12:53 

Fix you (Klaine, St.Berry, St.Hummel, NC-17. Глава 11.

Romanastasia
There's nothing more badass than being yourself (c)


Название: Fix you.
Автор: Romashka.
Рейтинг: NC-17.
Размер: планируется макси.
Пейринг: Klaine, St.Hummel, St.Berry
Жанр: romance, drama, humour, angst.
Статус: в процессе
Дисклеймер: все райано-мерфировское.
Аннотация: Иногда, получив все, о чем он мечтал, человек теряет самое главное – самого себя.
Размещение: с разрешения + шапка обязательна.
Саундтрек: Coldplay – Fix you.
От автора: К каждой главе прилагается несколько саундтреков, цитаты из песен будут мелькать среди абзацев. Не поленитесь включить эти песни, когда будете читать – поверьте, это поможет вам окунуться в атмосферу происходящего.

11 глава. Positive/Позитивный.

- Курт.
- Я опаздываю!
Он не опаздывал, конечно. Но изо всех старался создать видимость невероятной спешки, что в последние дни стало уже почти привычкой. Резкие движения, беглый взгляд, тяжелое дыхание, сумка, кое-как закинутая на плечо, извиняющаяся улыбка. Блейн все еще был до ужаса сонным. Он щурился от яркого света, зажженного в коридоре, и потирал шею, словно всю ночь провел, лежа в неудобной позе. Задравшаяся футболка, мятые штаны. С расстояния в пять шагов Курт мог видеть следы от подушки на его левой щеке. На голове Блейна царил хаос. Кудри, освобожденные от гнета геля, наконец, захватили власть над головой и теперь торчали под самыми немыслимыми углами. Само очарование.
- Еще даже девяти нет, куда ты в такую рань? – поинтересовался он, с трудом подавив зевок. Курт неопределенно повел плечами.
- Джеймс попросил приехать пораньше.
Блейн, к счастью, не стал уточнять, с чего бы Джеймсу, который по определению не любил заниматься творчеством в ранние часы, нарушать свой обычный распорядок. По выражению его лица было непонятно, поверил он Курту или нет, уж слишком оно заспанным было.
- Ты завтракал?
Курт постарался затоптать начинающую просыпаться совесть. И чувство вины вместе с ней.
- Да, - кивнул он. На этот раз он не соврал. Конечно, Блейн вряд ли назвал бы чашку кофе и печенье завтраком, но тем не менее.
- Мне забрать тебя после работы?
- Нет, спасибо, я сам доеду.
- Мы собирались в музей современного искусства, - пробормотал Блейн. Курт едва не хлопнул себя по лбу. Выставка! Не самая увлекательная перспектива провести вечер, любуюсь никому непонятной мазней, однако Блейн настаивал на его присутствии. Курт согласился только после длительных уговоров. Он и сам прекрасно понимал, что если не будет хоть иногда выходить в свет, его карьера никогда не поднимется в гору. От актера, у которого нет фанатов, проку никакого.
- Я забыл предупредить Джеймса, - вздохнул он.
- Ты думаешь, он не разрешит тебе уйти пораньше? – с легко читаемой усмешкой спросил Блейн. – Ты приезжаешь в театр первым и уезжаешь оттуда последним, а дома потом еще несколько часов репетируешь свои партии. Я бы тебе уже памятник трудолюбия поставил.
Курт ответил легкой улыбкой.
- Я тебе позвоню, - пообещал он и, махнув рукой, вышел из квартиры. Что ж, это был первый разговор без попыток Блейна вернуться к обсуждению их поцелуев. В отличие от Курта, Блейн жаворонком не был, и девять часов утра явно не были подходящим временем для него, чтобы разговаривать о чем-либо важном.
- Доброе утро, мистер Хаммел, - бодро поприветствовал Курта охранник, не отрываясь от телевизора. Курт даже не потрудился кивнуть. Мужчина наверняка забыл о его существовании за секунду до того, как произнес дежурную фразу. Курт толкнул входную дверь и, оказавшись на улице, полной грудью вдохнул свежего воздуха. Курт любил утро, но девять часов было слишком поздно для него. В семь огромный мегаполис уже начинал просыпаться, гудеть и загрязнять озоновый слой планеты, однако люди все еще были сонными, машины плелись с минимальной скоростью, и воздух был пропитан недовольством и раздражением. Курт же ощущал бодрость. Сегодня она ему была необходимо так же, как и твердый разум и годами тренируемое хладнокровие. Он ехал к Сент-Джеймсу.
Квартира двух голубков располагалась в, пожалуй, самом презентабельном районе Манхэттена – на Пятой Авеню. Среди бесконечных рядов дорогих бутиков уютно пристроился многоэтажный элитный дом, большая часть окон которого выходила на Центральный парк. Рейчел не была транжирой, но она выросла в полном достатке и такая жизнь казалась ей нормой. Их с Джесси квартира была еще больше, чем у Курта. Огромный пентхаус был залит светом даже в пасмурные дни, а, стоя перед высокими окнами и любуясь на нью-йоркскую панораму, можно было напрочь забыть про время. Однако сегодня Курт направлялся в гости совсем не для того, чтобы насладиться чудесными пейзажами. Впервые за долгое время он собирался поговорить. Или, хотя бы, попытаться.
Внеся свое имя в список посетителей у суровой дамы на входе, он поднялся на лифте на семнадцатый этаж. С гулко бьющимся сердцем подошел к нужной двери и замер, собираясь с мыслями. Это было не так-то просто – по собственному желанию прийти сюда и увидеться с Джесси. Он почти переступал через самого себя, но не жалел об этом. Все его существо взывало к нему, требуя сделать хоть что-то правильно.



Странное нехарактерное ему воодушевление охватило Курта, и он, уже не колеблясь, нажал на кнопку звонка. Сент-Джеймс открывать не торопился. Лишь через пару минут, когда Курт уже снова потянулся к звонку, Джесси появился на пороге, хмурый как всегда. Несколько секунд он разглядывал Курта с ног до головы, словно толком не понимал, кто к нему пришел, затем с вызовом поинтересовался:
- Зачем ты пришел?
Курт скрестил руки на груди.
- Может, впустишь для начала?

Close enough to start a war/ Близки к тому, чтобы начать войну

Сент-Джеймс вздохнул, но все же пропустил Курта вперед, хотя и крайне неохотно. Курт не стал тратить время на то, чтобы раздеться. В квартире было остаточно прохладно, сквозняк дул по ногам, и он, немного ежась, сразу направился в гостиную вслед за Джесси.

God only knows what we're fighting for/Одному Богу известно, за что мы бьёмся
All that I say, you always say more/На каждое слово ты отвечаешь два


- Есть что выпить?
- Яд? – коротко усмехнулся Сент-Джеймс, застегивая верхние пуговицы на рубашке. Его волосы были влажными, и на шее виднелись капельки воды. Он явно только что вышел из душа. Курт задумчиво проследил за тем, как одна из капелек скользнула за ворот рубашки, и с смутным удовлетворением понял, что вид соблазнительно мокрого Сент-Джеймса его ни капельки не возбуждает. Словно отвечая на прозвучавший вопрос, Курт предупредительно прищурился
- Виски?
- Пойдет.
Когда они уселись за круглый стол у окна, Сент-Джеймс разлил виски по стакан. Они пили в полной тишине, не смотря друг на друга и словно находясь в параллельных вселенных. Курт облизал губы, медленно вдохнул, чтобы собраться с мыслями. Хотелось бы ему никогда не встречать Сент-Джеймса после колледжа. Возможно ли, что какой-то Курт в одном из других миров по-прежнему был счастлив, носил обручальное кольцо на руке и встречал поцелуями Блейна после работы? Эта мысль посетила его раньше, чем он успел ее осознать в полной мере. Блейна?

I braved a hundred storms to leave you/Я пережила сотню бурь, прежде чем уйти
As hard as you try, no, I will never be knocked down/ И как бы ты ни старался, я никогда не сломаюсь


- Ты знал, когда приходить, - заметил Сент-Джеймс, и Курту пришлось отложить свои туманные размышления на потом.
- Рейчел вчера при мне договаривалась о пижамной вечеринке с девчонками.
- Из тебя вышел бы хороший шпион.
- Это вряд ли, - Курт не смог сдержать улыбки, вспоминая свою первую и последнюю серьезную попытку за кем-нибудь пошпионить.
- Что тебе нужно, Курт? – не выдержал Джесси. Его стакан выдал короткий звон, стоило Джесси поставить его обратно. Курт повел плечами и мгновенно стал серьезным. Он вспомнил, зачем пришел, и не лелеял надежды на дружеский разговор.
- Слушай, ты можешь пудрить ей мозги, можешь дарить ей подарки, но не настраивай ее против меня. Это нечестно, - четко произнес он с изрядной долей обиды.
- Дело в приглашении на свадьбу? – усмехнулся Джесси.
- Нет, дело в том, что ты портишь наши с ней отношения. Я прошу тебя прекратить.
Сент-Джеймс не стал спешить с ответом. Он отвернулся, и Курт некоторое время мог видеть только его освещенный пока еще тусклым солнцем профиль.

I can't keep up with your turning tables/Я не успеваю за сменой твоих ролей
Under your thumb, I can't breathe/Мне тяжело дышать под твоим давлением


- Это все, чего ты хочешь? – спросил он, наконец. Голос его прозвучал как-то глухо.
- Я много чего хочу, - поджал губы Курт. – Но я знаю, на что могу рассчитывать, а на что – нет.
- В таком случае, ты ошибся.
Курт возмущенно выпрямился.
- Что тебе стоит просто позволить нам дружить?
- Это может стоить мне брака, идиот, - процедил сквозь зубы Сент-Джеймс, резким движением убирая со лба непослушные пряди.
- Брака? Не будет никакого брака. Рейчел не идиотка, она не выйдет за тебя, - категорично заявил Курт.
- Ты забываешь, что она уже дала согласие.
- У нее еще есть время передумать.
- Она не передумает, - сердито отозвался Джесси, прищуривая глаза. Разговор приобретал неприятный поворот, но сделать с этим что-то не мог ни один из них. Хотелось поскорее расставить точки над i. Оба и так знали, чем все закончится, так почему бы не воспользоваться случаем сказать то, что терзало их все это время?
- Тогда я прошу тебя это сделать, - тихо произнес Курт, хмурясь и пристально разглядывая лицо Сент-Джеймса. Рот парня искривился в изумленной усмешке.
- Ты просишь меня отменить собственную свадьбу? Ты сошел с ума, - произнес он с такой невозмутимостью, что Курт разозлился.

So I won't let you close enough to hurt me/ Поэтому я не допущу, чтобы ты ранил меня

- Тебе на нее плевать! - воскликнул он, ударяя ладонью по столешнице и вздрагивая от собственного жеста. – Оставь ее в покое, найти какую-нибудь глупую, но симпатичную блондинку и живи в свое удовольствие! У Рейчел все только впереди, не отбирай у нее то, чего она добилась ценой стольких усилий.
- Ты спятил, - авторитетно заявил Сент-Джеймс и презрительно фыркнул. – Я не отбираю. Я даю. Она с шестнадцати лет мечтает о белом платье и детях, несмотря на всю свою одержимость Бродвеем. Что плохого в том, что я осуществляю еще одну ее мечту?
- Платье и дети – это еще не все. Ты ее даже не любишь. И когда она это поймет, ее жизнь будет разрушена. Не делай этого. Ты не такой уж очаровательный, каким она тебя считает. И мы оба это знаем.
- Я знаю только то, что ты считаешь меня эдаким безжалостным злодеем и лицемером.
- Естественно, считаю! Ты спал с лучшим другом своей будущей жены! – не выдержал Курт.
- А ты спал с будущим мужем своей лучшей подруги, а теперь приходишь сюда и начинаешь нести чушь о том, как сильно ты о ней беспокоишься. Ну и кто здесь лицемер? – парировал Сент-Джеймс.

Next time I'll be braver/В следующий раз я буду смелее
I'll be my own savior/Я спасу себя сама
When the thunder comes for me/Когда надо мной ударит гром


- Я не…
- Посмотри правде в глаза, Курт, - прервал его Джесси. Курт поджал губы, но замолчал. Сент-Джеймс развернулся всем телом в его сторону и сложил руки на столе, сцепив ладони. Было похоже на то, что он собирается покончить с этим глупым разговором. – Кому здесь на нее плевать, так это тебе. Ты просто ревнуешь. Сколько бы парней у нее ни было, ты всегда оставался тем, к кому она приходила поплакаться в жилетку. И сейчас ты боишься, что потеряешь единственного человека, которому ты был нужен, и останешься совершенно один, потому что всем остальным на тебя чихать. И знаешь, что? Так и будет. Потому что через месяц она станет моей женой, и в нашей жизни не будет места для тебя.

It's time to say goodbye to turning tables/Пора попрощаться со сменой ролей

Курт во все глаза смотрел на то, как шевелятся губы Сент-Джеймса, с трудом улавливая суть его слов. Но кое-что все же достигло его ушей, и злые слезы начали скапливаться в уголках глаз.
- Ты… - выдохнул он.
- Скажешь, что я не прав? Кто еще, кроме нее, готов терпеть твои выходки? Но, вот незадача, даже терпению Рейчел может прийти конец. И, поверь, мне не нужно сильно стараться, чтобы она разочаровалась в тебе как в друге. Ты сам дашь ей повод.
- Ты просто отвратителен, - прошептал Курт, поднимаясь с места.
- Не хуже, чем ты. Как поживает твой ВИЧ?
Курт качнул головой, с трудом веря в услышанное.
- Да пошел ты, - бросил он зло, с трудом не перейдя на бег, кода покидал гостиную комнату.
- Передавай Андерсону привет. Если он еще, конечно, не съехал от тебя, чему я бы ни удивился, - послышалось вслед. Курт жалел, что пришел. Как ему пришла в голову мысль о том, что с Джесси можно нормально поговорить? Каждое слово Сент-Джеймса тяжелым бременем ложилась ему на сердце. И Курту становилось страшно, когда он не мог понять, почему. Из-за того, что слова были обидными, или из-за того, что они могли оказаться правдой? 
_________________________________________________________________________________

Днем позже, после самой скучной ночи в его жизни, проведенной в музее современного искусства, Курт, удобнее устроившись в кресле, пролистывал электронную почту. Десять минут назад Финн прислал ему на мобильный короткое сообщение, ограничившись весьма лаконичным «ПОЧТА СРОЧНО ПОЖАЛУЙСТА». Ничего катастрофично страшного в сообщении Курт не заметил. Если что, Финн всегда имел возможность ему позвонить, однако любопытство перебороло скуку, и Курт все же внял мольбам брата.
- Курт, - послышалось где-то за спиной. Голос плавно переместился вправо и затих так же, как и звук шагов. Курт щелкнул мышкой и обнаружил в письме видео.
- Мххм? – промычал он неопределенно в ответ. Снова шаги, на этот раз Андерсон шел в обратном направлении.
- Ты не видел моего рюкзака?
Голос Блейна был каким-то удрученным. Курт на секунду задумался, однако отвлекся на письмо Финна. Видео было коротким, всего шестнадцать секунд, однако увиденное заставило Курта спустить с кресла ноги и придвинуться ближе к монитору. Его рот медленно открылся в беззвучном изумлении.
- Курт? – жалостливо пробормотал Блейн.
- Я отнес его тебе в комнату, - отмахнулся Курт.
- Спасибо. Что там?
Увидев, что Курт чем-то крайне заинтересован, Блейн подошел ближе. Когда он наклонился, чтобы заглянуть в монитор, его ладонь легла Курту на плечо. Подобный жест был бы воспринят, как неуместное вторжение в личное пространство, если бы Курт не был поглощен просмотром.
- Тут… - Курт не нашел даже слов, чтобы внятно объяснить.
- Это... УЗИ? – ахнул Блейн. Спустя долю секунды на его лице появилось такое же восторженное выражение, как и у Курта.
- Финн прислал, - шепотом почему-то ответил Хаммел.
- Это Кэмерон?
- Да.
- Какой он маленький, - широко заулыбался Блейн.
- Естественно, это же плод ребенка, еще даже не до конца сформировавшийся.
- Ох, ну не умничай ты, - щелкнул он Курта по лбу. Тот сердито ударил Андерсона по руке. Они немного помолчали, снова и снова наблюдая за тем, как движутся неясные тени в том, что было животом Софи.
- Странно, правда?
- Что?
- Он такой… ненастоящий словно, - просто ответил Блейн. В его глазах плескалось удивление и радость. – Когда-нибудь он вырастет и станет таким, как мы.
- Да не дай боже, - вырвалось у Курта. Он и сам с трудом сдерживал улыбку. Короткие шестнадцать секунд, а ему вдруг стало так хорошо и легко, словно это его собственный ребенок двигался там, в уютной темноте женского чрева.
- Я имел ввиду, взрослым мужчиной, - рассмеялся Блейн, прекрасно понимая, о чем подумал Курт.
- А.
Блейн покачал головой, и Курт пришлось немного подвинуться. Жесткие кудри защекотали его висок.
- Я ему завидую, - еще через минуту произнес Блейн. Судя по голосу, действительно завидовал.
- Почему?
- У него будет дядя по имени Курт Хаммел. Этому малышу несказанно повезло.
Курт не ответил. Он как-то не успел еще осознать эту простую истину, просто не представилось случая. Ребенок Финна и Софи до этого момента казался каким-то абстрактным. Сейчас, видя малыша своими собственными глазами, Курт мог представить все, что ему было уготовано будущим. Его воображение уже рисовало красочные картины.



Вот он входит в палату к Софи. Уставшая, вымотанная, но счастливая, она улыбается ему и выглядит непривычной ранимой с разметавшимися по подушке волосами. А рядом на стуле сидит Финн и с трепетом держит в руках сверток. Курт подходит ближе, ощущая радостное предвкушение, и его сердце наполняется бесконечным теплом, когда кроха смотрит на него парой таких добрых, как и у его отца, глаз. Завидев Курта, Кэмерон тянет к нему свои маленькие ручки, будто чувствуя, что ему можно доверять, и Курт знает, что они обязательно подружатся.
- Но больше всего повезет, конечно, твоим детям. Так и вижу какую-нибудь похожую на куколку девочку в малиновом платье, которая называет тебя папой. Неплохо звучит, хах? Папа Курт.

You've seen the worst of me now/ Теперь ты видел худшее во мне
I'm all alone see/Я совсем одинока, понимаешь
You lost me somehow/Ты как-то потерял меня


- Блейн… - тихо произнес Курт, качнув головой в попытке избавиться от непрошенных мыслей. Папа Курт. Это звучало так… правильно. Как будто его так уже называли. Как будто это было тем, к чему он привык. И девочка в малиновом платье казалась почти настоящей в его голове. Но она явно будет младше Кэмерона. Не будет ли Кэмерон ее обижать? Или же он станет ее защитником? Возможно, когда-нибудь они влюбятся друг в друга, и семья Хаммелов-Хадсонов станет крепче, чем прежде? Курт знал, что Финн не будет против. В конце концов, они не были кровными братьями, и ничего предосудительного в отношениях между их детей не будет.

Well are you such a dreamer?/А ты все тот же мечтатель?
Put yourself in my shoes/Поставь себя на мое место
Careful what you wish for love/ Будь осторожен в своих желаниях


- Или мальчика, - как ни в чем не бывало, продолжал рассуждать Блейн. – С бабочкой на шее. А вообще, помнится мне, ты всегда мечтал о близнецах. Надеюсь, ты позволишь мне быть их крестным? Кто-то должен плохо на них влиять, не позволять же тебе быть идеальным родителем.
Он тихонько рассмеялся и сияющими глазами посмотрел на Курта, и радость его тут же погасла, а уголки рта опустились.
- Курт? – с тревогой окликнул он Хаммела. – Курт, ты что… плачешь?
Курт, сам того не желая, всхлипнул и, будто стыдясь собственных слез, рывком слетел с кресла, быстрым шагом направившись в свою комнату. И, как могло быть иначе, Блейн поспешил следом, растерянный и взволнованный странной реакцией Курта на свои слова.
- Курт, что не так? – выдохнул он, схватившись за косяк двери. Курт сжал ладони в кулаки. Когда он обернулся, его глаза едва не метали молнии.

I've seen the worst of you too/Я тоже видела худшее в тебе
I let it go see/Но позволила этому быть, пойми
Because I have to/Потому что это мой долг


- Я… Я ненавижу тебя, Андерсон, вот просто ненавижу! – громко воскликнул он. Блейн опешил.
- З-за что? Что я такого сделал!?
- Ты… зачем все эти разговоры о детях?
- А почему нет? - наивно поинтересовался Блейн. – Я действительно считаю, что ты будешь хорошим отцом.
Уже не в силах справиться с нагрянувшей истерикой, Курт опустился на кровать. У него вырвалось короткое рыдание, и ему пришлось глубоко вздохнуть, чтобы немного успокоиться.
- Да что с тобой такое, Курт? – Блейн подошел ближе. – О «Богеме» с тобой не говори, о детях тоже… Хоть о чем-нибудь серьезном я могу с тобой говорить?
Ну, вот. Стоило Курту вспомнить еще и о поцелуях, как новая порция слез полилась из его глаз. Все смешалось в его голове. Он понятия не имел, что делает. Он был сплошным сгустком эмоций, которые буквально разрывали его на части, и он не знал, то ли ему плакать от того, что было грустно, то ли убиваться из-за того, что никогда не будет обладать таким же простым счастьем, как и его брат. Или, может, лучше пожалеть себя? А как быть с Блейном? Выгнать его? Ведь Курт не хочет, чтобы тот видел его в таком состоянии. Или позволить остаться? Ведь ему было так чертовски одиноко сейчас, и эти глупые дети никак не желали покидать его воображение. Что делать? Курт не знал. Он запутался настолько, что вообще смутно понимал, что происходит внутри него.

And when I'm falling on my knees/И если я упаду на колени
You'll take my hand in yours/Ты возьмешь меня за руку


- Ладно, прекрати. Эй, хватит, - Блейн придвинулся поближе. Прикосновение теплых рук стало последней каплей. Словно дежавю. Курт медленно выдохнул. Желание устраивать истерику пропало, но он чувствовал беспросветную печаль. Он не мог больше молчать, потому что Блейн вновь начал целовать его лицо, собирая слезы с его щек. Внутри Курта все свернулось в тугую спираль, горло пересохло и начало неприятно жечь. Он мягко, но настойчиво отодвинул от себя Блейна, не в силах смотреть ему в глаза.
- Курт?
Курт не спешил. Он должен был сделать это правильно, хотя и сам смутно понимал, как это. Ему уже приходилось говорить об этом раньше, но Блейн был особым случаем. Это был даже не Джесси. Это был… Это был просто Блейн, которого он знал так давно, и который значил для него так много даже тогда, когда Курт пытался себя заставить о нем забыть.
- Ты думаешь, что станет легче, если ты узнаешь, почему я себя так веду? – начал он неуверенно. Блейн нахмурил брови, с тревогой вглядываясь ему в лицо. Их разделяло каких-то полметра, но Блейн все равно не желал выпускать ладонь Курта из своей. – Почему избегаю разговоров?
- Да. Конечно, да.
Курт смог подавить рвущийся наружу горький смешок.
- Тогда отнесись к этому с уважением. Это не то, чем делятся за чашкой кофе, Блейн, но я хочу, чтобы ты знал, иначе ты сведешь меня с ума своими вопросами.
- Х-хорошо.
Ни черта не хорошо.
- Или тебе придется съехать. Впрочем, я пойму, если ты и так захочешь это сделать. Я, правда, пойму и не стану возражать. 

It's only cause my mind's/Просто мои мысли
Been spinning/Запутались
No control/Без контроля
I've lost my head/И я схожу с ума


Он сделал глубокий вдох.
- Я делаю тебе большое одолжение. Не то чтобы я многим в этом признавался, о таких вещах не принято говорить в приличном обществе. И я не хочу, чтобы меня обсуждали. Или осуждали, - сердце Курта забилось чаще. – Твое дело, как к этому относиться, но, пожалуйста, просто будь честным. Я не…
- Курт, - остановил его Блейн. – Просто скажи.
Курт и сам понял, что слишком заговорился, будто оттягивая этот самый момент. Но тянуть и дальше уже не представлялось возможным. Он нервно вцепился в край кровати так, что побелели костяшки пальцев, и сглотнул образовавший в горле комок. Каждый раз, когда он пытался произнести эти слова, его губы деревенели, и с них не слетало ни звука, словно он вдруг лишился дара речи. Курту потребовалось несколько долгих минут, чтобы найти в себе силы произнести то, что крутилось у него в голове.

I'll only want to keep on dreaming/Мне просто хочется мечтать и дальше

- Блейн, у меня ВИЧ. И то, что произошло в «Богеме»… Этому не может быть продолжения. Я не… Я не могу так поступить с собой. И я не думаю, что тебе захочется тратить на парня, который… у которого… Как я. И разговоры о детях – это слишком острая для меня тема. Поэтому, прошу, больше не будем об этом.
Он облизнул пересохшие губы, чувствуя, как медленно на смену волнению приходит страх. Он неуверенно посмотрел на Блейна, пытаясь бороться с расцветающей внутри него паникой. Сложно было понять, о чем Блейн думал. Он уставился в одну точку, прикусив нижнюю губу, о чем-то напряженно размышляя или, может, не размышляя ни о чем и просто стараясь осознать сказанное Куртом. Он не торопил Блейна. Исходя из своего горького опыта, он знал, что подобное молчание – это еще не худшее, что можно ожидать.
- Так… - тихо пробормотал Блейн. Курт невольно вздрогнул, - ты не жалеешь о том, что произошло?
Повернувшись к Курту, Блейн смог увидеть проскользнувшее на его лице изумление.
- Я… - Курт остановился, прочистил горло, чтобы голос не звучал так жалко. – Нет, не жалею.
- И ты оттолкнул меня не потому, что не хотел меня?
- Я… Я хотел… Я думаю, что хотел… Но неважно, чего я хочу, Блейн, - уверено произнес Курт. –Моя болезнь… это выше моих желаний, и мне приходится с этим считаться. Я не могу… Не могу, Блейн.
- Ты решаешь за двоих, это нечестно, - покачал головой Блейн. Курт вцепился в его плечи и настойчиво развернул парня в свою сторону.
- Слушай сюда, Блейн Андерсон. Мне откровенно плевать на все твои «нечестно», Я обречен, ты - нет. Даже не пытайся строить из себя благородного принца. Ты хотел поговорить серьезно? Пожалуйста. Я не могу поставить под угрозу… все. Ты лучшее, что случилось со мной за долгое-долгое время. Давай не будет это портить.
Он вздохнул, ероша волосы на затылке. Тугая спираль в его животе уже расправилась и почти не причиняла боли. Реакция Блейна была воистину странной. Или просто непривычной. Когда Курту приходилось отказываться от отношений не из-за того, что партнеры уходили, хлопнув дверью, а просто из-за самого факта? Никогда. Курт немного растерялся, не зная толком, как себя вести, и просто решил говорить правду.
- Ты можешь оставаться здесь столько, сколько пожелаешь. Я ценю твою дружбу и заботу, Блейн. И я надеюсь, ты согласишься сохранить то, что у нас уже есть, и не подвергать это никакому риску.
Блейн не ответил, и Курт не нашел ничего лучше, чем оставить его одного. Он мог представить состояние Андерсона и те мысли, что заполняли его голову до отказа, и чувствовал груз вины из-за того, что Блейну придется через это пройти.
_____________________________________________________________________


- Курт!
В коридорах театра, как всегда, царил легкий полумрак. Не имело смысла тратиться на электроэнергию, когда почти весь состав часами торчал в зрительном зале и на сцене. Сейчас уже время подходило к девяти, Джеймс объявил очередной перерыв, и вымотанный Курт поспешил уединиться, чтобы немного отдохнуть в тишине. Он подходил к своей гримерке, когда Рейчел его перехватила. Они не разговаривали с того самого дня, когда она отказала ему в приглашении на свадьбу. Да и сейчас девушка выглядела не слишком дружелюбной. По правде говоря, Курту уже было все равно. Он дошел до той точки, когда из-за навалившихся переживаний совершенно перестаешь волноваться вообще о чем-либо. Странное состояние отстраненности не покидало его не первый день. Он не знал, когда это началось. Может, после признания Блейну, может еще тогда, когда Джесси, придя, пытался выбить из него правду о болезни. В голове было пусто. Курт не привык к такому состоянию, но находил его чрезвычайно приятным. Это было похоже на защитную реакцию организма, окончательно уставшего от эмоциональных встрясок. Ничего не изменилось и в эту секунду. Он посмотрел на Берри с вежливой заинтересованностью, краем сознания отмечая ее ужасный наряд. И все. Затем – глухая пропасть в эмоциях. Как это долго продлится? Курт не знал, но был благодарен за этот подарок сейчас. Ругаться с Рейчел ему не хотелось.
- Зачем ты приходил?
- Куда? – отозвался Курт.
- К нам домой!
- Когда?
- Не строй из себя идиота, ты прекрасно знаешь, когда. Джесси сказал мне.
- И?
- Что тебе нужно?
- Ничего.
- Тогда зачем ты пытаешься испортить наши отношения?
- Делать мне больше нечего, - пожал плечами Курт. – Не льсти себе. Может, пропустишь?
Рейчел была готова отступить в этот раз. Она глубоко вздохнула, словно сдерживаясь, сделала шаг назад… и столкнулась с Карлом. Светловолосый мужчина громко выругался. Затем извинился. Затем увидел Курта и замер. Они впервые с инцидента в клубе остались почти наедине. Курт внутренне напрягся. Тот животный страх, который накрыл его в клубе, еще оставил после себя значительный след. Пока парни не сводили друг с друга напряженных взглядов, Рейчел смотрела то на одного, то на другого, пытаясь понять, в чем, собственно дело. К счастью, положение спас вовремя появившийся Джеймс.
- Все в порядке? – сухо осведомился он. Курт расправил плечи. Рейчел непонимающе на него уставилась.
- Что не так?
- Все в порядке, - кивнул Курт, игнорируя Берри. Джеймс обвел внимательным взглядом маленькую компанию, затем остановился на Карле.
- Зайди в мой кабинет, мне нужно с тобой поговорить.
Карл, склонив голову, поспешил пройти дальше. Джеймс кивнул Курту и пошел следом, а Рейчел все еще растерянно озиралась по сторонам. Она явно чувствовала какой-то подвох.
- Что здесь происходит?
- Ничего, - пожал плечами Курт. – Джеймс всего лишь спросил, все ли у нас в порядке?
- И почему у нас что-то может быть не в порядке? – непонимающе осведомилась Рейчел. Курт мягко улыбнулся ей, прежде чем исчезнуть в гримерке.
- Понятия не имею. У нас ведь всегда все в порядке, не так ли?



When I was a child everybody smiled/Когда я была маленькой, все улыбались
Nobody knows me at all/Но никто меня не знал


Он с трудом выдержал окончание репетиции. И хотя он знал, что придется вернуться домой, где Блейн все еще ходил, словно тень, это было лучше, чем тратить время на попытки сосредоточиться на своей роли. Ему хотелось домой так, как никогда раньше. И когда он уже мчался по улицам Нью-Йорка, он просил таксиста поторопиться. Однако дом встретил его темнотой и холодом. Курт зажег свет, оглянулся по сторонам.
Затем разулся и сразу же поднялся на второй этаж. Перед дверью в комнату Блейна помедлил, но все же постучал. Ответом была тишина, и он неуверенно подергал ручку двери. Он заглянул в комнату, все еще надеясь увидеть в постели уже спящего Андерсона, но ожидания его не оправдались. Курт медленно выдохнул и навалился на стену. Вещи Блейна были все еще здесь.

Now I got lots of friends, yes, but then again/Сейчас у меня много друзей, но снова
Nobody knows me at all/Никто меня не знает


Значит, он собирался вернуться. Но… Курт мотнул головой. Он не хотел об этом думать. Не хотел. Нащупав телефон в кармане куртки, он послал Блейну смс, и, не дождавшись ответа, набрал его номер. Очаровательный женский голос вежливо сообщил, что «абонент находится вне зоны действия сети». Сердце Курта умчалось куда-то в пятки. Он не знал, что думать. Блейн сбежал? С ним что-то случилось? Он задержался на работе с разряженным телефоном? Он находится на каком-то мероприятии? Встречается с друзьями? За все время, что они общались, Курт ни разу не слышал упоминания о ком-то, кто мог бы оказаться другом Блейна, но это совсем не значило, что у него их не было. Стараясь мыслить трезво, он еще несколько раз попытался дозвониться до Андерсона, но телефон его все так же был отключен. Курт побродил по комнате, перемещаясь из одного угла в другой. Стрелки часов мерно тикали в звенящей тишине, и время тянулось бесконечно долго.

Ah, what can you do?/Что ты можешь поделать?
There's nobody like you/Нет никого похожего на тебя
Nobody knows me at all/И никто меня не знает


Устав от хождения, Курт, в итоге, примостился на кровати Блейна, а потом и сам не заметил, как уснул, полный тревоги и опасений, что Блейн его снова бросил.
Проснулся он в состоянии, далеком от идеала. Спина ныла, как и шея, было жарко и душно, потому что раздеться он так и не догадался. Он лежал на самом краю кровати, и было даже странно, что он свалился с нее ночью. Разлепив глаза и потянувшись, Курт первым делом кинулся к своему телефону, но его ждало горькое разочарование. Пропущенных звонков не было, только сообщение от Джеймса, которое пришло около сорока минут назад.
«Надеюсь, у тебя есть действительно веские причины опаздывать на репетицию. Позвони, как решишь свои проблемы, волнуюсь». Курт отправил короткий ответ, с тоской думая над тем, почему бы Блейну тоже не прислать что-нибудь подобное. Затем Хаммел стащил с себя футболку и сонный, разбитый, мрачный и недовольный жизнью, поплелся в ванную. Холодный душ его не разбудил и нагнал аппетит, но и протрезвил ум, и Курт долго стоял под струями воды, уткнувшись лбом в стену. Мысли, рваные, скомканные, бродили по его голове, и он отчаянно пытался с ними бороться. Есть не хотелось, но Курт все же принялся рыться в холодильнике, когда услышал звук поворачивающегося в замке ключа. Забыв про еду, Курт метнулся в коридор, но молниеносно забыл про все заранее подготовленные ругательные слова. Блейн кряхтел и сгибался под тяжестью большущей коробки, которую с трудом смог пропихнуть в дверной проем. Аккуратно поставив коробку на пол, он закрыл дверь и, обернувшись, наткнулся на подозрительный взгляд голубых глаз.
- Что это? – сухо поинтересовался Курт, указывая пальцем в сторону неопознанного предмета. Подходит к ней он не рисковал. Вопреки всем его ожиданиям, Блейн улыбнулся. И улыбнулся очень загадочно. Так, что Курт слегка напрягся. Он с детства не любил сюрпризы, а Блейн иногда не знал меры в подобных вещах, поэтому Курту было, что опасаться.



- Подарок. Подойди.
- Чего?
- Давай, подойди, - махнул Блейн рукой. Курт сделал несколько шажочков по направлению к коробке с таким видом, будто его заставили изучить логово гадюк. Блейн, тем временем, присел на корточки. Курту на мгновение показалось, что он услышал в коробке какое-то шевеление… и он не ошибся. Сняв с коробки крышку, Блейн выпрямился и торжественно развел руки в стороны. Курт опустил взгляд на содержимое коробки, но увидел лишь большой клубок черной шерсти, похожий на огромную зимнюю шапку. Однако спустя мгновение на клубке что-то моргнуло, а потом из шерсти на Курта уставились два круглых добрых глаза.

Here comes the sun/Восходит солнце
and I say it's all right/И я говорю, что все в порядке

Курт потрясенно выдохнул и медленно опустился на колени. На него смотрел маленький пушистый ньюфаундленд. Пес сонно зевнул, затем мотнул головой, забавно мотая ушами. С интересом оглянулся по сторонам, вытягивая красивую морду, затем вновь уставился на Курта, да с таким умным выражением, которое даже на лице Блейна Курт видел нечасто. А затем… пес улыбнулся. Курт понятия не имел, как он это определил.

Little darling, it's been a long cold lonely winter /Дорогая, это была длинная, холодная, одинокая зима

То ли складки на собачьей морде так легли, то ли тень, но он действительно поверил в то, что незваный гость ему дружелюбно ухмыльнулся. А после этого звонко тявкнул. Курт, взвизгнув, от неожиданности упал на пятую точку. Пес мгновенно оживился, услышав посторонний шум, взволнованно вскочил на ноги, переводя взгляд с Блейна на Курта, с Курта на Блейна, и так по кругу.
- Блейн, - прошептал Курт. – Что это?
- Подарок, - невозмутимо ответил тот.
- Ты сумасшедший, - искренне произнес Курт. – Зачем?
- Ну, я подумал, тебе будет веселее, если рядом будет находиться такое жизнерадостное существо. И я помню, что у тебя никогда не было домашних животных, потому что у Берта была аллергия на собак, а у тебя на кошек, так что…

Little darling, the smiles returning to the faces/Дорогая, улыбки вновь вернутся на наши лица

С опаской протянул руку вперед и, аккуратно нажав пальцем на черный мокрый нос ухмыляющегося пса, Курт поднял на Блейна твердый взгляд. Блейн стушевался. Пес высунул язык и счастливо затоптался на месте.
- Что, не убедил? – жалостливо спросил Андерсон.
- Не-а, - покачал головой Курт. Ньюфаундленд, тем временем, задумчиво лизнул раскрытую ладонь парня, с бесконечным вниманием знакомясь с калейдоскопом новых запахов. Блейн вздохнул. Только сейчас Курт заметил рюкзак на его плече, из которого Блейн пытался что-то достать. Вздохнув еще один раз, Блейн протянул Курту тонкую книжицу, на обложке которой Курт ясно смог различить длинное название «Социально-психологическая помощь ВИЧ инфицированным». В первую секунду Курт нахмурился. Но эмоции начали сменять одна другую так быстро, что Курт не успевал остановиться на какой-то одной. Блейн терпеливо ждал какой-то реакции, изредка поднимая глаза, но, в большей степени, напряженно разглядывая свои собственные ноги. Он громко охнул, когда Курт кинулся на него с объятием. Ньюфаундленд обиженно тявкнул и, ловко выпрыгнув из коробки, принялся носиться вокруг двоих, явно надеясь на свою долю внимания. Блейн тихо рассмеялся. В сияющих глазах Курта стояли слезы, но он не пытался их скрыть. Он сжал ладонь Блейна и аккуратно поцеловал его в скулу, но Блейну это было явно мало. Он сделал смелую попытку приблизиться настолько, что можно было украсть поцелуй в губы, но Курт вовремя успел отстраниться.
- Эй.
Блейн замер. Курт тоже. Теплое дыхание грело его щеки, и губы Блейна были так близко, что Курт едва не потерял контроль. Но всего лишь на доли секунды.
- Ты что, решил подкупить меня псом? – возмутился он. Блейн задумчиво свернул губы трубочкой, отступил на шаг, упер руки в бока и склонил голову в бок.
- Да. Эх, жаль, не получилось, - невозмутимо отозвался он, затем потрепал счастливого пса по холке. – Придется вернуть этого красавца в питомник.
- Что?! – воскликнул Курт. Он прекрасно понимал, что Блейн всего лишь шутит, но упрямство взяло свое. – Ты не можешь!
- Почему это?
- Потому что… - Крут замахал руками, пытаясь найти достойную причину. – У собаки будет стресс.
- С чего это?

Little darling, I feel that ice is slowly melting/Дорогая, я чувствую, как начинает таять лед

- Потому что… - еще громче начал Курт. В этот момент ньюфаундленд без предупреждения (впрочем, с каких пор собаки предупреждают о таких вещах) запрыгнул прямо на Курта, радостно вылизывая ему лицо шершавым языком. Это был, конечно, еще маленький пес, но его веса хватило, чтобы тощий Курт завалился на спину, радостно смеясь и шутливо отбиваясь от любвеобильного пса. Волосы парня растрепались, рубашка опасно затрещала, но все внимание Курта была сосредоточено на обаятельном нарушителе личного пространства.
- Что… Ай-яй-яй, мокрооо, прекрати! Блейн, сделай что-нибудь!

Here comes the sun/Восходит солнце

- Я не могу. Ты же сам сказал, - пожал тот плечами. Когда пес немного успокоился, Курт с восторгом его обнял.
- Я ему нравлюсь.
- Конечно, нравишься, - не стал возражать Блейн, присевший рядом. Они немного помолчали, пока пес тыкался мокрым носом в их колени и ладони, запоминая запах каждого из них. С Блейном он уже был немного знаком. Этот человек пах кофе, очень по-родному. Тот человек, что с детства учил пса хорошим манерам, пах почти точно так же. От второго приятно веяло фруктовым гелем. Ньюфаундленд приоткрыл рот и потоптался на месте своими меховыми лапами, а затем вдруг понуро опустил голову и улегся в ногах Курта, сунув большую голову под его ладонь. От этого человека пахло не только фруктовым гелем, но и какой-то пыльной тоской. В нем был глубокий разлом, и пес чувствовал его так отчетливо, словно это была миска с едой, почти физически.
- Что это с ним? – удивился Курт, заметив резкую смену настроения в новом жителе своей квартиры. Блейн игриво встряхнул псу ухо. Тот повел носом и прижался к Курту еще теснее. Тот светло улыбнулся и зарылся в его густую шерсть пальцами.
- Спасибо, - кивнул он Блейну. – Значит, в книжке было написано про собак?
- Про домашних животных в целом, - Блейн с готовностью раскрыл книгу на заранее отмеченной странице. – «Многие ученые и любители животных согласны с тем, что собака или кошка может улучить психическое и социальное благополучие». Как тебе?
- Не знаю, - честно признался Курт. – Но пес замечательный.
- Оставишь?
- Конечно, - с готовностью кивнул Курт, затем добавил. – Он на тебя похож.
- Что, такой же волосатый?
- Нет, - рассмеявшись, качнул Курт головой. – У него глаза добрые. А еще большие и круглые, как у тебя, и цвета такого же. И он черный. Если бы ему еще кудряшки…
- Тогда тебя посадят за жестокое обращение с животными.
Толкнув Блейна в плечо, Курт ласково погладил новоприобретенного друга по голове.
- Назову его Элвисом. Всю жизнь мечтал о собаке по имени Элвис, - хмыкнул он. Блейн, оценив имя, кивнул. Когда он заговорил вновь, его голос звучал очень мягко и непривычно неуверенно.
- Курт, мне, правда, без разницы. Я имею в виду то, что ты ВИ… - Курт поморщился, и Блейн вовремя успел исправиться. – Болен. Это не делает тебя плохим человеком. Это всего лишь означает, что тебе необходима особая забота о своем здоровье и…
- И о твоем здоровье тоже, - закончил за него Курт. Он поднял на Блейна твердый взгляд. – Прости, Блейн, но это не обсуждается. Я ценю твою заботу. И, клянусь, я бесконечно благодарен за то, что ты реагируешь именно так. Потому что, могу сказать, исходя из собственного опыта, обычно парни вылетают из моей квартиры раньше, чем я успеваю закончить предложение «Я ВИЧ-положительный». Но ты – не они. Ты не просто попытка устроить личную жизнь. Ты был моим наставником, другом, любовником, и, несмотря на довольно тяжелый период нашего расставания, я не могу отплатить за все хорошее, что ты сделал, подвергнув тебя такому риску.
- Но ведь ты лечишься, - возразил упрямо Блейн. – И мы всегда можем предохраняться. Черт, Курт, да таких пар знаешь, сколько? Тьма тьмущая. Почему мы не можем быть одной из них?
- Потому что это неправильно.
- Курт, ты… - Блейн старательно пытался подобрать слова, которые бы смогли точно и просто выразить его мысли. – Ты отказываешься жить нормальной жизнью. Вот, что ты делаешь. Почему тебе так хочется быть несчастным?
- Мне не хочется быть несчастным! Мне не хочется причинять несчастье тебе.
- Но ведь с другими парнями ты пытался…
- Очевидно, другие парни не так дороги мне, как ты, - сердито воскликнул Курт, расправив плечи. Элвис взволнованно поднял глаза на нового хозяина. Курт потрепал его за ухо, и пес, очевидно решив, что тот пока в нем не нуждается, отправился, наконец, на исследование новых территорий. У него впереди было еще десятки не обнюханных мест.
- И хватит об этом. Я сказал нет, Блейн, и я не передумаю.
Курт устало провел ладонями по лицу. Знал бы Блейн, каково ему было отказываться от казавшейся раньше почти сказочной перспективы иметь полноценные отношения. Но его уверенность была крепка, как никогда, и лишь становилась крепче, когда он держал Блейна за руку. Звучало до ужаса пошло, почти в духе сопливых девчачьих историй про любовь, но он отдал бы жизнь за Блейна, за возможность знать, что у того впереди еще столько прекрасных лет, которые он проживет без разбитого сердца. Этого было достаточно, чтобы Курт с легкостью мог забыть про свои незначительные нужды.
- Когда ты узнал, что болен?
- Полтора года назад.
Блейн немного помедлил, затем с заминкой спросил, почти заикаясь:
- И… И какого это б-было?
Курт покачал головой, и Блейн сжал его пальцы.
- Не хочешь говорить?
- Я не… Может, в следующий раз.
Блейн понуро кивнул, покусывая губы. Выглядел он до ужаса нагруженным. На лице не было видно ни следа от привычной невозмутимости и жизнерадостности. И даже глаза его как будто бы перестали светиться прежним огнем. Курт вздохнул. Он должен был отдать что-то взамен. Хоть самую малость.
- Но… - Блейн с надеждой взглянул на него. – Я завтра встречаюсь с доктором. И, может быть, ты захочешь поехать со мной?
- К доктору? Зачем? Что-то случилось? – встревожился Блейн. Его волнение показалось Курту смешным.
- У меня температура третий день держится. Эй-эй, не падай в обморок, - рассмеялся Курт, и Блейн глянув на него, как на сумасшедшего. – Это нормально. Но, на всякий случай, нужно сходить к доктору. Так, ты поедешь со мной? Я… Я обычно езжу один, только пару раз был с Рейчел, но, думаю, твое присутствие сделало бы мою поездку приятнее.
- Правда?
- Да.
Лицо Блейна осветилось широкой улыбкой, и парень радостно кивнул.
- Это было бы здорово.
- Вот и славно, - улыбнулся в ответ Курт, чувствуя облегчение. Ему нестерпимо хотелось прямо сейчас поцеловать Блейна, что он сделал. Его губы мазнули щеку Блейна.
- Спасибо. А теперь, как насчет того, чтобы устроить экскурсию по дому для Элвиса? Боюсь, он может потеряться.
С кухни послушался противный скрежет, кажется, Элвис врезался в один из табуретов. Блейн округлил глаза.
- Определенно. 
_________________________________________________________________________

Здание клиники благоразумно затерялось среди невысоких аккуратных построек, отличаясь от них разве что серым цветом, да пандусом для инвалидов. Эту часть города Курт знал не так чтобы очень хорошо. Симпатичные улочки были похожи одна на другую. А, учитывая их одинаковую протяженность, затеряться среди них было делом крайне простым. Людей здесь было, к счастью, немного, что Курт приписывал к абсолютным преимуществам клиники. Это был Нью-Йорк, почти незнакомый туристу. Нью-Йорк с многочисленными китайскими вывесками, овощными палатками и людьми, на чьих лицах застыло выражение привычной скуки. Узкая дорога казалась бесконечной, и можно было потратить много минут, чтобы выйти к площади Таймс Сквер, которая находилась на юге и где протекала почти вся жизнь Курта, и еще больше, чтобы выбраться к Центральному Парку. Добирался до клиники Курт, как правило, на такси. Пусть здесь сложно было наткнуться на человека, способного заинтересоваться в очередном прохожем, он предпочитал не рисковать. Вот и сегодня, сунув водителю купюру, он выбрался из авто и, поправив солнцезащитные очки на носу, живенько прошмыгнул внутрь. Блейн шел следом, не отставая и оглядываясь по сторонам. Он не выглядел растерянным и шагал довольно уверенно, когда оба шли вдоль коридора, направляясь к нужному им кабинету. Курт не оглядывался. Казалось, он и вовсе забыл о Блейне, погрузившись в собственные мысли. Он чувствовал себя неуютно в знакомых стенах клиники. Через высокие окна в коридоры проникал солнечный свет, и доктора, как один, были вежливы и улыбчивы. И хотя здесь не пахло медикаментами и кроме белых халатов мало что напоминало о том, где он находится, Курт все равно каждой клеточкой тела впитывал в себя эту гнетущую обстановку. Счастливые люди сюда не приходили. А если и приходили, то их все равно было единицы. Курт то и дело натыкался взглядом на понурых осунувшихся людей, многие из которых выглядели на порядок хуже, чем он. Около одного из кабинетов, Курт, наконец, помедлил и подождал Блейна. Тот вопросительно поднял брови, на что Курт, не раздумывая, ответил:
- Я в порядке.



I said something wrong/Я сказал что-то не так
I just can’t hide it/Я просто не могу скрывать этого


Но голос его был тихим, и он подозрительно часто сглатывал, словно боролся с подступавшими слезами. Блейн не знал, какие нужно подобрать слова, чтобы ему стало легче. Он успел остановить Курта за секунду до того, как тот толкнул дверь.

It runs out/Все заканчивается
And I can’t fight it/И я просто не могу с этим бороться


Он обхватил Хаммела руками, с тоской замечая, что он, кажется, похудел еще сильнее, и теперь в его объятии казался еще более хрупким и легким, чем прежде. Курт уткнулся носом ему в висок, с наслаждением вдыхая запах шампуня. Нельзя было раскисать. Не сейчас. Но он, все-таки, сцепил руки за спиной Блейна, ласково поцеловав его в шею.
- Спасибо, - прошептал он. Блейн позволил ему выбраться из кольца рук. Курт медленно вдохнул, затем расправил плечи и дернул дверную ручку.
Доктор Льюис, у которого Курт наблюдался, находился на своем месте. Это был среднего роста полный мужчина с сосредоточенный лицом и добрыми глазами, скрытыми за стеклами модных очков. Он поднялся навстречу своему пациенту, пожал ему руку и кивнул Блейну. Тот, видно готовясь к долгому разговору, стащил с плеча рюкзак и аккуратно положил его на стул, что незаметно примостился в углу комнаты.

I try to fight it/Я постараюсь бороться с этим
It’s alright/Все в порядке


- Это… эммм… - Курт на мгновение замялся. – Это мой друг, Блейн.
- А что стало с Рейчел? – удивился Льюис.
К удивлению Блейна, Курт лишь улыбнулся в ответ.
- Была отправлена в ссылку.
- Честно говоря, я даже рад. Мне не доплачивают за внеплановые лекции. Надеюсь, Блейн не будет мне докучать цитатами из научных работ?
Блейн хмыкнул и отрицательно покачал головой. Курт, подавив вздох, медленно сел на свободный стул. Андерсон остался стоять позади него. Курт хотел было стряхнуть с плеча его ладонь, но передумал. Он раньше даже и не подозревал, как ему не хватало хоть какой-то молчаливой поддержки, как эта. Эта ладонь словно не давала ему окончательно расстаться с последними каплями спокойствия.
Льюис, тем временем, перебирал документы в одной из многочисленных цветных папок, что занимали высокий стеллаж.
- Хаммел, Хаммел, Хаммел… - бурчал он, листая страницы, затем кивнул сам себе и вынул небольшую стопочку. – Ага, нашел. Ну, так, с чем ты ко мне сегодня?
- Температура.
- Высокая?
- В среднем, держится около 38, - ответил Курт. – Три дня.
- Горло болит?
- Нет.
- Кашель есть?
- Нет.
- Ладно, все же, давай проверим горло… открой рот, - Курт послушно выполнил требование, и, зажмурившись, стоял, не двигаясь, пока доктор внимательно разглядывал его миндалины.
- Ангины нет. Хм. Вполне возможно, это всего лишь простуда. Давай так. Я пока не буду тебе прописывать жаропонижающие. Сходишь на рентген, чтобы исключить пневмонию. А сейчас встань, я проверю лимфоузлы. Когда тебе поставили диагноз?
- Семнадцать месяцев назад, - без запинки ответил Курт.
- Верно.
- Что, опять будете меня «утешать» своей стадией 2B?
- Курт, я уже говорил, такие кратковременные проявления нормальны для этого времени. Вирус еще молод, он только развивается. И сейчас он медленно переходит в следующую стадию, судя по тому, что я тут у тебя нащупал. Лимфоузлы воспалились, но совсем чуть-чуть. Возможно, из-за простуды, чем бы она ни была, организм и без того ослаблен.
- Но это может быть и из-за ВИЧ? – уточнил Курт. Его ищущий взгляд остановился на Блйене. Андерсон не сводил с него широко распахнутых глаз.
- Это симптом субклинической стадии, но что у тебя, сказать пока сложно. Так. Я тебя отправляю на рентген. Это раз. Придешь ко мне с результатами, и, если нет пневмонии, я выпишу тебе жаропонижающее. Это два. Когда температура спадет, придешь снова, и я вновь проверю твои лимфоузлы. Будут они воспалены или нет, я все равно отправляю тебя на комплексное обследование, чтобы глянуть, как поживает твой вирус, и тогда уже будет думать дальше. Держи.
Он протянул Курту бумажку с назначением на рентген и еще одну с напоминанием о посещении Льюиса.
- Ты принимаешь лекарства?
- Да.
- Не пропускаешь время приема?
- Ни разу за все время, что пью, - с гордостью произнес Курт, это заставило Льюиса улыбнуться.
- Вот и отлично. Без преувеличений, ты идеальный пациент, Курт. Побольше бы таких. А то только и делают, что ноют и собирают деньги на похороны.

And you might like what I say/Возможно, тебе понравится, что я говорю
And you might get what you hate/ Возможно, ты получишь то, что ненавидишь


Блейн метнул в доктора оставшийся незамеченным сердитый взгляд. Он явно считал, что разговоры о похоронах – не самое лучшая идея, но Курт снова его удивил. Он громко фыркнул и, кажется, ничуть не был расстроен темой.
- У меня есть уже персональный Грэмми и премия Тони, но я не собираюсь умирать, пока не получу свой Оскар. Или два.
Льюис тихонько рассмеялся.
- Хороший подход к делу. Мотивация – это очень важно. Но не ограничивайся одной целью, Курт. Мысли глобально, - Льюис скрестил пальцы. – Ты не думал о семье? Или, хотя бы, длительных отношениях?
Курт прикусил нижнюю губу и незаметно склонил голову в сторону Блейна, чтобы намекнуть Льюис ну нетактичность подобных вопросов в присутствии зрителей. Но Блейн был даже благодарен Льюису. Его теплые пальцы ласково погладили Курта по спине.

And it’s okey to be right here by you/Это здорово - быть здесь с тобой
It’s alright/Все в порядке


- Я пока далек от этого. И вряд ли…
- Не зарекайся. Одним Оскаром сыт не будешь. Просто напоминаю, что если ты задумаешься о таких перспективах, я всегда готов дать консультацию тебе и твоему партнеру.
- Хорошо. Буду иметь ввиду.
- И не забывай, Курт, только от тебя зависит, как ты проживешь свою жизнь, - назидательно произнес Льюис. – Поэтому не смей унывать и, тем более, устанавливать для себя какие-то границы. Ты сам прекрасно знаешь, что у тебя много шансов дожить до глубокой старости и умереть, окруженным детьми и внуками. Просто следи за своим здоровьем, не забывай про лекарства и настраивай себя на лучшее. Ты меня понял?
Курт, немного пристыженный вполне разумными словами, кивнул, не поднимая глаз. Он и сам знал, что ему не хватало этого – уверенности в будущем. И разве не об этом ему говорил вчера Блейн, чья теплая ладонь все еще лежала на его плече?
- Это все, Курт. Жду тебя через пару дней.
Курт медленно выдохнул и снова кивнул, вставая.
- Спасибо.
Блейн улыбнулся доктору и уже вышел из кабинета, однако Курт помедлил и обернулся напоследок.
- Знаете, я думаю, мне повезло с доктором. Я рад, что Рейчел уговорила меня обратить к вам.
- Не буду отрицать, не так уж часто пациенты говорят спасибо, - рассмеялся Льюис.
Напряжение покинуло Курта, стоило ему вырваться из тихой клиники на улицу. Блейн взъерошил волосы на затылке. Он не сказал ни слова за все время, что они провели в здании, да и сейчас, кажется, все еще пребывал в состоянии задумчивости.
- Мда, - покачал он головой.
Курт сунул руки в карманы джинсов и приподнялся на носочки, расслабляясь и подставляя лицо теплым лучам. Солнце уже было в зените, и время поджимало, через сорок минут Курт уже должен был появиться перед Джеймсом.
- Мда?
- Мне надо всерьез заняться этой проблемой. Я мало что знаю про ВИЧ, а вопросов у меня вагон и маленькая тележка.
- Ты не обязан…
- Тш, - Блейн приложил палец к его губам. Они постояли так немного, смотря друг другу в глаза, немного щурясь и едва сдерживая мягкие улыбки. Блейн вдруг громко охнул и развернулся вокруг своей оси, что-то высматривая.
- Я рюкзак забыл, - воскликнул он. – Подождешь меня?
- Мне в театр надо, - напомнил ему Курт. Блейн махнул рукой.
- Я с тобой в центр поеду.
- Ладно, я пока вызову такси.
Курт проводил Блейна странным взглядом, в котором смешалось невероятно много чувств. Он готов был расплакаться, но нашел в себе силы перебороть подступающие слезы. Пока Блейн на всех порах мчался обратно в клинику, он искал телефон и все еще пытался поверить в то, что только что произошло. Он был у доктора. С Блейном. И Блейн вовсе не собирался сбегать, оставив его наедине с самим собой и собственными демонами.
Андрерсон ни разу не замедлил темп и почти не глядел по сторонам, будто точно знал, когда нужно свернуть. Льюис, к счастью, был в кабинете один. Он поправил очки, завидев ворвавшегося в его кабинет молодого мужчину.
- Быстро ты, - заметил доктор. Блейну потребовалось минута, чтобы немного привести дыхание в норму.
- Курт ждет внизу.
- Ну, давай, - Льюис отложил толстую тетрадь в сторону.
- Я сделал, как вы посоветовали, - выдохнул Блейн.
- Ты купил ему собаку?
- Ага. Ньюфаундленд. Он назвал его Элвисом.
Льюис неожиданно рассмеялся.
- Вполне в духе Курта. Что ж, это замечательно.
- Думаете, он может помочь?
- Домашнее животное – это не решение проблемы, но вполне неплохое дополнение к лечению. Пациенту необходима благоприятная психологическая обстановка. Судя по тому, что ты мне сказал, Курт все время находится в состоянии стресса и эмоционального напряжения. Это снижает эффективность лекарств и способствует ослаблению организма. Сам знаешь, чем это грозит. А домашнее животное поможет Курту снимать стресс, избавляться от негативных эмоций.
- Я могу еще что-то сделать?
- Просто проследи за тем, чтобы он как можно больше времени проводил с псом. Остальное я тебе говорил. Здоровое питание, поменьше сквозняков. И было бы неплохо ему заняться спортом.
- Он слишком много времени проводит на работе, но я попробую его уговорить.
- Отлично. И ты уверен, что Курт не согласиться сходить к психологу?
- Я уверен в одном – если я заикнусь о психологе, то окажусь за дверью. Вместе с собакой, - усмехнулся Блейн. – Он не любит делиться личными проблемами, особенно с теми, кого не знает. Всегда так было.
- Что ж, заставить его мы не можем, - рассудил Льюис. – Так что, будет делать то, на что хватает сил.
Блейн не мог не согласиться.
- Спасибо, доктор. Я побегу, а то такси внизу ждет.
- Передавай отцу привет. У тебя, кстати, все хорошо?
- Да. Думаю, да, - кивнул Блейн.
- Не забудь рюкзак, - весело напомнил ему доктор, когда тот уходил.
Курт с поджатыми губами нервно поглядывал на часы, и закатил глаза, стоило Блейну появиться в его поле видимости. Позади Хаммела уже стояло такси с желтой шашечкой на крышке.
- Что так долго? – нетерпеливо поинтересовался Курт, забираясь на заднее сидение. Блейн прошмыгнул в авто за ним.
- На Таймс Сквер, - кивнул он водителю. Тот послушно вывернул руль. – Извини, у Льюиса был пациент, пришлось подождать немного. Ты в порядке?
- Еще раз спросишь…
- Окей-окей, - послушно замолк Блейн. Затем немного подумал и уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но осекся. Курт поспешно вытащил из кармана телефон, взорвавшийся громкой мелодией.
- Финн, - улыбнулся он. Звонки брата его уже не удивляли. Курт выполнял роль личного ежедневника Хадсона, с большим вниманием выслушивая истории о том, как живется тому в Лайме. Иногда Финну даже удавалось выпытать кое-какие в ответ. – Привет!
Блейну было о чем подумать, поэтому он воспользовался короткой передышкой, отвернувшись к окну. Финн, очевидно, с первой секунды решил заболтать брата до смерти, потому что Курт все еще молчал, даже не пытаясь вставить хоть слово. Через пару мгновений Блейн с любопытством глянул на сидящего рядом парня и невольно замер. Курт не выглядел радостным, слушая голос Хадсона. Прищурив глаза и нахмурившись, он приоткрыл рот и с силой сжал телефон в ладони.
- Финн… - хриплым голосом произнес он. Блейн наклонился вперед, внимательно вглядываясь в лицо Курта, но тот его как будто бы и не увидел. – Финн, я ничего не понимаю. Что случилось?
В полусумраке автомобильного салона, куда изредка пробивались через окно приглушенные солнечные лучи, было хорошо видно, как с лица Курта сошел едва заметный румянец, оставив после себя неестественную бледность.
- Я… - широко распахнутые глаза Курта были полны слез, которые мигом прочертили несколько мокрых дорожек на его щеках. – Я… Х-хорошо. Хорошо, Финн. Я буду ждать звонка.
- Курт? – Блейн аккуратно переплел их пальцы, и Курт вздрогнул, однако спустя мгновение Блейн понял – Хаммела бьет легкая дрожь. – Что случилось?
Курт приложил ладонь ко рту, затем убрал ее, медленно вдохнул и едва различимо произнес:
- Пакерман…. Пак… Пака зарезали в уличной драке. 

Продолжение следует.

@темы: Fix you, Glee, Klaine, NC-17, fanfiction

URL
Комментарии
2012-04-02 в 20:53 

annesa
:red:спасибо, очень нравится как вы пишите:bravo:

     

Oh my Grilled Cheesus!

главная