23:05 

Fix you (Klaine, St.Berry, St.Hummel, NC-17. Глава 10.

Romanastasia
There's nothing more badass than being yourself (c)


Название: Fix you.
Автор: Romashka.
Рейтинг: NC-17.
Размер: планируется макси.
Пейринг: Klaine, St.Hummel, St.Berry
Жанр: romance, drama, humour, angst.
Статус: в процессе
Дисклеймер: все райано-мерфировское.
Аннотация: Иногда, получив все, о чем он мечтал, человек теряет самое главное – самого себя.
Размещение: с разрешения + шапка обязательна.
Саундтрек: Coldplay – Fix you.
От автора: К каждой главе прилагается несколько саундтреков, цитаты из песен будут мелькать среди абзацев. Не поленитесь включить эти песни, когда будете читать – поверьте, это поможет вам окунуться в атмосферу происходящего.

10 глава. Run and hide/Беги и прячься.

Проводить вечера с Блейном уже казалось чем-то привычным. Ни «Богемы», ни телевизора, только временами барахлившее радио и они, сидящие за кухонным столом и улыбающиеся друг другу. Блейн был не только хорошим рассказчиком, но и слушателем, и даже Курту его собственная жизнь казалась наполненной яркими событиями, когда Андерсон принимался выпытывать подробности его прошедшего дня. За столом они встречались, как правило, когда стрелки замирали в районе девяти вечера, а на улице сумерки уже плавно перетекали в ночь. Бывало, правда, они успевали заскочить домой в середине дня. Иногда Блейну необходимо было взять кое-какие вещи или переодеться, чтобы с одной деловой встречи отправиться на другую. Он раз десять, не меньше, заезжал к Курту в театр, чтобы взять ключи, и Курт, не вытерпев, буквально неделю назад вручил Блейну запасной комплект ключей от квартиры. К удивлению Курта, Андерсон даже не стал возражать, видимо, понимал, что другого выхода нет. В благодарность Блейн пообещал иногда брать Курта с собой на обед в кафе, то самое, в средиземноморском стиле, где однажды пару месяцев назад между ними произошел непростой разговор. Сейчас воспоминания о той встрече были вытеснены другими, куда более приятными впечатлениями. Впрочем, куда больше Курт любил посиделки дома, когда можно было быть сонным и растрепанным и, подперев лицо кулаком, слушать до бесконечности рассказы Блейна.
Сегодня Курта ждало легкое разочарование. Добравшись до дома, он обнаружил квартиру пустой. Швырнув кучу писем на стол, он разделся и решил соорудить ужин самостоятельно. Обычно готовкой занимался Блейн, словно отплачивая гостеприимство хозяина. Через час по первому этажу уже витал аппетитный запах курицы, грибов и сыра. Блейн пришел вскоре после того, как Курт встал из-за стола. Он как раз вытирал руки сухим полотенцем, когда тот появился на пороге кухни.



Sun is shinin' in the sky/Солнце сияет в небесах
There ain't a cloud in sight/И на небе ни облачка


- Хэй, - улыбнулся он.
- Хэй, - кивнул Курт, улыбаясь в ответ. – Ужинать будешь?
- С удовольствием. Умираю от голода. Что это? Жульен? Ты приготовил жульен? – глаза Блейна заблестели. Он всегда любил полноценную кухню, не признавая фаст-фуды, а горячее французское блюдо вызывало в нем трепет. Курт кивнул.
- Раздевайся, - тот все еще был в куртке, - мой руки и садись.
- Жульен. Я тебя обожаю, Курт,- простонал Блейн и послушно поплелся в ванную. – Жульен, поверить не могу, жульен…
Широко улыбаясь, Курт поставил тарелку с аппетитным блюдом на стол. Вернувшийся через пару минут Блейн в один присест расправился с поздним ужином.
- Я был у себя, - пробормотал он невнятно, дожевывая кусок хлеба. Курт, присев напротив, с интересом на него посмотрел.
- Как продвигается ремонт?
- Не терпится от меня избавиться? – ухмыльнулся Блейн. Курт пожал плечами.

It's stopped rainin' ev'rybody's in a play/Никаких намёков на дождь, cегодня все играют
And don't you know/ И ты ещё не знаешь
It's a beautiful new day/ Что это - новый прекрасный день


- Просто интересно, в каком состоянии находятся твои домашние Гавайи, - пояснил Курт, ловко уходя от вопроса. Блейн вытер губы и задумчиво почесал затылок.
- В отличном. Осталось навести марафет, ибо там творится хаос. Вся эта штукатурка, и пыль, и… Ну, сам понимаешь. Ремонт, - объяснил он. Курт не понимал. В своей жизни ему ни разу не приходилось сталкиваться с настоящим ремонтом, максимум, менялись обои или цвет стен. Свою квартиру он приобрел хоть и без мебели, но уже с отделкой. Впрочем, и в юности его этот вопрос не занимал, потому что Берт покупал дом для пополнившейся семейки уже с обстановкой.
- Я притащил кое-какие вещи. Надеюсь, ты не против?
- Нет, конечно.
- Просто они там мешаются немного. Особенно гитара. Ну не мог я ее там оставить.
- Да все в порядке, - успокоил его Курт. – Ты все еще играешь?
Блейн был весьма одарен, однако ленив, когда дело касалось музыкальных инструментов. В школе он играл, по меньшей мере, на пяти, однако к колледжу уже забросил почти все, кроме фортепиано и гитары. И то, от последней он не отказался только ради Купера, брат Блейна был редкостным любителем гитар и разбирался в них почти профессионально.
- Да. Иногда бывает такое настроение, когда… - Блейн на мгновение замялся. – Когда просто хочется перебирать струны, сидя у окна. Вечером, в одиночестве, разглядывая людей на улице.
По губам Курта скользнула едва различимая улыбка. Он знал, о чем говорил Блейн.
- Сыграешь? – попросил он Андерсона небрежным тоном. Тот не увидел в просьбе ничего странного и с готовностью кивнул.

Runnin' down the avenue/Бежим вниз по авеню
See how the sun shines brightly in the city/Смотри, как ярко светит солнце
Mister blue sky is living here today hey, hey/Сегодня здесь живёт мистер Голубое Небо


- Почему бы и нет. Только приму душ, мечтаю об этом еще с обеда.
Он похлопал себя по карманам рубашки и, светло улыбнувшись, вышел из кухни, не забыв на пороге обернуться и поблагодарить Курта за потрясающий ужин. Закончив с делами по хозяйству, Курт перебрался вместе с ноутбуком в гостиную, где, дожидаясь Блейна, пролистывал новости. Не зная, чем себя занять, он зашел в твиттер. Он еще со школы недолюбливал социальные сети, прекрасно зная их силу и помня о страшном инциденте с Дэйвом, и за все эти годы отношение это не стало лучше ни на йоту. Он изредка обновлял статусы и отвечал на вопросы фанатов, чтобы не терять с ними связь. Однако среди множества интересных и забавных сообщений всегда попадались злые и нелицеприятные. И Курт, до сих пор слишком близко принимающий их на свой счет, предпочитал не соваться туда, где его могли достать так просто. А еще там была Берри, и она буквально через слово упоминала его, Курта, хотя последние сообщений семь были всецело посвящены ее будущему бужу и грядущей свадьбе.
- Буэ, - тихо процедил сквозь зубы Курт, сворачивая страницу и возвращаясь на сайт Hudson Theatre и обновившимся новостям. Главная страница была украшена яркой афишей мюзикла, до премьеры которого оставалось две с половиной недели.
- Курт, - послышался напряженный голос Блейна. Курт поднял глаза. И обомлел. В руках Блейн, хмурясь, держал конверт, один из тех, что доставили Курту сегодняшней почтой. Обычный белый конверт без пометок и марок. Однако внимание Курта привлек совсем не он, а то, как был одет Андерсон. Или, точнее, раздет. Мятые спортивные штаны едва держались на выступающих бедренных косточках, вот-вот норовя свалиться на пол, оголяя пока еще прикрытые тканью части тела. Однако все, что находилось выше линии брюк, Курт мог лицезреть во всей красоте. Не возникало сомнений – Блейн ни на секунду не забывал о внешнем виде все это время, потому что его фигура была все такой же поджарой и мускулистой как раньше. Конечно, он был худ и невысок ростом, поэтому мускулатура не была развита чересчур сильно, однако кубики пресса, мокрые от воды, заставили Курта нервно выдохнуть скопившийся в легких воздух, а затем дрожащей рукой вцепиться в край дивана.

Mister blue sky please tell us why/Мистер Голубое Небо, пожалуйста, скажите нам
You had to hide away for so long/ Почему Вы так долго скрывались?


- Блейн, - ледяным тоном произнес Курт, - оденься.
Блейн, слишком обеспокоенный совсем другими вещами, недоуменно посмотрел на Курта, затем опустил глаза, уставившись на свой живот.
- Жарко, - пожаловался он.
- Не повод разгуливать по моей квартире практически голышом!
- О моем внешнем виде в правилах ничего сказано не было, - возразил Блейн. Курт поджал губы.
- Теперь будет! Живо оденься!
- Ладно, сейчас, только… Какое это по счету письмо? – поинтересовался он, помахав конвертом. Курт вздохнул. Это была его ошибка, нужно было избавиться от конверта сразу, как он его нашел.
- Третий, - наобум произнес он. Затем осторожно поднял глаза и по выражению лица Блейна понял, что тот не поверил. – Седьмой. Восьмой. Не помню, я не считал.
Блейн всплеснул руками.
- Курт, это слишком. Это чистой воды угрозы, да за это, наверное, засудить можно!
- За пару писем? Брось, письма приходят, но ничего не происходит, так что, - Курт пожал плечами, – волноваться не о чем. Может, это фетишист какой-то с пунктиком по поводу писем присылает? Мало ли на свете странных людей.
- Меня поражает то, как ты спокойно к этому относишься, - покачал Блейн головой. – И, главное, почему ты ничего не сказал? Ни мне, ни Рейчел? Ни даже Финну.
- Не о чем тут рассказывать.
- Курт…
Курт ткнул пальцем в сторону Андерсона, перебив его.
- Разговор окончен. Надень на себя что-нибудь и тащи гитару.
- Никакой гитары, - угрюмо произнес Блейн. Брови Курта взлетели вверх, и, прежде чем он успел что-то спросить, Блейн уже ответил, – ты наказан.
- Чего?!
- Это, - Блейн жестом указал на распечатанный конверт, который Курт успел уже у него отобрать, – Серьезно. Мне не нравится твоя беспечность. Так что, ты наказан.

Hey there mister blue/Эй, Вы, мистер Голубое Небо
We're so pleased to be with you/Нам так приятно быть рядом с Вами
Look around see what you do/Оглянитесь, посмотрите, что Вы делаете
Ev'rybody smiles at you/ Все Вам улыбаются


- Как я могу быть наказан?! Я нахожусь у себя дома! - искренне возмутился Курт. Блейн хмыкнул.
- Дом, конечно, твой. Но гитара-то моя. Так что...
В следующую секунду теплые губы скользнули по вспыхнувшей щеке Курта.
- Спокойно ночи. Лучше ложись спать, завтра тяжелый день. У тебя съемки, не забудь.
Улыбнувшись еще раз, Блейн готов был покинуть гостиную, явно намереваясь последовать своему же собственному совету, когда Курт его окликнул.
- Хммм? – Блейн распахнул глаза, вновь сосредоточив все свое внимание на хозяине квартиры. Тот немного помедлил, будто собираясь с силами или воюя с собственными сомнениями, затем выпрямился.
- Ты придешь на премьеру?
- Мюзикла? – уточнил Блейн. – Твоего?
Курт коротко кивнул.
- Если ты хочешь…
- Хочу.
- Приглашаешь?
- Приглашаю.
- Хорошо. Но только с одним условием.
- С каким еще условием? – с подозрением прищурился Курт.
- Твой первый автограф достанется мне.
И, подмигнув Курту, Блейн исчез в коридоре. Спустя мгновение раздались его шаги на лестнице, затем хлопнула дверь на втором этаже, и квартира погрузилась в тишину. Курт все никак не мог стереть с лица дурацкую улыбку. 

___________________________________________________________________________________________________

- Фрейз Соваж.
Захлопнув меню, Курт вернул его на стойку и, кивнув бармену, оглянулся на танцпол. Половина двенадцатого, толпа мокрого возбужденного народу, громкая музыка, эхом отдающаяся в барабанных перепонках. Прожекторы и лампы окрашивали помещение во все цвета радуги, освещая лица с блестящими глазами и сверкающими улыбками. Курт сидел за барной стойкой, подперев лицо кулаком и устало рассматривая проходящих мимо людей. Ему было скучно. Он надеялся отдохнуть, но уже спустя полчаса с удивлением обнаружил, что «Богема» успела набить оскомину. Из его друзей мало кто сюда ходил, в основном только по праздникам, а водиться со знаменитостями, что здесь отдыхали, Курт не горел желанием. Он не был льстецом и подлизой, он просто мечтал о бессмысленном веселом вечере, но ожидания его не оправдались. Вздохнув, Курт сделал глоток протянутого барменом коктейля.
- Я надеюсь, это только первый?
Знакомый голос моментально привел его в чувство. Курт встрепенулся, развернулся на стуле и кивнул подошедшему парню. Пижонский наряд, голливудская улыбка и кокетливый взгляд. Карл Бергер обладал той внешностью, которую можно было бы назвать модельной и от которой молодые девушки млели и приходили в полный восторг. Курту Карл не очень нравился. Впервые они познакомились на прослушивании, около полугода назад, и с тех пор Карл время от времени проверял Курта на стойкость, делая вполне понятные намеки и раз за разом сталкиваясь с вежливой отстраненностью и непоколебимым «нет». Им хорошо работалось вместе, и Курт не мог не признать того, что Карл был весьма одарен, однако его внешность и его кошачьи манеры странно отталкивали. Голубые глаза блестели холодом, и Курт неуютно чувствовал себя под взглядами мужчины. Глупая светлая челка, прикрывающая один глаз, высокие скулы, широкий мужественный подбородок, но.... Ничего уютного или приятного глазу. Обычно Курт отказывался от компании Карла под всеми видными предлогами, однако сегодня вечером он чувствовал себя чуточку одиноким, и знакомое лицо ему показалось подарком небес. Жаль только, что на месте Карла не был Блейн, но тот так был занят ночным дежурством, что на отдых и Курта ему не хватало времени, хотя он и старался не спускать с Хаммела глаз, чего Курт, конечно, не знал.
- Первый, - закивал Курт. – И последний, наверное.



- Серьезно? – Карл изумленно распахнул глаза. – Теряешь хватку. Позволишь мне тебя угостить?
- Валяй. Хотя, мне и не очень-то хочется. Вообще жалею, что приехал, - отозвался он тоскливо. Ему бы гордиться тем, что, кажется, его зависимость от клуба начала сходить на нет. Но ощущал лишь какую-то тоскливую апатию. Карл склонил голову набок и внимательно глянул на сидящего напротив парня. Он пытался делать этот понимающий и заботливый вид, однако черта с два у него получалось. После искреннего открытого Блейна любое проявление эмоций казалось фальшивой игрой, особенно когда дело касалось лицемера и дамского (и не только) угодника Карла.
- Плохи дела, раз Курт Хаммел жалеет, что пришел в «Богему». Я все же угощу тебя?
- Я уже заказал Фрейз Соваж, - неохотно ответил Курт, указав пальцем на свой коктейль.
- Брось эти детские напитки. Один Аксис Кисс для этого красавчика, - кивнул Карл бармену и развернулся к Курту, одарив его широкой улыбкой. Радость Курта уже испарилась в неизвестном направлении, и он понял, что предпочел бы провести вечер в одиночестве, чем сидеть здесь с Карлом. Его улыбка была…. противной. По-другому и не скажешь.
- Следующие две недели будут адом. Нужно хорошенько отдохнуть, - хмыкнул Карл, наблюдая за тем, как бармен протягивает Курту новый коктейль. Тот аккуратно сделал глоток и довольно облизнулся.
- Неплохо, - оценил он. - Оно того стоит. Мне эта премьера уже снится, но я ждал ее так долго.
- Ты отлично поработал. Джеймс тебя вечно нахваливает.

A tear in the membrain/Разрыв в моем мозгу
Allows the voices in/Позволяет проникнуть голосам
They want to push you off the path/Они хотят сбить тебя с пути


Они немного помолчали, оглядываясь по сторонам. Затем болтали о всякой ерунде, которая не загружала голову, но была достаточно интересна им обоим. Немного расслабившись, Курт принялся за второй коктейль, а затем, пусть и не сразу, согласился пойти с Карлом на танцпол. Шум, гам и неясные тени наполняли его до краев. Его тело плыло среди бесконечной массы людей, скачущих и прыгающих, не замечающих друг друга, и он ощущал себя частью этого живого организма. Курт видел на их пьяных лицах фальшивую радость и смутно понимал, что ничем не отличается от этих бедолаг, что весело собирались в кружки и меняли партнеров один за другим. Внутри было так легко, и Курт почти не обращал внимания на случайные прикосновения мокрых пальцев к своей разгоряченной коже. Затерявшись в толпе, Курт пару раз успел потерять Карла из виду. Когда они вновь встретились, оба были уже достаточно пьяными, чтобы не думать ни о чем, кроме царящего вокруг напускного воодушевления. Еще несколько охлаждающих коктейлей, и в голове Курта ощущался приятный туман. Он чувствовал себя свободнее, чем обычно, теперь он мог флиртовать и громко смеяться, и хотелось до бесконечности танцевать.

You can do no wrong/Ты никогда не поступишь плохо
In my eyes/В моих глазах


Он растворялся в музыке и собственных ощущениях и почти не сопротивлялся, когда Карл притянул его ближе, скользнув руками по талии. Вспышки света заставили Курта зажмуриться, однако другие чувства были обострены до предела. Особенно обоняние. Пот, дым, алкогольный микс, приправленный духами, такой было «Богема» по ночам. Курт тихо рассмеялся, вдохнув запах апельсинов и мяты, которым был пропитан Бергер. Губы мужчины были теплыми, когда он касался ими шеи Курта. Парни тяжело дышали, сталкиваясь телами, но сознание подсказывало Курту, что это не то, чего он хочет, и он выворачивался из объятия, кокетливо опуская глаза. Он облизнул пересохшие губы и что-то воскликнул, когда Карл схватил его за руку.
- …отдохнуть от шума, - с трудом разобрал Курт его слова в громкой музыке. Карл потащил пританцовывающего Курта на второй этаж, и тот послушно поплелся следом. Здесь и вправду было тише, и этот резкий переход от громкого веселья к тихому уединению заставил Курта насторожиться, однако было поздно. Хлопнула дверь, неприятно отдаваясь эхом в барабанных перепонках, и он был прижат к ней Карлом, который отчаянно покрывал его лицо влажными поцелуями, одновременно шаря руками по его телу. Курт громко выдохнул, неуверенно рассмеялся. Это была шутка. Шутка, правда? Он отцепил от себя Карла, замотал головой, продолжая хихикать, но Карл толкнул его в грудь, и Курт потрясенно выдохнул, ударившись затылком о дверь. Кажется, он что-то простонал, ощутив смутную боль, и Бергер воспринял это звук как благоприятный знак, не понимая его истинного значения. Он расстегивал пуговицы на рубашке Курта, пока тот прилагал все усилия, чтобы избавиться от неприятных прикосновений грубых пальцев. Страх медленно проникал под его кожу, постепенно всасываясь в кровь.
- Карл… - прошептал Курт, затем чуть громче, - Карл, не надо.
- Что? – отозвался тот, прикусывая кожу на его груди. Курт зажмурился и вытянул руки, изо всех сил пытаясь оттолкнуть Бергера, промахнулся, предпринял еще одну попытку, но все его старания были напрасными. Голова гудела, глаза почти ничего не видели в темноте, и тело все еще было слабым под воздействием алкоголя, а Бергер был таким настойчивым, что не оставалось сомнений – он не остановится. Уголки глаз Курта стали жечь от подступающих слез.

Your mind is restless/Твои мысли тревожны
They say you’re getting better/Тебе говорят, что становится лучше
But you don’t feel any better/Но тебе не становится легче


- Карл… - взмолился он, когда тот, обхватив его руками, поволок хрупкого Хаммела к дивану. Он больно вцепился в его руку пальцами, и Курт тихо захныкал, пытаясь вырваться. – Прекрати, я не хочу…
- Не строй из себя невинную овечку, - прорычал Бергер, оседлав его бедра. Курт всхлипнул и сердито рванулся вперед, наугад надеясь ударить настырного Бергера, однако Карл ловко перехватил его запястья, заводя руки парня за голову. – Крутился вокруг меня весь вечер…
- Я не… - комок в горле не позволил Курту продолжить, голос был хриплым. – Я всего лишь…
Тщетно. Никакие доводы не могли переубедить Карла, и как Курт ни старался вырваться из захвата, у него не получалось. Во мраке комнаты он не мог ничего видеть. Возможно, тогда бы он смог ударить Карла чем-нибудь, попавшимся под руку, но сейчас он был беспомощен. Господи, он ненавидел себя за то, что не мог ничего сделать. Это чувство бесконечной слабости и полного отсутствия гордости, когда он умолял пьяного Карла остановиться, сводили с ума. Ему хотелось взвыть, растерзать Карла на маленькие кусочки, но он продолжал лежать на диване, прижатый к нему всем весом Бергера, не в силах оказать должного сопротивления. Он нервно дергался каждый раз, когда Карл проводил по его оголенной груди руками, и вскоре зашуршала ткань, и Курт с ужасом понял, что Бергер пытается одной рукой стащить с него брюки. Это был конец. Куртом овладела паника и понимание того, что все происходило на самом деле. Алкоголь мгновенно выветрился, обостряя чувства и просветляя разум. В голове, словно выжженная раскаленным железом, горела горькая мысль «Он меня сейчас изнасилует!». У Курта вырвалось короткое рыдание.

Your speakers are blowing/Разрывается барабанные перепонки
Your ears are wrecking/Твои уши наполнены шумом


- Отпусти меня, - пробормотал он, захлебываясь слезами, - Карл, пожалуйста!
Тот даже не ответил. Курт вообще сомневался, что Карл его слышал. Он сжался и прикусил губу, распробовав на языке металлический вкус крови. Бергер спустил брюки и вжал его в диван с такой силой, что у Курта перехватило дыхание. Он заметался и впился ногтями в плечи Бергера так, что тот зашипел от боли. Курт уже почти не надеялся на спасение, однако в следующий момент все резко прекратилось. На темном полу возникла полоска света и чей-то силуэт, послышалась ругань, присутствие чужого тела исчезло, потому что Карл слетел с дивана. Звуки драки, крики, в дверях появился еще какой-то народ, Курт дрожащими руками нащупал свою рубашку, чтобы ею прикрыться. Когда загорелся свет, перед глазами заиграли яркие пятна, и Курт зажмурился на пару мгновений. Именно тогда он слышал знакомые голоса.
-… его пропуск, чтобы этот ублюдок здесь больше не появлялся. Проследи за этим, Кристин, хорошо?
- Да, мистер Андерсон.
Курт смутно помнил этот звонкий девчачий голос. Кристин. Он знал эту девушку. В голове моментально всплыл ее образ.
- Оделся? – снова ледяной тон Блейна, который, кажется, с трудом сдерживал ярость. – Вышвырните его отсюда, парни.

You wish you felt better/Хотелось бы, чтобы стало легче

Курт несмело приоткрыл глаза, протер их кулаком. В этот момент двое громил-охранников вывели понурого Карла из комнаты. Кристин и Блейн проводили их хмурыми взглядами, затем Блейн что-то шепнул девушке на ухо, и та живо побежала вслед за ними. Блейн же аккуратно прикрыл дверь и обернулся, затем подошел ближе к трясущемуся от пережитого ужаса Курту. Немного помешкал, опустился на колени перед ним и положил руку на его ладонь, заглядывая ему в лицо.
- Он больше не вернется сюда.
Курт кивнул. Сначала он вздрогнул, когда Блейн его коснулся, но тут же успокоился. Блейн никогда не посмеет сделать что-либо против его воли. Это была непоколебимая истина, и Курт знал, что, скорее, Землю захватят инопланетяне, чем Блейн посмеет его тронуть без его согласия.
- Спасибо, - прошептал он. Его глаза были мокрыми от слез, и он все не решался посмотреть на Андерсона, ощущая жгучий стыд. – Ты не мог бы… уйти?
- Что? Ну, нет, - возразил Блейн. – Никуда я от тебя не уйду. Сейчас Кристин принесет воды, и я останусь с тобой до тех пор, пока ты не придешь в себя, слышишь?
Курт не знал, как объяснить Блейну… Как сказать, чтобы тот понял. В его голове царил хаос, и ему пришлось сделать несколько глубоких вздохов, прежде чем заговорить.
- Блейн, пожалуйста. Я... Я не… Я не хочу, чтобы ты меня видел сейчас. Это ужасно.
Блейн непонимающе на него посмотрел, затем его глаза распахнулись, и он громко фыркнул. Почти зло.
- Ужасно? Ужасно то, что он пытался сделать. Его должна совесть грызть. И только ему должно быть здесь стыдно. А ты убиваешься из-за того, что я тебя могу увидеть… Как будто я тебя голым не видел, - весело закончил он. Ох уж эта его вечная непосредственность. Курт невольно улыбнулся краешком рта.
- Я не из-за наготы, - неуверенно произнес он. – А... Просто… Боже, я так жалок. Ничего не мог поделать. Мое тело меня не слушалось, я просил его остановиться, но он…
Его голос затих, и Курт покачал головой, с трудом сглатывая образовавшийся в горле комок. Блейн вздохнул и сел рядом, положив руку на его плечо и обняв его ненавязчиво, но достаточно нежно, чтобы Курт расплакался окончательно. Не заботясь о том, что он сам был почти раздет, а Блейн был слишком близко, он уткнулся носом Блейну в грудь. Его тело сотрясалось от тихих рыданий, когда пришло полное осознание того, что он только что пережил и как был близок к тому, чтобы все закончилось куда более печально. Ему хотелось поблагодарить Блейна, но не нашлось бы слов, чтобы выразить то, что он чувствовал, когда Андерсон был рядом. По крайней мере, во всем этом сумасшедшем мире был хотя бы один человеком, на которого он мог положиться. Блейн, крепко сцепив руки и прижав Курта к себе, гладил его по голове и приговаривал что-то ласковое. И совсем скоро Курт, успокоенный его голосом и теплом его тела, медленно вздохнул. Слезы кончились, плакать больше не хотелось, и он, обнимая Блейна в ответ, чуть отстранился, чтоб заглянуть Блейну в глаза. Тот выглядел взволнованным, но улыбался.
- Как ты? – почему-то шепотом спросил он, погладив его по щеке. Курт не позволил ему убрать руку, переплел их пальцы, наслаждаясь тем сгустком непонятных чувств, который рос и грел его изнутри каждый раз, когда Блейн к нему прикасался. Бесконечно долго они в полном молчании смотрели друг на друга, пытаясь разобраться в мыслях и в том, что же делать дальше, и Курт готов был поклясться, что они одновременно потянулись за поцелуем. Когда их губы столкнулись, словно какой-то очередной барьер между ними пал, и они оба легли на диван, цепляясь друг за друга пальцами и не в силах сдерживать то, что их переполняло. Было забыто все, что происходило каких-то десять минут назад, ничто не имело значения. Только их невинные объятия и жаркие поцелуи. Обхватив голову Курта ладонями, Блейн жадно исследовал языком его рот, и Курт целовал его в ответ, не страшась нарастающего желания. Все было правильно. Правильно и необходимо им обоим, так что никому не приходила в голову даже мысль остановиться. Курт лег на Блейна, ни на секунду не отрываясь от его губ и полыхающего лица, и Андерсон крепко прижал его к себе. Там, где касались его пальцы, кожа Курта горела, и соскучившийся по такой ласке Курт тихонько захныкал. Блейн целовал его с таким усердием, что болели губы. И каждый из этих поцелуев был словно последним, таким отчаянием они были наполнены. Он так долго хранил и лелеял Курта, не надеясь на большее, что сейчас просто не верил своей удаче. Может, ему это все только снилось? Что ж, тогда это был самый прекрасный сон, который он когда-либо видел. Курт тоже потерялся в собственных эмоциях, которых было слишком много для одного раза, но было так приятно просто быть с кем-то рядом, не думая о своих проблемах, не переживая понапрасну… Одной секунды хватило Курту, чтобы уцепиться за эту мысль. Его тело действовало быстрее, чем его голова, и руки сами выпрямились, толкая Блейна в грудь. Тот оторвался от его губ, непонимающе смотря на Курта, который, нервно запахнувшись в рубашку, словно ошпаренный отполз на край дивана, подрагивая и тяжело дыша.
- Курт? - озадаченный Блейн сел, взъерошил себе волосы на затылке и растерянно посмотрел на парня.
- Извини, я не могу, - тихо прошептал тот в ответ. Блейн не сердился. Даже обиды не промелькнуло в его глазах. Он просто пытался понять. Он рискнул было придвинуться ближе, но Курт покачал головой, и он оставил попытки.
- Курт.
- Прости, Блейн, - надломленным голосом повторил Курт. Блейн вздохнул, решая, что на это ответить, однако так и не нашел нужных слов. Кто-то аккуратно постучал в дверь, и Блейн, снова мельком глянув на Курта, который упрямо отводил взгляд, ответил.
- Входи.
Кристин появилась на пороге с подносом в руках. Обещанный стакан воды, тарелка с каким-то салатом. Но Курту не хотелось ни есть, ни пить. Поблагодарив девушку, Блейн попросил ее оставить их на минутку. Та ушла, уверенная, что минутки им явно не хватит. Она знала людей, и она знала эти взгляды. Каждый раз, когда в детстве ругались ее родители, у них были такие же.
- Курт…
- Отвези меня домой, - попросил Хаммел, умоляюще посмотрев на Блейна. Тот не видел причин отказывать. Он был в том настроении, когда мог бы исполнить любое его желание. – Пожалуйста.
- Хорошо. Ты… Ты оденься, и я тебя отвезу.
Он отвернулся на всякий случай, чтобы дать Курту хоть какое-то ощущение собственного пространства. И каждый раз, когда он ощущал на себе жгучий взгляд Хаммела, в нем поднимались волны этого странного чувства – вины.
Дорогу домой Курт помнил смутно. Глаза слипались, и он, прислонив голову к стеклу, без особого интереса смотрел в окно. Кажется, он заснул прямо в машине, пока Блейн выворачивал руль. Все было как в тумане, по-прежнему, однако алкоголь был на этот раз не причем.
Проснулся следующим утром Курт от стука двери. Долго вслушивался в звук шагов в коридоре и вздрагивал каждый раз, когда Блейн подходил к его комнате слишком близко. Курт был уверен, что тот колеблется между желанием его разбудить и убедиться, что у него все в порядке, и страхом усугубить то, что произошло накануне. Они едва обмолвились парой слов после того, как приехали домой. Блейн настаивал на том, чтобы остаться, но Курт безжалостно выпроводил его обратно, - работу никто не отменял, и Блейну пришлось вернуться в клуб. Сейчас Курт уже не помнил, что делал перед тем, как забылся тревожным сном, да и какое это имело значения. Его пронизывала нервная дрожь, когда он думал о том, чтобы столкнуться с Блейном лицом к лицу сейчас, когда он уже пришел в себя, и все воспринималось совсем в другом свете. Он помнил вкус губ Блейна. Такой же, как и много лет назад. Теплые объятия, горячее дыхание на шее. Он скучал по этому, скучал так сильно, что сейчас даже не думал жалеть. Они проделали длинный путь, но… Но. Всегда было какое-то но. Курт сел, свесив ноги с кровати и проведя ладонью по лицу. Часы показывали девять. Обычно Блейн уходил раньше, но сегодня он, кажется, вознамерился дождаться, когда Курт выйдет из комнаты. Нет. Курт ошибся. Шаги послышались уже на лестнице, стихла музыка, звякнули ключи. И после нескольких мановений тишины хлопнула входная дверь. Курт еще посидел немного в тишине, чтобы убедиться, что Блейн действительно ушел, и лишь затем осторожно приоткрыл дверь. Было все так же тихо, и он спустился на первый этаж, зябко обхватывая себя руками. Спросонья квартира казалась холодной, хотя на улице уже стояли теплые дни, и во всем чувствовалось приближение весны. Умывшись и приведя себя в порядок, Курт занялся завтраком. Лень взяла его в оборот или, может, апатия, и он не стал заторачиваться, сделав себе несколько бутербродов. Однако не успел к ним даже притронуться, потому что где-то наверху заиграл его мобильный. Живо поднявшись на второй этаж, Курт быстрым шагом пересек коридор и, добравшись до комнаты, схватил его с полки. На дисплее отображался неизвестный номер, и Курт секунду-другую колебался, размышляя, стоил ли отвечать.
- Да? – наконец, произнес он. В ответ короткое молчание, затем раздался учтивый голос.
- Здравствуй, Курт.
Курт сначала даже не понял, кто звонит, затем изумленно приоткрыл рот.
- Это Арти. Арти Абрамс, помнишь? Мы учились…
- К-конечно, помню! – воскликнул Курт. Его даже оскорбила мысль о том, что Арти решил, будто он мог его забыть. – Я просто… Эм…
- Удивлен, да? Я знаю. Извини, может, мне стоило сначала тебе написать, но я не был уверен, что ты ответишь. Финн говорил, что тебе приходит довольно много писем.
- Да. Да, он прав, - Курт все еще пытался прийти в себя, пытаясь, тем временем, понять, с какой стати бы Арти ему звонить.
- Как твоя жизнь, Курт? Знаю, виделись недавно, но нам не удалось как следует поболтать.
- Я… Все в порядке, - неуверенно произнес Курт.
- Жаль, что так вышло с Куинн. Вы не помирились?
Если бы это был кто-то другой, Курт ни за что не поверил бы, что собеседнику интересны подобные вещи. Но Арти всегда искренне беспокоился об окружающих его людях, и это странным образом его роднило с Куртом в школе, хотя они никогда не были слишком близки. Как двое альтруистов они отлично сосуществовали в сложном мире, проникшись друг к другу глубоким уважением и симпатией.
- Нет.
- Жаль, - повторил Арти. – Я с ней разговаривал, и она, кажется, искренне сожалеет о том, что сделала. Ну, или пыталась.
Курт не очень-то хотел ворошить прошлое, но почему-то эти слова заставили его всполошиться.
- Ох, а ты ведь звонишь из-за чего срочного? Все в порядке в Лайме? Я могу чем-то помочь?
Арти коротко рассмеялся.
- Не беспокойся, все в порядке. Но да, ты мог бы помочь, именно поэтому я и звоню.
- Ну, что ж, - Курт немного успокоился. – Я слушаю тогда.
- Для начала, хочу уточнить, в курсе ли ты, что я все еще занимаюсь кино?
- После окончания Нью-Йоркской Киноакадемии с отличием? Я бы сильно удивился, если бы ты бросил свое дело.
- Ну, это давно было, - в голосе Арти слышалась улыбка. – Я сдал несколько проектов за это время, но они не пользовались особой популярностью, однако сейчас я собираюсь взяться за новый.
- Это замечательно, - искренне восхитился Курт. – Что за проект?
- Я собираюсь снять фильм про хор.
Курт выпрямился и широко улыбнулся, услышав новость.
- Правда? Ох, Арти, это же просто здорово! В чем его суть?
- Ну, это будет обычный документальный фильм про Новые Направления, точнее, про ветеранов Новых Направлений. Хотя, думаю, я уделю некоторое время ребятам, которые состоят в хоре МакКинли сейчас.
- Я в восторге от этой идеи, правда, Арти. Я с удовольствием приму участие. Если, конечно, ты мне за этим звонишь.
- За этим, - подтвердил Арти. – И еще хотел предупредить, что тебе придется приехать на несколько дней в Лайму для съемок. Я, все-таки, предпочел бы снимать здесь. Как-никак, это место, с которого все началось.
- Я с тобой совершенно согласен. Без проблем. Я приеду. Но только после премьеры, надеюсь, ты понимаешь.
- Не беда. Я пока буду занят съемками с теми, кто находится сейчас в городе. А поскольку их довольно много, это займет некоторое время.
- А кто сейчас в Лайме? – с интересом осведомился Курт. Арти немного помолчал, вспоминая.
- Мистер Шустер и Финн, естественно. Пак, Сэм и Мерседес. Сейчас школьные каникулы, так что, она пока в отпуске. Ну и Шугар с Джозефом.
- Да, тебе будет, чем заняться.
- Мне только в радость.
- А все уже дали согласие?
- Нет, я пока не дозвонился до Сантаны и Тины, но, думаю, с этим не будет проблем. И Блейн, но я слышал, он теперь работает на тебя, так что, надеюсь, ты ему передаешь? Так, ты готов приехать?
- Я передам, как только его увижу. И да, конечно, звони, и я уже на следующий день примчусь. Надеюсь, - улыбнулся Курт.
- Значит, договорились?
- Конечно.
- Отлично. В таком случае, жди звонка.
- Хорошо, Арти. Удачи!
Уже заканчивая разговор, Курт слышал, как поворачивается ключ в замке входной двери. Его бросило в холодный пот, когда он понял, что скрыться в своей комнате он уже не успеет. Пока он разговаривал с Арти, он успел спуститься на первый этаж и примоститься в кресле. Оказавшись в квартире, Блейн стащил с себя ботинки и робко поднял глаза, услышав шаги выглядывающего из-за угла Курта.
- Привет, - тихо произнес Блейн, затем перевел взгляд на телефон в его руке. – Все в порядке?
Тот непонимающе глянул на мобильный, затем кивнул.
- Арти звонил, - произнес он с толикой еще не прошедшего удивления. На лице Блейна тоже мелькнуло изумление.
- Арти? Арти Абрамс?
- Да, он собирается снимать фильм про Новые Направления и приглашает на съемки.
- Ч-что ты ответил?
Курт пожал плечами. На его взгляд, ответ был очевиден.
- Конечно же, согласился.
- Здорово, - не слишком убедительно отозвался Блейн. Похоже, радостная новость оказалась не такой радостной, по сравнению с той неловкостью, что буквально пронизывала воздух. – Курт, по поводу вчерашней ночи…
- Зачем ты вернулся?
- Что?
- Ты ведь только пятнадцать минут назад уехал. Зачем ты вернулся?
Курт ясно дал понять, что не спал, когда Блейн покинул квартиру, надеясь, что это заставит Андерсона подумать дважды, прежде чем он снова откроет рот.
- Я забыл папку с документами.
Он довольно живо пронесся мимо Курта, взлетел по лестнице и уже через пару минут вновь показался на первом этаже, держа в руках ту самую папку, за которой ему пришлось вернуться. Перед дверью Блейн помедлил, и Курту пришлось его поторопить.
- Мне надо собираться в театр.
- Да, верно. Эмм. Удачного дня? – неуверенно пожелал он. Курт с трудом выдавил из себя нечто наподобие улыбки и вздохнул с облегчением, когда Блейн оставил его одного.

____________________________________________________________________________________________________



Goin` to the chapel and we`re gonna get married/Направляемся в часовню, собираясь пожениться

Откинув голову на спинку дивана, Курт устало прикрыл глаза. Вокруг носились с противным щебетанием консультанты и группы девиц в чертовски похожих белых платьях. Курт медленно выдохнул. Он был практически завален платьями и погребен под горой свадебных журналов. А в нескольких метрах от него Рейчел скептически рассматривала себя в зеркале. На ней была надето пышное белое платье с открытым верхом, и Курт уже устал доказывать подруге, что ей нельзя оголять широкие плечи. Последние полчаса он вообще смутно понимал, что делает в магазине. Он не прекращал критиковать наряды, однако Рейчел вместо того, чтобы послушать его совета, спорила в ответ, пытаясь его переубедить. Поначалу она, правда, пыталась добиться какого-нибудь разумного совета от консультанта, но та хвалила одно платье за другим с таким рвением, что даже падкая на комплименты Берри заподозрила неладное.

Goin` to the chapel of love/Направляемся в часовню любви

- Что думаешь? – оглянулась Рейчел через плечо. Курт даже не посмотрел на нее, продолжая бессмысленно пялиться в потолок. Рейчел надула губки. Сегодня она выглядела на порядок лучше, чем когда они разговаривали на кухне в доме Хадсонов. О Джесси они с того разговора не упоминали ни разу, и самого Сент-Джеймса Курт не видел все эти дни. Не то чтобы он сильно переживал по этому поводу, но какая-то смутная тоска все равно ощущалась.
- Оо, просто великолепно, красота неземная, не знаю, может мне тоже такое купить? – пробормотал Курт. Берри метнула в него сердитый взгляд.
- Курт! Мне нужна твоя помощь, я не выберу сама, тут этих платьев сотни.
- Конечно. Это ведь самый большой магазин свадебных платьев в Нью-Йорке, - заметил Курт. Рейчел швырнула в него фатой, и Курт, фыркнув, принял вертикально положение.
- Рейч, ты защищаешь каждое платье. Так что, бери первое попавшееся, все равно я буду на твоей свадьбе самым красивым, и на тебя просто никто не обратит внимания.
- Грубиян.

Today`s the day, we`ll say, `I do`/Сегодня тот день, когда мы скажем, что согласны
and we`ll never be lonely anymore/И никогда больше не будем одиноки


Курт пожал плечами.
- Тоже мне новость. Почему ты не взяла с собой Джессику? Или Катрин? Они бы с удовольствием помогли тебе выбрать платье, а еще туфли, прическу, диадему и полный набор нижнего белья. Причем даже без твоего вмешательства.
- Они обе заняты, а ты хорошо разбираешься в моде, и единственный твой недостаток – это манера каждые две секунды опускать язвительные шуточки, но, думаю, я это переживу, потому что половину из них я все равно пропускаю мимо ушей, - парировала Рейчел. – Ладно. Мне понравилось это. И то, что я мерила пять платьев назад. Думаю, я надену его снова, и тогда ты мне поможешь решить, какое из них мне купить.
Курт страдальчески закатил глаза и вновь бухнулся на диван.
- Мистер Хаммел, вам принести воды? – доброжелательно предложила симпатичная брюнетка, на груди которой висел бейдж с именем «Ванесса».
- И яду, - мрачно пробурчал Курт в ответ. – Нет, спасибо.

Bells will ring/Будут звенеть колокола
the sun will shine/Будет светить солнце
I`ll be his and he`ll be mine/Я буду принадлежать ему, а он – мне


- Я все слышала! – донесся голос Рейчел из кабинки для переодевания. – Иди сюда.
Курт, вздохнув, аккуратно убрал со своих колен вещи и неохотно выполнил просьбу. Под возмущенными взглядами девушек-консультантов, он без зазрения совести сдвинул штору в сторону и заглянул внутрь. Рейчел даже не обратила на это внимания. Она стояла, одетая в одно нижнее белье, держа одной рукой пышное платье, в другой мобильный телефон, в дисплей которого она сейчас напряженно всматривалась.
- Что такое? – спросил Курт, хмурясь. Рейчел облизала губы и неуверенно подняла на него глаза.
- Я просто хотела тебя предупредить, что сейчас собирается заглянуть в магазин Джесси. И…
- Мне уйти?
- Что? Нет! Я хотела попросить тебя вести себя с ним повежливее…
- Еще лучше, - процедил Курт, мгновенно начиная злиться. – Я бы посоветовал тебе в первую очередь заняться его воспитанием, а не моим.
Он вернул шторку на место, оставив Рейчел одну, и плюхнулся обратно на диван, сцепляя пальцы рук. Он не сомневался, что ему хватит выдержки встретиться с Джесси после… всего. Ради Рейчел он может потерпеть, но только перспектива эта не доставляла ему особой радости. Джесси не умел сдерживаться, и Курту не хотелось давать Рейчел еще один повод обвинять его в неправильном отношении к своему жениху. Ведь, в конченом итоге, виноватым окажется все равно именно он, а не Сент-Джеймс. Несправедливо, но он уже понял, что поделать с этим ничего не сможет. Рейчел было не переделать. Она все еще владела исключительными навыками самоубеждения и совершенно не собиралась менять свое мнение о том, что Джесси идеален во всех отношениях. А обладая большой фантазией, она могла придумать ему любое оправдание. Если бы только можно было заткнуть Сент-Джеймса и не позволять ему себя доставать…

Goin` to the chapel of love/Направляемся в часовню любви

- Все, я решила, - заявила Рейчел, появляясь уже одетой перед скучающим Куртом. Уверенно взяв платье в охапку, она направилась к кассе, и Курт проводил ее тяжелым взглядом. Зачем вообще его нужно было тащить в прекрасный субботний вечер в этот чертов магазин? Конечно, он вряд ли провел бы это время с Блейном, поскольку после недавнего инцидента они толком даже и не разговаривали, но он точно бы не расстроился, если бы Рейчел его не пригласила на шопинг.
- Что ты здесь делаешь?
Курт обернулся на грубый голос и прищурил глаза, завидев Джессии. Тот выглядел немного потрепанным и уставшим, однако никакой жалости к нему Курт не испытал. Невозможно жалеть человека, который смотрит на тебя так, словно увидел перед собой ничтожного червяка.
- Сижу, - коротко объяснил Курт. Джесси перевел взгляд на Рейчел, находящуюся в дальнем конце огромного магазина и как раз расплачивающуюся своей кредиткой за покупку.
- Я тебя просил держаться подальше от нас, - прошипел Джесси. Курт смерил его высокомерным взглядом.
- Скажи это своей подружке и заодно директору нашего мюзикла. Может, он найдет Рейчел замену, чтобы ты не переживал так сильно.
- Следи за языком, Хаммел.
- Не помню, чтобы ты был против моего языка, - улыбнулся Курт. Он чувствовал странную эйфорию, огрызаясь в попытках поставить Сент-Джеймса на место. Как приятно было видеть это разгневанное выражение на его лице.
- Ты заходишь слишком далеко. Не испытывай мое терпение.
- А то что? Расскажешь Рейчел о том, какой я плохой мальчик? Вряд ли она обрадуется подробностям.
- У меня есть другие люди, которым будет интересно узнать о тебе чуточку больше. Бен, например. Уверен, он с удовольствием меня выслушает и с таким же большим удовольствием поделится с людьми всеми подробностями твоего диагноза, - сверкнул глазами Джесси. Курт нахмурился. Джесси бил по слабым местам. Что ж, он сам начал эту грязную игру, и Курт не ощущал ни капли стыда, произнося следующие слова.
- Кстати, о диагнозе, - оживился Курт, будто неожиданно что-то вспомнив. – Как результаты твоих анализов? Не заболел? Нет? Жаль. Может, тогда бы Рейчел не так сильно рвалась выходить за тебя замуж.
Сент-Джеймс скрипнул зубами. Похоже, случившееся все еще не давало ему покоя, и Курт понял, что месть удалась.
- Джесси!
Курт не чувствовал облегчения оттого, что Рейчел присоединилась к ним, держа в руках большой цветастый пакет. Чмокнув в щеку будущего мужа, она вручила ему покупки и с тревогой заглянула в его лицо. Он по-прежнему не сводил с Курта глаз.
- Джесси?
- Я хотел кое-что с тобой обсудить.
- Что? А. Хорошо. Зайдем в кафе?
- Нет, сейчас, чтобы сразу все прояснить.
Она с непониманием оглянулась на Курта, будто требуя от него объяснений, но тот лишь пожал плечами. Ему было неуютно. Он слишком хорошо знал Сент-Джеймса, лучше, чем даже Берри. И он уже внутренне напрягся и подобрался, ожидая удара.
- Д-да, Джесси. Хорошо. Что такое?
- Я не хочу видеть его на нашей свадьбе, - он небрежно кивнул в сторону потрясенного Курта, который старательно вернул своему лицу равнодушное выражение и вцепился пальцами в колени.
- Что? – выдохнула Рейчел тихо. Она не верила своим ушам. Может, она и предполагала что-то в этом духе, но уж слишком презрительно прозвучали слова, будто Джесси говорил о каком-то ненужном никому бродяге. – Н-но Джесси.
Она попыталась улыбнуться, но улыбка вышла неловкой. На Курта смотреть она боялась.
- Я непонятно сказал? Он испортил свадьбу Финну, что ему стоит испортить ее нам? Я не хочу видеть на нашем событии кого-то настолько отвратительно самовлюбленного и нахального.
- Джесси, Курт мой друг…
- Это не мои проблемы. Либо ты вычеркиваешь его из списка приглашенных, либо свадьбы не будет.
Если бы слова Джесси могли резать, словно нож, Курт не досчитался бы какой-нибудь части тела. Джесси не разменивался на сентиментальные фразочки и попытки быть не слишком грубым. Он резал точно и прицельно, словно профессиональный хирург, не колеблясь и не тратя времени на вежливость. На языке Курта вертелось много слов, но по каким-то причинам он не мог выдавить из себя ни звука. А Рейчел… Рейчел колебалась. Колебалась, черт возьми. Самостоятельная независимая Рейчел плясала под дудку своего женишка, все еще не глядя на Курта, и тот понял, что заранее проиграл. Его уже давным-давно вычеркнули, он в этом уже не сомневался. Медленно выдохнув и сглотнув образовавшийся в горле ком, он поднялся с места, держа руки в карманах. Берри, наконец, перевела на него взгляд. Она открывала и закрывала рот, ее взгляд был растерянным и метался из стороны в сторону, но она совсем не стремилась встать на его сторону и хоть немного возразить.
- Мне жаль тебя, Рейчел. Ты растеряла все свои лучшие качества, променяв их на лицемера, бабника и лгуна Джесси Сент-Джеймса. Но у тебя еще есть время одуматься, - тихо произнес он. – И я надеюсь, ты используешь это время с умом.
Толкнув Джесси плечом, он с гордо поднятой головой покинул магазин, провожаемый несколькими напряженными пристальными взглядами.

_______________________________________________________________________________________________________

Он был сосредоточен на работе куда меньше, чем следовало бы. Отвечая на сообщения, он всеми силами пытался расслабиться, но получалось не очень. Сидящий напротив Блейн не сводил с него глаз. Четыре дня прошло с ночи в «Богеме», и они ни словом не обмолвились о произошедшем, хотя Блейн делал попытки начать разговор. Курт честно называл себя трусом, но по-прежнему избегал таких разговоров под всеми возможными предлогами. Закрывал двери, убегал, находил тысячи причин, но и Блейн не был дураком. Такой же упрямый, как сам Курт, он ходил за ним попятам, хватал за руки, заглядывал в глаза и просил его объясниться. Вот и сейчас его губы шевелились, пока он придумывал новый способ завладеть вниманием Хаммела, а Хаммел, подперев лицо кулаком, невидящим взглядом уставился в монитор. Жить с Блейном теперь стало неожиданно тяжело. У них было много тем, которые они по взаимному согласию не затрагивали, но сейчас все было по-другому. Это было настоящее. Здесь и сейчас, и возникшая проблема требовала какого-то решения, в отличие от всех неприятностей, которые они оставили в прошлом. Курт знал, что рано или поздно ему придется выслушать Блейна. Рано или поздно ему придется рассказать. Потому что они жили в одной квартире, и не было никакой возможности скрыться от грядущего выяснения отношений. Внутри Курта все сжималось в тугой узел, и слезы начинали подступать к глазам, когда он представлял реакцию Блейна. Безжалостное воображение рисовало страшные картины. Он помнил, как сходил с ума Джесси, но теперь на его месте Курт отчетливо видел Блейна. Таким же озлобленным, потрясенным, не верящим. И горькие обидные слова, что произнес Сент-Джеймс, звучали в голове Курта голосом Андерсона, и это было хуже в сотни, нет, тысячи раз, ведь он не привык слышать ничего подобного от Блейна. Он привык к мягким интонациям, бодрым шуткам, задорному громкому смеху и ласковым утешениям. Но только не к тому, к чему готовило его шестое чувство.
- Как ты? – спросил Блейн.
Курт неохотно поднял глаза.
- Я? Нормально. А что?
- У тебя все нормально с Карлом? Он не… В театре, я имею ввиду.
- Нет.
- Может, мне стоит забирать тебя после работы, чтобы убед…
- Я сказал Джеймсу, он теперь приглядывает за мной. Спасибо.
Блейн кивнул. Было непонятно, рад он такому повороту событий или нет, но, во всяком случае, его успокаивала мысль о том, что рядом с Куртом есть кто-то, кто может прийти ему на помощь, когда его самого не будет рядом. Курт же не кривил душой. Он теперь ни на секунду не оставался с Карлом наедине, и все благодаря вездесущему директору, который берег своего протеже, как зеницу ока.
- Курт, я очень сожалею о произошедшем… - вновь начал Блейн. Курт устало провел рукой по лицу.
- Блейн, пожалуйста, хватит.
- Но я ведь вижу… Я знаю, что облажался, и я…
- Блейн, говорю тебе в сотый раз, дело не в тебе. Пожалуйста, прекрати.
- Да, ты постоянно это говоришь, но когда я спрашиваю, а в чем же тогда дело, ты не можешь дать толком никакого ответа, поэтому я склонен считать, что дело все же во мне.
- Не льсти себе, - сердито произнес Курт. – Моя жизнь не крутится вокруг тебя одного, и у меня могут быть проблемы, которые к тебе не имеют никакого отношения.
- Но то, что произошло, имеет ко мне самое прямое отношение, почему ты просто не скажешь? Курт, пожалуйста!
Вздохнув, Хаммел выключил ноутбук и поднялся с места. Блейн проводил его растерянным взглядом и пошел следом. Кто бы сомневался.
- Я слишком поторопился? Или ты просто не хочешь, чтобы мы…
- Мне надо ехать, поговорим потом.
- Потом – это когда? – требовательно осведомился Блейн, придерживая дверь и не давая Курту возможности выйти. Курт покачал головой.
- Когда я смогу об этом говорить. Выпусти меня, пожалуйста, я опаздываю.
Он не смотрел на Блейна, когда тот сделал шаг назад и сунул руки в карманы, напряженно о чем-то размышляя. Он просто переступил порог, в мгновение ока ощутив облегчение, оказавшись за пределами собственной квартиры.
Дорогу до театра он помнил смутно. Ему не хотелось никуда ехать. Было бы здорово просто сидеть до бесконечности в полупустом автобусе, разглядывая в окно Нью-Йорк и слушая музыку. Странно получилось. Раньше было много мест, где он мог быть самим собой, где ему было спокойно и уютно. Сейчас умиротворение накатывало только во время дороги. Он словно оставлял одни проблемы, двигаясь по направлению к другим, и лишь эта короткая передышка давала ему возможность вздохнуть спокойно. Гримерка в театре уже не казалась безопасной, и коридоры были наполнены шепотом и чьими-то тенями. Рассказал ли кому-то Карл о произошедшем, или же Курту просто казалось, что все взгляды были направлены в его сторону? И Рейчел не было рядом. Она находилась в дальнем конце сцены, тихо переговариваясь с Элис, и опускала глаза каждый раз, завидев друга. Бывшего друга? Курт отчаянно надеялся, что нет. Они были вдвоем так долго, что Курт с трудом мог представить себе жизнь без навязчивой и шумной, но такой любимой подруги. И чем больше они отдалялись, тем ощутимее становилась потеря, и тем большую пустоту он ощущал, когда не мог заставить себя набрать ее номер.
- Привет, - поздоровался он с актрисами. Элис одарила его широкой улыбкой. Забавная это была девушка. Встретив такую на улицу, можно было принять ее за кого угодно, но только не за бродвейскую актрису. Она предпочитала носить широкие штаны, кепки и рубашки, словно не любила свою женственную фигуру и аккуратное личико. Она не очень умела шутить, но зато никогда не скрывала своего отношения к кому-нибудь, будь это обожание или полное презрение. С Рейчел они были не очень близки, но довольно дружны, а с Куртом они жили в настолько разных мирах, что даже ни разу не пытались подружиться. Возможно, зря, подумалось сейчас Курту. Сколько возможностей он упустил, закрывшись от всего мира? Ведь сложно было не признать, что его всегда окружали интересные люди.
- Я видела рекламу с твоим участием! – воскликнула Элис. – Так здорово. Ты отлично смотришься по телеку.
- Спасибо. Жаль только, они мне не дали спеть.
- О, брось, одним пением на жизнь не заработаешь, - фыркнула она. – К тому же, тратить твой потрясающий голос на телевидение, это все равно что давать представление в стиле госпел толпе пятнадцатилетних богатеньких детишек. Все равно не оценят.
Курт не смог сдержать улыбки.
- Еще раз спасибо.
Он перевел взгляд на Рейчел, которая что-то сосредоточенно писала в мобильном телефоне.



- О. Мне вас оставить?
Курт на мгновение задумался, затем покачал головой.
- Нет. Я хотел предложить Рейчел сходить на концерт Луизы на следующей неделе. Ты можешь тоже пойти, если хочешь.
Луиза была их общей подругой, с которой они познакомились на прослушивании. К сожалению, в основной каст она так и не попала, но зато весьма преуспела в музыкальном творчестве. Ее концерты всегда собирали полные клубы.
- Ох, я слышала. С удовольствием. Как думаешь, мы могли бы пригласить Бенджамина?
Рейчел упрямо молчала, делая вид, что разговор к ней не относится. Что ж, по крайне мере, она не отказалась сразу от его идеи.
- Я подумал, возможно, нам стоит пойти всем вместе. Луиза будет в восторге. К тому же, не мешало бы расслабиться немного перед премьерой.
- Отличная идея, приятель, - Элис с энтузиазмом закивала. – Тогда созвонимся еще или спишемся, чтобы решить? Извини, мне надо отлучиться ненадолго. Мне еще примерять платье для выступления.
- Неужели мы тебя, наконец, увидим в платье? - хохотнул проходящий мимо Бенджамин. Элис ударила его в плечо, и ребята, шутливо дерясь, направились на примерку. Рейчел вздохнула. Непривычно тихая, она все еще сидела на сцене, сцепив ладони и оглядываясь по сторонам.

It took me back to the end/Это вернуло меня к концу
Of everything/Всего
I taste it all I taste it all/Я все заново пережил, я все испытал
The tears again/Все эти слезы...


- Мне следует тебя игнорировать, а не наоборот, не думаешь? – беззлобно спросил он, даже с легким смешком. Рейчел поджала губы, и он опустился на корточки перед ней. – В чем дело, Рейч?
- Извини, Курт.
- Ничего. Сент-Джеймс бывает невыносим, я понимаю, - улыбнулся он. Но Рейчел, казалось, не обратила на него никакого внимания.
- Извини, но ты не приглашен на свадьбу, - сухо произнесла она. Проведя рукой по волосам, она облизала пухлые губы. Курт не мог дышать. Ему показалось, всего на долю секунды, что он ослышался, но поведение Рейчел говорило об обратном.

It's like I can't even feel/Как будто, я больше не умею чувствовать
After the way you touched me/После твоих прикосновений
I'm not asleep but I'm not awake/Я не сплю, и не живу на яву

- Ч-что? Рейчел, ты не можешь… - прошептал он, опускаясь на сцену, ноги его перестали держать.
- Прости, - холодно отозвалась она. – Но я не могу из-за тебя ставить под угрозу мою свадьбу. Джесси прав. Ты будешь там не самым желанным гостем.
- Какая разница, каким гостем я буду? Я твой друг. Тебе должно быть плевать на то, что думают обо мне другие!
- Друзья не ведут себя так, как ты, Курт. Пойми, я бы очень хотела, чтобы ты пришел…
- Тогда занеси меня в список гостей, черт тебя подери! – воскликнул Курт.
- Не могу. Джесси против. И я тоже не уверена, что твое присутствие будет хорошей идеей. Ты постоянно все портишь. Тебе самому не приходила в голову мысль о том, что люди больше не приходят в восторг, когда ты рядом? – она поднялась на ноги и понизила голос, когда мимо сцены прошел Джеймс, что-то яростно обсуждая с Мартином. Курт молча глотал слезы. – Подумай об этом. И еще раз извини.

Let me out of this dream, dream/Освободи меня от этого сна

Она больше ни разу не посмотрела на него и, поправив платье, поспешно удалилась. Ее голова была опущена, и у Курта не оставалось сомнений, что ей самой не в радость принятое ей решение. Он медленно вдохнул, беря себя в руки, и сжал ладони в кулаки. Это было больше, чем просто вычеркнуть его из глупого списка. Курта не оставляло ощущение, что его вычеркнули из жизни, но сейчас он переживал не за себя. За Рейчел. Он должен был что-то сделать.

@темы: Fix you, Glee, Klaine, NC-17, fanfiction

URL
Комментарии
2012-03-22 в 23:26 

Babushka Batman
Remove fucking hand
Боже!!! да!!!! я дождалась этого поцелуя!!!!!
я не говорила, что просто обожаю Вас????

2012-03-23 в 19:07 

annesa
:red:спасибо, поцелуйчики:inlove:

2012-03-24 в 01:50 

Romanastasia
There's nothing more badass than being yourself (c)
Babushka Batman, не помню :D

annesa, пожалуйста)

URL
     

Oh my Grilled Cheesus!

главная