многочисленные средства для умывания, а рама зеркала теплого золотистого оттенка отлично перекликалась с узорами на стенах. Курт лениво осмотрел знакомую обстановку, сцепив руки за спиной. Наверное, стоило поторопиться. Он обещал Блейну собраться за рекордные сорок минут, но все еще был далек от выполнения заявленного плана. Сегодня после долгого сна его голова работала лучше, и он анализировал произошедшее так, как привык, раскладывая все факты по полочкам и пытаясь найти лучший вариант решения возникшей проблемы. Постепенно в нем утихали порывы сотворить что-нибудь глупое, например, позвонить Рейчел или без приглашения наведаться к ней домой, и на смену этим порыва приходила так хорошо знакомая расчетливость. Сначала он должен был поговорить с Джесси. Сейчас Курт жалел, что отпустил его так просто. Они вместе заварили кашу, и им следовало бы вместе ее расхлебывать. Курт не представлял, как встретила его Берри, когда тот вернулся домой. Если он, конечно, вернулся. При условии, что Рейчел была дома.
Курт мотнул головой, отчего мокрые волосы прилипли к его скулам. Он чувствовал себя паршиво, не лучше, чем Джесси, и по-прежнему не находил в себе силы что-либо сделать. Впереди была прогулка с Элвисом и Блейном, затем интервью на радио, а после обеда он в обязательном порядке должен будет присутствовать на репетиции. Возможно, к тому моменту в его голове родится план? Курт очень на это надеялся. И скрепя сердце, тут же признался самому себе – он боялся встречаться с Рейчел. Боялся смотреть ей в глаза и говорить с ней. Перспектива увидеться с подругой действовала на него странно – внутри все сворачивалось в тугой узел. Но у него еще было время подумать об этом и смириться с неизбежным. А пока ему хотелось расслабиться и, отбросив тяжелые мысли, насладиться последними минутами тишины и по…
- Элвис, фу, сюда нельзя! Курт, у тебя тут мобильный разрывается, мне… Ой.
Глаза Блейна округлились, а затем начали медленно расширяться, по мере того, как он с ног до головы разглядывал стоящего в ванной Хаммела. Стоило ли говорить, что вид того был далек от того, что принято называть приличием? Он не успел обернуться полотенцем, он даже вытереться не успел, и капли воды все еще стекали по его худощавому телу. Чтобы было удобнее прислоняться к стене спиной, он выставил вперед левую ногу, невольно добавив к расслабленной позе соблазнительности, но, конечно, подобные мысли в его голову не приходили до той секунды, как Блейн ворвался в ванную. Теперь-то он смог оценить свое положение в полной мере. Прикрывшись руками, он гневно уставился на непрошенного интервента, а по его щекам тем временем разливался стыдливый румянец. Нет, в самом деле, это уже ни в какие ворота не лезло. У него было право хотя бы на личное пространство в собственной квартире!
- Блейн, будь так добр, покинь мою территорию, - как можно вежливее попросил Курт. Слова не возымели особого эффекта. Блейн моргнул, поднял глаза, снова опустил, медленно провел языком по губам. Курт рывком прикрылся занавеской, но та, как назло, была почти прозрачной и особо ему не помогла.
- Блейн! Я сейчас оденусь и приду в гостиную, подожди меня там, - с нажимом произнес Курт. Но нет. Блейн сделал шаг вперед. Еще один, еще, пока не подошел к ванной вплотную. Курт, стоя в ванной, был выше обычного, и Блейну пришлось чуть закинуть голову, чтобы рассмотреть его лицо.
- Блейн, даже не думай… - прошипел предупредительно Курт. Последние слова растворились в грубом поцелуе. Курт тихонько охнул, когда Блейн прижал его к стене, нахально забираясь в ванную, шлепая босыми ногами по влажной эмали. Его брюки были закатаны до голеней, чтобы не мешались при игре с псом, и, возможно, Блейн бы и не намок, если бы не вжимался всем телом в мокрого Хаммела. Тот пальцами одной руки впился ему в спину, другой все еще цеплялся за занавеску, которая принялась опасно трещать, явно намереваясь порваться там, где она цеплялась за кольца.
- Блейн! Блейн, не над…
Но очередная попытка избежать неожиданной близости провалилась. Блейн был похож на изголодавшегося волка. Его глаза лихорадочно блестели, рот был приоткрыт, и частое дыхание грело Курту губы, уже покрасневшие от поцелуев. Руками он водил по желанному телу, гладил выступающие косточки, и Курт уже не мог справиться с дрожью и подгибающимися коленями. Он не хотел этого. Во всяком случае, не так, но тело его предавало. Он тихонько застонал, но не столько от желания, сколько из-за постыдной слабости и невозможности взять себя в руки. Сопротивляться он не мог, потому что Блейн, несмотря ни на что, был сейчас необходим как воздух. Его тепло согревало Курта, возвращало его к жизни, заставляло забыть обо всем, что не давало ему покоя. Он чувствовал себя свободным, любимым и вскоре перестал делать попытки вырваться. Губы Блейна оставляли мокрые следы на шее, и Курт, едва дыша, вцепился в его плечи пальцами, потому что пол опасно накренился и зашатался. Или, возможно, ноги окончательно перестали держать Курта. Подушечками пальцев Блейн ласково погладил его горящую щеку, медленно спустился на грудь, зацепив ногтем затвердевший сосок, а затем еще ниже, и вскоре горячая ладонь обхватила напрягшийся член. Курт громко выдохнул, притянул к себе Андерсона, вцепившись в его плечи. Можно было подумать, что он обнимал Блейна, но на самом деле, он банально боялся упасть. Им овладела такая эйфория, что перед глазами заплясали звездочки. В последнее время ему было не до секса, и даже на мастурбацию не хватало ни желания, ни сил, и сейчас в объятиях Андерсона ему казалось, будто он плавится от интимных прикосновений и случайных неуклюжих поцелуев. Блейн как раз прихватил зубами нежную кожу на чужой шее, оставляя яркий след. Его рука двигалась в такт биения сердца, быстро-быстро, и прошло не так много времени, прежде чем Курт слабо застонал. Чуткие пальцы знали свое дело. Они гладили и ласкали твердый член искушенно и с большим желанием, все быстрее приближая Курта к разрядке. Ему было нужно не так много, и очень скоро тишину ванной комнаты вновь нарушил громкий стон, на этот раз последний. Голова Курта упала Блейну на плечо, и сам он дышал громко и с присвистом, словно только что пробежал стометровку на время. Постепенно дыхание восстанавливалось, туман в голове рассеялся, и Курт поджал губы, с трудом сдерживая слезы. Отлично. Просто отлично. Он здесь развлекается с Блейном, а где-то Рейчел, брошенная и потерянная, пытается справиться с разбитым сердцем. Ощутив жуткую злость из-за того, что все так неправильно и глупо, Курт несильно толкнул Блейна в грудь. Затем, несмотря на Андерсона, выполз из ванной, резким движением схватился за полотенце, обмотался им и босыми ногами поплелся к себе в комнату, оставляя после себя мокрые следы. Блейн торопливо шел следом, но у Курта не было сейчас намерения устраивать жалостливые разговоры.
- Только попробуй спросить, в порядке ли я. Никаких вопросов, ясно? Дай мне десять минут, и я буду готов, - сухо оповестил он Блейна, который стоял перед дверью с приоткрытым от удивления ртом и распахнутыми глазами. С громким стуком Курт захлопнул дверь и еще долго стоял, уткнувшись в холодное дерево лбом. Больше всего на свете ему сейчас хотелось вернуться в школьные годы, когда ледяной слаш на лице был ужаснейшей вещью, которая только могла с ним произойти.

______________________________________________________________

Оказавшись в театре, Курт первым делом снял с себя мокрый плащ и хорошенько его встряхнул. Холодные капли полетели на пол, плащ суше не стал. Курт зло смял его. Погода была паршивой. Настроение было паршивым. И вся жизнь в целом тоже под определение счастливой не попадала. Как назло, мокрый Нью-Йорк с затянутыми тучами напомнил Курту об отце и злополучном дне его госпитализации. Не лучший способ отвлечься от мыслей о Рейчел, Курт сразу это понял. Чтобы немного успокоиться перед репетицией, он бодро прошествовал в гримерку, на скорую руку переоделся в сухую одежду, выпил припасенного на такой случай коньяка и направился к залу, однако притормозил по пути, увидев открытую дверь в комнату для общих собраний. В последнее время ею пользовались редко. Обычно, когда ее открывали, в комнате засиживались вместе с директором театра знаменитые и не очень гости, сейчас же здесь царила непривычная тишина, а участники мюзикла, рассевшиеся по углам, хранили странное молчание. Услышав шаги, они как один подняли глаза, и Курт замер на пороге, насторожившись.
- Что случилось? – напряженным голосом поинтересовался он. Ответила ему Элис, что сидела ближе всех к двери.
- Тебя Джеймс просил зайти к нему в кабинет.
- Хорошо, зайду А что, все-таки, случилось?
- Что-то с Рейчел.
Курт споткнулся, успев в последний момент опереться на стену, чтобы не упасть.
- Что-то? – тихим голосом уточнил он. Элис неопределенно пожала плечами, но Курт этого уже не видел. Бросив свои вещи на свободный стул, он вылетел из комнаты. Знакомые коридоры встретили его привычной пустотой, и он беспрепятственно ворвался в кабинет директора, даже не постучавшись. Джеймс разговаривал по телефону. Обернувшись на голос Курта, он поднял указательный палец, прося гостя мгновение подождать. Тот перевел дыхание. Если бы случилось что-нибудь непоправимое, Джеймс не выглядел бы таким спокойным. Угрюмым, но, тем не менее, спокойным.
- Элис меня послала к тебе, сказала, что-то с Рейчел… - затараторил Курт, но был прерван.
- Сядь, - кивнул мужчина, швырнув мобильный на стол. Курт буквально рухнул на предложенный стол, словно подстреленный, нервно теребя руками платок, что украшал сегодня его шею. Джеймс присел на край стола, тяжело вздохнул, постучал ногой по полу.
- Я разговаривал с ней около десяти минут назад.
- И? – Курт невольно подался вперед.
- Она сказала, что уходит из мюзикла по личным обстоятельствам, и, несмотря на мои попытки ее образумить, не передумала. Я даже накричал на нее, но не помогло и это, что, естественно, меня сильно озадачивает, потому что раньше этот метод вправления мозгов на место меня не подводил.
Курт медленно выдохнул. Джеймс смотрел на него с тяжелым ожиданием, но Хаммел не торопился с рассказом. Он выпрямился и несколько мгновений напряженно размышлял. Что должно было стать следующим шагом? Сказать о Рейчел ему было нечего, ведь он с ней не разговаривал. А вдаваться в подробности было бы опрометчиво. Он хоть и поступил, как последняя скотина, но делать ее унижение достоянием кого-то еще, пусть и столько важного, как Джеймс, не собирался.
- Курт, будь добр, объясни, что здесь происходит? – требовательно осведомился Джеймс. Курт отвел глаза в сторону.
- Она действительно ушла по обстоятельствам личного характера.
- Тогда, может, скажешь, что это за обстоятельства? Потому что меня она просветить не пожелала.
Курт поджал губы, сцепил ладони и вздохнул. Будто бы он сам знал.
- У нее сейчас непростая ситуация с мужем. С будущим мужем. То есть парнем, который должен им стать, - снова вздох.
Джеймс с подозрением прищурился, вглядываясь в бледное лицо сидящего напротив молодого человека.
- Ты как-то замешан во всем этом?
Тик-так. Курту понадобилась минута, не меньше, чтобы определиться с ответом. В итоге, решил не лукавить. Он был сыт по горло собственным враньем.
- Да.
Джеймс отошел от стола, сделал несколько шагов по направлению к стене, затем вернулся. Мельтеша перед глазами поникшего Курта, он не замолкал ни на секунду.
- Меня не волнуют личные дела актеров, пока это не сказывается на их работоспособности. Сегодня я потерял лучшую актрису для главной роли, и меня это совершенно не устраивает. Ты ее лучший друг, если мне не изменяет память. И я хочу, неважно, что ты там натворил, я хочу, чтобы ты немедленно поднялся и отправился к ней. И сделал, черт тебя побери, все возможное, чтобы она вернулась. Я могу взять Элис на ее место, но я не собираюсь этого делать до тех пор, пока не буду твердо уверен, что Рейчел сама по собственному желанию отказывается от участия. Ты меня понял?
- Да, Джеймс, - тихо ответил Курт. Джеймс провел ладонью по лицу, затем опустился в кресло.
- Я надеюсь, что ты и сам не меньше меня хочешь, чтобы она играла с тобой на сцене.
- Я хочу.
И это была чистая правда. Он мечтал об этом со старших классов, еще когда они вместе с Ррейчел проходили прослушивание. И представлял во всех красках, как они оба, держа друг друга за руки, подходят к краю сцены, улыбаясь многоликой толпе, которая одаряет их стоячими овациями. Они были так близки к осуществлению этой мечты, черт возьми.
- Тогда иди, - кивнул Джеймс. Курт вскинул голову.
- Но репетиция…
- Черт с ней, и без тебя остальные справятся, иди уже.
Не произнеся больше ни слова, Джеймс снова взялся за мобильный. Через полминуты он уже разговаривал с кем-то из своих коллег, и Курту оставалось лишь покинуть кабинет. В коридоре его шаги отдавались глухим эхо. Курт вслушивался в этот звук, пока тот не затих, и Курт не остался стоять посреди сумрака и звенящей тишины. Сейчас мир за порогом театра сосредоточился на одной мисс Рейчел Берри, и Курту еще меньше хотелось в нем оказаться. Он надеялся, что совесть отпустит его на все четыре стороны к концу дня? Чушь. Сморгнув подступающие слезы, Курт медленно выдохнул. На некоторое время перестали мельтешить в голове сумбурные мысли, и на смену им пришел один-единственный вопрос. «Почему?». Из-за поцелуя уйти из мюзикла? Рейчел, конечно, была королевой драмы, но не настолько, чтобы ставить под удар собственную актерскую карьеру. А, значит, произошло что-то, что оказалась куда серьезнее признания и любви толпы и критиков. В голову Курта не приходило ничего, кроме «Джесси Сент-Джеймс». Но сегодня Курту мало хотелось заниматься тем, что он обещал Джеймсу. Его тянуло домой, к Блейну, Элвису и далекой от идеала жизни, но все-таки приносящей ему радость. Глянув на часы, Курт заторопился к выходу, по пути не забыв захватить оставленные в комнате вещи. Комната, к слову, была уже пуста. Курт пропускал репетицию и не чувствовал себя виноватым.
Следующим утром, поджав губы, Курт широким шагом направился к знакомому дому.
Джесси не открывал дверь добрые пять минут. И если бы не упрямство Курта и не заверение какой-то проходящей мимо леди о том, что «мистер Сент-Джеймс недавно явился домой в непотребном виде», Курт уже сто раз бы плюнул на свою затею. Но его упрямство дало плоды. Дверь распахнулась, и перед глазами Хаммела предстал в стельку пьяный хозяин. В кое-как застегнутой рубашке и с помятым лицом он держал в руках бутылку и кое-как стоял на ногах. Курт, толкнув его вперед, закрыл за собой дверь, принюхался и невольно поморщился.
- Господи, Сент-Джеймс, ты что, пьян? – задал он вопрос, ответ на который был вполне очевиден. Джесси крякнул в ответ что-то неопределенное, затем под пристальным взглядом Курта скрывался в ванной. Через мгновение там послышался звон, громкая ругань, а когда зашумела вода, все посторонние звуки стихли. Курт, разувшись, прошел вглубь квартиры. Вернувшийся минут через пятнадцать Джесси застал его сидящим за столиком у самого окна в гостиной.
- Идешь по моим стопам, - язвительно прокомментировал Хаммел. – Так держать.
Джесси угрюмо вытер лицо полотенцем, оставшись стоять на месте, и слова гостя проигнорировал, дав Курту возможность тут же приступить к делу.
- Где Рейчел?
Джесси все с той же мрачной физиономией принялся наводить порядок. Надо заметить, от порядка, который застал Курт в прошлый раз, когда приходил сюда, не осталось ни следа. Поэтому действия Сент-Джеймса не были лишены смысла. А еще это было похоже на странного рода дежавю. Когда позавчера Джесси сидел в его квартире, Курт точно так же пытался хоть чем-то занять руки, чтобы не смотреть гостю в глаза.
- Вероятно, пролетает сейчас где-то над Пенсильванией.
Курт сорвался с места, но внезапно упал обратно, и лишь хриплый голос выдал его чувства.
- Пенсильванией?
- Она тебе не сказала? – Джесси на мгновение задумался. – Верно. С чего бы это. Она улетела домой.
Курт долго пытался совладать с самим собой, потому что дар речи покинул его, и потребовалось некоторое время, чтобы вернуть его обратно.
- Но почему? Она же не могла из-за поцелуя… Господи это же… Почему ты ее не остановил?
- Я ее не остановил, потому что это я был тем, из-за кого она уехала.
- То есть? – не понял Курт, невольно приложив ладонь к груди, туда, где отчаянно билось его сердце. Джесси помедлил.
- Я рассказал ей все.
- Все? – в горле Курта стремительно пересохло. – О нас?
- Обо всем.
- Джесси… Боже, что за идиот, - простонал Курт, утыкаясь лицом в раскрытые ладони. На заднем плане послышался громкий стук. Джесси изо всех сил пнул попавшийся под ноги стул.
- Идиот?! – заорал он, словно сумасшедший. – Идиот? А ты думал, я буду дальше играть в молчанку? Тебе самому не надоело?
- Не кричи на меня, - ледяным голосом потребовал Курт, сверкнув глазами, и Джесси, тяжело дыша, отступил на шаг назад, виновато оглядываясь по сторонам.
- Прости. Меня это просто достало. Не мог же я ей соврать про «ты все не так поняла». И я рассказал, как есть.
- Поверить не могу, - потрясенно выдохнул Курт. Джесси недобро сверкнул глазами.
- Не ты ли мне советовал поговорить с ней?
- Да, но... Я не то имел ввиду... Черт. И ты ей рассказал все? В прямом смысле все?
- Все. И про ту вечеринку, и про то, как мы с тобой после этого несколько месяцев друг друга избегали, и как начали иногда видеться, и как пытались разойтись. Все, Курт.
- Я надеюсь, ты уточнил, что у нас ничего кроме секса не было?
- Всегда было что-то, кроме секса, - обиженно отозвался Джесси.
- Да, но мы не встречались в полном смысле этого слова, да мы на дух друг друга не переносили, по большому счету.
- А я до сих пор тебя на дух не переношу, и никакие чувства не способны это исправить, - пробурчал Сент-Джеймс. Курт устало шлепнул его по руке.
- И я тебя тоже, но Рейчел это вряд ли утешит, не так ли? Просто мне не хочется, чтобы со стороны казалось, будто мы делали ей это назло или целенаправленно…
- Ты знаешь, как это выглядит со стороны, - вздохнул Джесси. – Ты не видел ее лица, когда она меня слушала. То, что она уедет, было очевидным с самого начала.
Курт покачал головой, с трудом сдерживая слезы, и бесцельно уставился в окно, погрузившись в собственные мысли. Где-то приглушенно работал телевизор, и Джесси все еще собирал раскиданные по гостиной вещи. В тишине они провели долгое время, не переглядываясь и не говоря ни слова. Сент-Джеймс его не выгонял. И Курт подумал, что тот не станет возражать, даже если он останется на ночь. Просто останется, без намека на что-то большее. Потому что сейчас Джесси по виду напоминал побитого щенка, выброшенного на улицу, и в его глазах светилось нечто похожее на мольбу не оставлять его одного. Курт решил подумать об этом позже. Может, после ужина, время к которому стремительно шло. А в каждой мелочи этой комнаты все еще ощущалось присутствие Рейчел, и когда Курт примечал ее духи, стоявшие на полке, или портретную фотографию, ему еще меньше хотелось покидать этот дом. Джесси заметил направление его взгляда, и аккуратно взял фотографию в яркой рамке в руки, ласково проведя по напечатанной сияющей улыбке большим пальцем. «Она всего лишь уехала», напомнил себе Курт, но казалось, будто она покинула их с Джесси навсегда. И тоска по ней уже была невыносимой.
- Теперь ты понимаешь, что мы с тобой натворили? – едва слышно спросил Джесси, обессилено опускаясь на свободный стул. Курт поднял на него глаза, полные слез.
- Да, Джесс. Теперь я понимаю.
_____________________________________________________

- Играй так, будто не помнишь, кто ты, - прошептал Курт, зажмурившись. Кончики его пальцев неприятно покалывало от волнения. Мерный рокот стоял в зале, наполненном до отказу. Ни единого свободного места. Даже Сент-Джеймс пришел, и Курт чувствовал огромную благодарность за то, что тот смог совершить этот маленький, но все же подвиг. Элис с трудом дышала. Она впервые играла столь большую роль. Всего четыре дня у девушки имелось в запасе, чтобы свыкнуться с новой ролью, и их, конечно же, было катастрофически мало, однако после ухода Рейчел на Элис возлагались большие надежды. Курт, уже одетый с иголочки, причесанный и накрашенный, благоухающий и невероятно красивый, приобнял ее за плечи.
- Я не смогу, - дрожащим голосом прошептала Элис. Курт посмотрел на нее серьезно. Она была младше почти на пять лет, но сейчас выглядела совсем взрослой, благодаря макияжу. Впрочем, и он не очень тянул на двадцатипятилетнего молодого человека.
- Играй так, будто не помнишь, кто ты, - повторил он первое правило Джеймса, а затем добавил. – Просто получай от этого удовольствие.
- Хорошо, - медленно выдохнула Элис. – Хорошо.
Сновали туда-сюда актеры и рабочие, мелькал где-то Джеймс, а Курт, смяв мягкую ткань, выглянул в образовавшуюся щель. С этого места была не очень хорошо видно зал, но достаточно, чтобы разглядеть сидящего на втором ряду Джесси. Курт моментально узнал его шарф, который был подарен самим же Куртом на последний Новый год. Улыбнувшись краешком рта, Курт перевел взгляд левее… и громко охнул. Проходящий мимо Бенджамин подозрительно на него покосился и собирался уже выяснить причину изумления Хаммела, но его отвлекли. А Курт, тем временем продолжая мять в руках тонкую бархатную ткань, во все глаза рассматривал тех, в окружении кого сидел Сент-Джеймс. Воздушная Куинн, одетая в легкое голубое платье, о чем-то жизнерадостно щебетала с сидящим рядом Блейном. Финн казался непривычно серьезным в строгом костюме, который, однако, не вязался с легким испугом, с которым Хадсон осматривался по сторонам, явно не зная, как себя вести. Мерседес и Сэм громко смеялись над чем-то, веселые и беззаботные, как всегда. А Тина пыталась их утихомирить, правда, сама попадала под чары друзей и тоже начинала смеяться. Курт перевел дыхание.
- Джеймс, - зашептал он. – Джеймс!
- Что? – директор появился из ниоткуда по первому зову своего протеже.
- Там… там.. – Курт неопределенно указал куда-то пальцем, не в силах понять, какое чувство его охватывает сильнее – паника или восторг. – Там мои друзья!
- Какие? – Джеймс, не удержавшись, тоже выглянул в зал.
- Видишь Джесси?
- Вижу. Я смотрю, твой брат приехал?
Курт отчаянно закивал и принялся хлюпать носом.
- Только не раскисай. Порадуешься после премьеры, - шикнул на него Джеймс, затем хлопнул в ладоши. – Всем по местам! Начинаем через пять минут! Стив, где Стив? Что у нас со светом? И позовите Милдред, Элис нужно поправить макияж. Чего стоите? Шевелитесь!
Курту пришлось оторваться от созерцания неожиданной компании и вернуться на свое место. На другом конце сцены за кулисами стояла Элис, не сводя с него взгляда. Вокруг нее крутилась полная блондинка, водя по ее лицу щеточкой, но Элис почти и не моргала. Похоже, оплотом ее спокойствия был Курт, который отвечал новой партнерше печальным взглядом. Как бы ему сейчас хотелось, чтобы на ее месте была Рейчел. Неподражаемая, яркая, надежная Рейчел. И пусть все похвалы критиков достались бы ей, а не Курту, пусть вспомнили бы о ней одной после премьеры, Курт с радостью бы отдал всю свою славу, лишь бы сейчас она была на сцене вместе с ним, когда поднимали занавес и начинали звучать первый аккорды.



Это было странно - снова играть так, наполненным памятью о ком-то. Он не помнил себя, не помнил друзей, следящих жадными глазами за каждым его движением. Но он помнил о Рейчел Берри. И где ближе к концу выступления, когда силы уже были на исходе, а внутри царило спокойствие, он пел песню только для нее одной.

Who can say for certain/Кто может сказать наверняка?
Maybe you’re still here/Быть может, ты все еще где-то здесь?
I feel you all around me, your memories so clear/Я ощущаю твое присутствие и помню тебя так ясно


В его глазах стояли самые настоящие слезы. Не нужны были фальшивые чувства, не нужна была игра. Он надеялся, что Рейчел думает о нем сейчас, представляя его на сцене. Она неспособна была на ненависть, быть может, ей хватило сил порадоваться за него, хотя он того не заслуживал.

Deep in the stillness I can hear you speak/В бездонной тишине мне чудится твой голос –
You’re still an inspiration/Ты осталась моей музой


Он думал о Рейчел, сидящей у окна своей уютной, почти девчачьей комнаты. Неважно, сколько километров их разделяло. Пока он думал о ней, ему казалось, что она может слышать его песню сквозь пространство. А если нет, не беда. Ему было достаточно знать, что эта песня была о ней. Что Рейчел все еще жила в его сердце, все такая же родная Рейчел со всеми ее тараканами и смешными привычками.

Fly me up to where you are beyond the distant star/ Возьми меня к далеким звездам
I wish upon tonight to see you smile/ Этой ночью я так хочу увидеть твою улыбку
If only for awhile to know you’re there/ И хоть на мгновенье почувствовать, что ты рядом
A breath away’s not far to where you are/ А где-то твоя душа живет рядом с вдохновением


Он жалел, что так долго не говорил ей самых важных слов. Не банальное "я тебя люблю", а куда более знакомое им обоим "ты меня вдохновляешь". Ведь, по правде говоря, ему было далеко до нее даже спустя столько лет. Он потерялся, спустил все на тормозах, позволил слабостям взять верх, пока она жила за них двоих, пытаясь справиться не только с собой, но и привести его в чувство. Он не смог. У нее всегда получалось. Оставшись без Рейчел, он чувствовал себя еще более потерянным, чем обычно. Ведь с ней одной он никогда не расставался всерьез. Невозможно было расстаться с человеком, так глубоко пустившим свои корни в твое сердце. С человеком, который был по-настоящему незаменим, какой была Рейчел. Эта связь лишь крепла, назло всем невзгодам и конфликтам, и даже сейчас Курт ощущал ее, хотя Рейчел не было рядом, и он сам не знал, когда же они теперь смогут увидеться.

As my heart holds you/ Мое сердце не отпускает тебя
Just one beat away/ На расстояние больше одного удара
I cherish all you gave me/ И день за днем я бережно храню все то
Everyday/ Что ты дала мне


Он плакал, когда вытягивал последнюю ноту. Плакал, когда толпа поднялась с мест, хлопая и выкрикивая похвалы. Плакал, когда его одаривали цветами и фотографировали. Так ни разу и не улыбнулся.
В гримерке он немного пришел в себя, благодаря кудахтанью Джеймса и его сильному успокаивающему – холодному трезвому тону. Тот, видя состояние своей звезды, встряхнул парня за плечи, высказал все, что думал о нем и его бестолковости, чмокнул в лоб и гордо удалился тогда, когда в комнату смущенно постучались Финн и Джесси. За их спинами маячили остальные гости. Курт, не думая ни секунды, бросился обнимать брата. Сейчас ему необходимо было чье-то тепло, по Финну он успел здорово соскучиться за это время. Тот, улыбаясь, немного покружил Курта. Затем было еще больше объятий, поцелуев и поздравлений. А когда все стихло, Финн решил сказать то, что было у всех на уме.
- Жаль, что так вышло с Рейчел. Она была сама не своя, когда говорила со мной по телефону.
Курт с перехватившим дыханием посмотрел за спину Хадсона, и Джесси неопределенно качнул головой. Похоже, правды Финн не знал, иначе стал бы вообще терпеть присутствие Сент-Джеймса?
- Так не вовремя заболеть, какой невезучей надо быть? Надеюсь, ее решение уехать домой не было опрометчивым, - покачала головой Мерседес. Курт недоуменно моргнул.
- По крайней мере, родители о ней позаботятся, - рассудила Куинн. Финн печально вздохнул, затем, словно придя в себя, радостно потрепал брата за плечо.
- Тебе стоило бы позаботиться о Рейчел, разве нет? – спросил Курт.
- Я все равно приехал только на пару дней, когда вернусь, она все еще будет в Лайме. А пропустить премьеру я никак не мог.
- И как только Софи тебя отпустила? И почему ты меня не предупредил?
- Софи у родителей, и это был сюрприз. Надеюсь, он удался? – улыбнулся Хадсон. Несмотря на тяжесть на сердце, Курт улыбнулся в ответ и обвел теплым взглядом маленькую компанию.
- Удался. Я так рад вас видеть.
Тина, Мерседес и Куинн, как одна, дружно заключили его в объятия, где-то послышался смех Блейна.
- Эм, мы подумали зайти сейчас в какое-нибудь кафе, что думаешь? – предложил Финн. Курт был настолько растроган тем, что его друзья, пусть и не в полном составе, нашли время для премьеры, что только кивнул, не в силах что-либо сказать. Они покинули здание театра еще нескоро, потому что Курту нужно было собрать вещи и еще некоторое время потратить на ожидающих его у выхода фанатов. Наградив кое-кого автографами и совместными фотографиями, он присоединился к своей компании, однако был остановлен Джесси, который украдкой шепнул ему на ухо.
- Ты уверен? - уточнил Курт, оглядываясь на остальных. Блейн подозрительно прищурился. Джесси кивнул. – Пошли с нами. Будет весело. А потом ты сможешь переночевать у нас. Тебе лучше не оставаться сейчас одному, наверное.
- Я уезжаю, Курт.
В повисшем молчании Курт с трудом переваривал только что сказанные слова, невольно вцепившись в руку Сент-Джеймса. Затем как-то неуклюже повернулся к друзьям.
- Вы идите, я попрощаюсь с Джесси и догоню вас.
Друзья не нашли ни одной причины не послушать совета. Лишь Блейн несколько мгновений топтался на месте, переводя встревоженный взгляд с Хаммела на Джесси, но присоединился к остальным, когда его окликнул Сэм. Курт смог справиться с возникшим в горле комом.



- Что значит, уезжаешь?
- В Лос-Анджелес. К сестре.
- Ты… сбегаешь? Нет-нет, Джесс, ты должен что-то сделать с Рейчел, с тем, что мы натворили, и я тоже, а ты просто берешь и сбегаешь?
Джесси попытался вырваться из захвата, но слабо, почти нехотя.
- Все кончено, Курт. Она не вернется. Не сейчас, по крайней мере.
- Она вернется! - почти закричал Курт, не желая мириться с неожиданным раскладом. – Вернется, если мы объясним, если…
- И что потом? Мы с ней поженимся и будем, как ни в чем не бывало, приглашать тебя на семейные обеды? Давай посмотрим правде в глаза, мы и так натворили достаточно дел. Лучше просто оставить все, как есть.

Did I disappoint you or let you down?/Я разочаровал или обидел тебя?
Should I be feeling guilty or let the judges frown?/Я должен чувствовать себя виноватым или действовать наперекор судьям?
'Cause I saw the end before we'd begun/Я знал, чем всё закончится, ещё до того, как всё началось


- Знаешь, как это называется? Это называется жечь мосты. Ты не добьешься ничего этим, - попытался образумить Джесси Курт, но тот лишь покачал головой.
- Будет время построить новые, не сейчас. Сейчас Рейчел не отвечает на мои звонки, врет даже Финну о причине, по которой она уехала, и не желает вспоминать о том, что у нее был друг по имени Курт Хаммел. Что мы можем сделать? У тебя есть идеи?
Курт провел рукой по мокрому от слез лицу.
- Что-нибудь… - прошептал он. – Ты не можешь уехать. Ты не можешь оставить меня здесь. Это нечестно.
- Нечестно? Они, - Джесси ткнул в ту сторону, куда ушли друзья Курта, - здесь из-за тебя, а не меня. Ты не один, чего тебе переживать?
- А если они узнают? Что я скажу Финну? Что я вообще должен делать?
- Даже Рейчел промолчала, что нам остается?

It may be over but it won't stop there/Возможно, всё кончено, но не всё решено
I am here for you if you'd only care/Я останусь рядом с тобой, если пожелаешь


- Опять врать? – короткое рыдание вырвалось у Курта, стоило ему только подумать об этой невеселой перспективе.
- Делай, что хочешь. А я делаю то, чего хочу сам. Я уезжаю. Я пришел на премьеру, чтобы сказать тебе об этом.
Курт медленно кивнул, пытаясь найти слова. Сначала Рейчел, теперь Джесси. Он не хотел, чтобы эти все закончилось. И ему становилось страшно, когда он думал о том, что случится, узнай кто-нибудь из его друзей правду. Что они уйдут так же, как и эти двое. Еще одна разлука с братом казалась ему кошмаром. Но если уйдет Блейн… Курта обдало холодом при этих мыслях.
- Мне жаль. Я надеюсь, что мы еще увидимся, но не могу ничего обещать, Курт.
Джесси еще продолжал, надеясь, что Курт справится с собой и сможет что-нибудь сказать, но напрасно. Курт уставился себе под ноги, глотая слезы. Он не смотрел на Джесси, будто пытаясь защититься от того, что Сент-Джеймс ему навязывал. Пытаясь защититься от очередного прощания. Джесси вздохнул, фирменным жестом провел ладонью по волосам, затем развернулся и прошел несколько шагов, успев на мгновение обернуться, прежде чем скрыться в темноте.

Goodbye my lover/Прощай, мой любимый
Goodbye my friend/Прощай, мой друг
You have been the one/Ты был единственным


- Ты потрясающе выступил. Как и всегда.
Это были его последние слова. И когда Курт все же поднял голову, то не увидел ничего, кроме невзрачной нью-йоркской улочки. Откуда-то издалека сюда доносились отголоски праздника, но здесь они казались неуместными, и Курт поспешил спрятаться от них в глубине города. Его телефон настойчиво звонил, и Курту потребовалось некоторое время, чтобы заставить свой голос звучать обычно. Он присоединился к друзьям в небольшом уютном кафе, но без особого желания. Отстраненно он слушал чужие разговоры, неохотно улыбался на шутки и все никак не мог избавиться от ощущения пустоты в грудной клетке. Ненавистное чувство, поселившееся в нем еще в раннем детстве со смертью матери, чувство, которые просыпалось каждый раз, когда кто-нибудь говорил ему «Прощай», вновь не давало покоя. Сославшись на усталость, Курт смог избавиться от необходимости участвовать в обсуждениях и вздохнул облегченно, когда в два часа ночи Блейн, взволнованный состоянием Хаммела, наконец решил свернуть вечеринку.

And as you move on, remember me/И продолжая жить дальше, помни обо мне
Remember us and all we used to be/Помни о нас и том, что между нами было


- Кому-нибудь нужно остаться на ночь? – поинтересовался Блейн у остальных. Курт упорно хранил молчание.
- Я надеялся, что любимый братик меня приютит, - признался Финн, усмехнувшись.
- Я надеялся, что любимый братик моего лучшего друга меня тоже приютит, - рассмеялся Сэм.
- Я остановилась у Шелби и забираю девочек с собой, - распорядилась Куинн. Финн с Блейном переглянулись.
- Ну, значит, девочкам налево, мальчикам направо? – улыбнулся Андерсон.
- Наоборот, ты, топографический кретин, - пробормотал Курт. Послышался дружный смех. Блейн, фыркнув громко, притянул Курта к себе и коротко поцеловал в висок. К слову, никто не выражал удивления по поводу неожиданной новости о том, что они снова вместе. Курт, не забывая о Рейчел, другого и не ожидал. Правда, сейчас он бы и не вспомнил, говорил ли он толком с ней о своих отношениях с Блейном или нет. В последнее время все было очень сложно.
Они потратили некоторое время на то, чтобы обняться на прощание, а в такси Курт уснул под тихо жужжащее радио. На пороге их встретил радостный, как всегда, Элвис, и Сэм с Финном тут же забыли обо всем на свете, принявшись играть с жизнерадостным псом. Блейн отвел Курта наверх. К этому моменту Курт уже успел немного проснуться. Широко зевнув, они притянул Блейна к себе, мягко поцеловав в губы. Блейн, почти лежа на Курте, улыбнулся и взъерошил ему волосы.
- Прости за то, что произошло в ванной, - сказал вдруг Курт. – Наверное, это была не так реакция, которую ты ждал.
- Ничего. Что-то снова не дает тебе покоя. Верно?

And I still hold your hand in mine/Заснув, я по-прежнему держу
In mine when I'm asleep/Твою руку в своей
And I will bear my soul in time/А когда я становлюсь перед тобой на колени
When I'm kneeling at your feet/Моя душа путешествует во времени


Курт не торопился отвечать. Он наслаждался моментом. В комнате царил полумрак, свет сюда проникал из коридора сквозь приоткрытую дверь, и он мог любовался лицом Андерсона, поглаживая пальцами его щеку. Блейн накрыл его ладонь своей, и они одновременно потянулись за поцелуем, влажным и глубоким, от которого сбивалось дыхание.
- Ох как бы мне сейчас хотелось тебя раздеть и, не терпя возражений, заняться с тобой сексом. Ты даже не представляешь, - пробормотал Блейн. Курт вымученно улыбнулся. Внутри него все разрывалось от метаний между тоской и счастьем, и эта борьба Курта уже порядком достала.
- Тебе нужно идти развлекать гостей, которых ты к нам притащил. И утихомирь Элвиса, у меня голова болит.
- Как прикажите, Ваше Величество.
За тихим смехом вновь последовал поцелуй. Затем воцарилась тишина, и Курт, не в силах держать все в себе, спросил:
- Почему люди уходят?
- Уходят? - не понял Блейн.
- Умирают. Или просто прощаются и исчезают из жизни, словно их и не было, - тихо ответил Курт, теребя ворот его рубашки.
- Я не знаю, Курт, - признался Блейн. – Почему ты спрашиваешь?
- Потому что ты прав, и мне кое-что не дает покоя.
Блейн несколько мгновений кусал губы, но решил уточнить.
- Расскажешь?
- Потом как-нибудь. Иди к ребятам. Только не забудь вернуться, ты стал отличной альтернативой одеялу.
- Ты используешься меня не по назначению, - возмутился Блейн.
- Если бы в нашем доме не было никого лишнего, я бы использовал тебя по назначению, - прошептал Курт. Он игриво улыбнулся и провел ладонью по бедру Блейна, прихватив ладонью ягодицу. – По самому прямому назначению.
Он не врал не пытался красоваться. Сейчас ему очень хотелось забыться и отдать себя в надежные руки Андерсона.
- О господи. Я могу их прогнать. Я могу их усыпить. Я могу их убить, в конце концов, - дрожащим голосом ответил Блейн. Курт, рассмеявшись, толкнул его в грудь.
- Я тебе не позволю так обращаться с моими друзьями ради какого-то секса.
- Какого-то?!
- Иди уже, - продолжая смеяться, Курт выбрался из-под Блейна и направился к платяному шкафу, намереваясь переодеться. – Увидимся завтра утром.
Андерсон чмокнул Хаммела в губы в качестве пожелания спокойной ночи, а затем удалился из комнаты с улыбкой, прикрыв за собой дверь. Курт на ощупь добрался до ночника, включил его, на пару мгновений зажмурившись от света. Затем сменил повседневную одежду на пижаму, но сонливость уже прошла, и в постель не хотелось. Чтобы подготовиться ко сну, он по привычке подошел к широкому окну, прислонившись лбом к прохладному стеклу. Нью-Йорк продолжал жить своей жизнью. В небе блестели огни. Может быть, одним из них был самолет с Джесси Сент-Джеймсом на борту.

Продолжение следует.

@темы: NC-17, Klaine, Glee, Fix you, fanfiction

URL
Комментарии
2012-05-30 в 20:20 

TovarishSekretar
Цемент на то и создан © Р.Мёрфи
c днём рождения!:pozdr:

2012-06-02 в 01:35 

Anna Tino
Мечта твоего сердца
это просто шикарный, великолепно прописанный фанфик.
большое спасибо за него :hlop:

2012-06-24 в 00:40 

Яна Вик
Практически не увлекаюсь фанфикшеном, но этот читаю с огромным удовольствием. Все настолько правдоподобно, что невозможно не восхищаться.
Но больше всего хочу поблагодарить за музыкальную подборку. Честное слово, она потрясающая.

2012-07-22 в 10:22 

bright_baby
Фанфик потрясающий, я им просто зачитываюсь... Вчера весь день, весь вечер и всю ночь посвятила только ему) читала будто фильм смотрела, шикарный, зрелый фик!
Я очень жду продолжение, предыдущие главы были очень интересными и далее будет еще более интересно, хочется получить ответы на все вопросы. Спасибо большое за ваше великолепное творение!

2012-08-08 в 21:09 

мистер кит
Courage. There's nothing wrong with you, there's a lot wrong with the world you live in
Уважаемый лично мной и не только мной автор!
Я к вам пишу- чего же боле. Что я могу еще сказать...©

Во-первых, я хочу поблагодарить вас за эту замечательную историю самыми проникновенными словами, которые мне доступны. Я задался целью найти макси-Клейн, который не обеспечил бы мне рвотного позыва от переизбытка флаффа и/или бредового сюжета из дамских романов, поэтому буквально изнасиловал поисковик запросами. Но увы, я попадал либо на фанфикшен из "черного списка", либо на однострочники. К счастью, я нашел неплохой Клейн в зарубежном фандоме, но, знаете, это совсем иные ощущения, нежели текст на родном русском. Но потом мне перепала честь ознакомиться с вашим фикшеном, и это было самой большой наградой.
Я начал с "Сексуального воспитания", пошел дальше и... вышел на "Fix you". Пропал, совершенно потерял чувство времени, читал и читал, периодически отрывался на дикие приступы свуна и ангста, но вновь продолжал. Я не могу описать, как я поражен вашим стилем и вашим слогом. Возможно, не все показалось мне органичным, но общее впечатление: "Это то самое, что я искал". Хороший, даже отличный фикшен в моем понимании - это продолжение оригинальное истории, такое, какое могли бы представить нам сценаристы, если бы "детское" время, Fox и лимит эфира. "Fix you" справился с этим на ура, вы справились с этим на ура, и я восхищаюсь вашей выдержкой и фантазией.
Я не по наслышке знаю, как сложно писать макси, выдерживать накал страстей, тон повествования. Иногда просто руки опускаются, и слова не хотят складываться в картину. Я так же понимаю ваше желание видеть отклик читающей публики, потому что за фикшен на выплачивают гонорар, к моему величайшему сожалению. Поэтому я решил написать вам целую хвалебную поэму, надеюсь, вы ее все-таки прочтете)
Во-вторых, я хотел отметить ваших героев. Ну, положим, они не совсем ваши, а все больше Мерфи... Не имеет значения, потому что характеры прекрасны. И декорации к этим характерам построены мастески и живо. Я с первой главы, слету поверил им - поверил во все: начиная с прекрасно-стервозного Курта и заканчивая самим духом Нью-Йорка. Ничего лишнего, ничего, что можно было бы выбросить и сказать: "Это не Блейн, это не Финн, это не Рейчел, я вам не верю".
У меня масса вопросов по сюжету, масса догадок, которые вы, я надеюсь, распишите дальше. Ведь это еще не конец, верно? Признаться, поначалу я думал, что Курт болен чем-то страшным и неизлечимым, в духе костного рака или неоперабельной опухоли головного мозга. Ну, знаете, как это бывает. ВИЧ меня поразил до глубины души. Я кручусь в фандомах с средней школы, вот уже больше семи лет, но никогда, нигде не встречал такой идеи. Браво, просто браво! Как вы додумались до этого? Аплодировать вам стоя! Тем более, я и подумать никогда не мог, что Курт может оказаться им болен. Не так уж это и исключено, на самом деле. Тем более мне было ужасно интересно наблюдать, как он будет жить с ним, ведь в его характере никогда не жаловаться, пока не припрет.
Бонусом, приятно порадовал Себастьян, который наконец-то не изображен последней тварью без стыда и совести. Отдельное вам за это спасибо. Спасибо вам и за Рейчел: тоже теряюсь в догадках, то ли ненавидеть ее за инфантильность, то ли погладить по голове за благие, в общем-то, намерения. Но благими намерениями дорога в ад выложена, что она успешно и подтверждает своим поведением.

Спасибо вам и за сюжет: не банален, сложно предугадать, какие события повлечет за собой то или иное действие. Честно говоря, мне очень хочется видеть, что с Куртом и Блейном в конце все будет хорошо. Могут они пожениться, наконец, или нет? xD Могут же они преодолеть все трудности вместе, ведь это и значит - по-настоящему любить человека. В болезни и здравии, до самой смерти. И я искренне желаю им счастья, потому что они его заслужили и оно им к лицу.
:heart::heart::heart:

Также я искренне надеюсь, что мой отзыв-письмо не задело ваших чувств, потому что я от всего сердца! ) Мало ли.
Хочу пожелать вам удачи и терпения закончить эту историю любви и радости, конечно. Жму "добавить в избранное" и перелистываю на начало.

PS: Курт Хаммел на обложке Vogue - голубая мечта моего воспаленного воображения, обложка шикарна.

2012-09-18 в 18:49 

dark hoarfrost
critic to the bone
ох,и где же продолжение?((

2012-12-15 в 07:03 

Romanastasia
There's nothing more badass than being yourself (c)
сэр Джуффин Халли., пусть и с опозданием (ладно, к черту, у таких вещей нет срока давности!), но я все-таки скажу вам спасибо. Нет, не так. СПАСИБО. К сожалению, не могу лично задушить Вас в объятиях и расцеловать в обе щеки, но поверьте, я бы с удовольствием это сделала! Ваш отзыв просто сделал мое утро. День. К черту, всю неделю он мне сделал. Конечно, Ваш отзыв задел мои чувства, еще как, но лишь в хорошем, замечательном смысле! Каждый комментарий, конечно, ценен, но когда читатель тратит столько времени и сил, чтобы написать ТАКОЙ отзыв, мне кажется, что я этого не заслуживаю.
И все же. Еще раз спасибо.
Вау.

URL
     

Oh my Grilled Cheesus!

главная