14:59 

Fix you (Klaine, St.Berry, St.Hummel, NC-17). Глава 8.

Romanastasia
There's nothing more badass than being yourself (c)


Название: Fix you.
Автор: Romashka.
Рейтинг: NC-17.
Размер: планируется макси.
Пейринг: Klaine, St.Hummel, St.Berry
Жанр: romance, drama, humour, angst.
Статус: в процессе
Дисклеймер: все райано-мерфировское.
Аннотация: Иногда, получив все, о чем он мечтал, человек теряет самое главное – самого себя.
Размещение: с разрешения + шапка обязательна.
Саундтрек: Coldplay – Fix you.
От автора: К каждой главе прилагается несколько саундтреков, цитаты из песен будут мелькать среди абзацев. Не поленитесь включить эти песни, когда будете читать – поверьте, это поможет вам окунуться в атмосферу происходящего.


Глава 8. Part of that world/Часть того мира.

- Курт.
Ресницы Курта задрожали от теплого дыхания. Погасло вдруг солнце, лениво пробивающееся сквозь тюль и рисующее на лице узоры. Кто-то был рядом, и кровать прогнулась под его весом. Курт смутно ощущал это, постепенно выныривая из глубин сна, пока не осознанно, но уже с тревогой. Но пока он не был в состоянии что-либо сделать с чужим присутствием. Тело весило вдвое больше, чем обычно, и казалось просто невозможным заставить его двигаться.
- Кууурт. Просыпайся.
Голос, поначалу совсем тихий, прозвучал где-то над ухом. Курт лениво отвернул голову от источника шума. Все его существо боролось против вторжения в личное пространство, но с каждой секундой сознание Курта становилось все яснее. Взялась из ниоткуда давящая боль в висках, неприятное ощущение пустого желудка. И чье-то прикосновение к плечу рывком заставило его окончательно проснуться.
- Блейн, у тебя есть десять секунд, чтобы свалить из моей комнаты, пока я тебя не убил вон той прелестной вазой, - сонно пробормотал Хаммел, приоткрывая глаза. Физиономия Блейна загораживала ему солнце, а сам Блейн был непозволительно близко. К счастью, услышав «приветствие», он отполз подальше и примостился на краю кровати. Выглядел он не лучше, чем вчера. Разбитый нос был красным и большим, как у Санта Клауса, волосы спутаны, но зато от него пахло кофе, уютом и теплом.
- И тебе доброе утро. Завтрак уже почти готов.
- Пять секунд, Блейн, - все с тем же недовольством отозвался Курт, утыкаясь лицом в подушку, из-за чего слова его оказались приглушенными и едва различимыми. Блейн, уже привыкший к подобному поведению, пропустил угрозу мимо ушей. Похлопав Курта по ноге, он поднялся с кровати.
- Давай, давай. Завтрак!
- Какой еще… Оххх…
Перевернувшись на бок, Курт страдальчески закатил глаза и положил ладонь на лоб. Голова вот-вот готова была разорваться на маленькие кусочки.
- У кого-то похмелье, - со странным удивлением произнес Блейн. – В таком случае, сначала аспирин, потом завтрак. Поднимайся, ленивая задница.
Возмутившись нелестным отзывом, Курт с закрытыми глазами нащупал лежащую на соседнем месте подушку и швырнул ее куда-то в сторону Андерсона. Тот, к сожалению, увернулся и успел скрыться в коридоре, откуда послышался его бодрый смех.
- Ничего, я тебя позже достану! – пообещал Курт. Вся прелесть пробуждения сошла на нет. Часы показывали половину двенадцатого, и Курт с трудом заставил себя выбраться из кровати. Похмелье явно не было его любимым состоянием. Он становился медлительным и вялым, и, что угнетало Курта больше всего, его одолевала такая лень, что даже отпадало какое-либо желание ухаживать за собой. Обойдясь вместо утреннего марафета обычной чисткой зубов, Курт, даже не сменив пижаму на халат, поплелся на кухню.
Блейн в роли домохозяйки представлял собой весьма милое зрелище. Откуда у него было столько бодрости, Курт не знал. Вчера они почти два часа потратили на поездку к доктору и вернулись домой только в районе четырех. И если Курту довелось поспать подольше, то Блейн, судя по всему, был на ногах с раннего утра. Кухонный стол был завален бумагами, прижатыми ноутбуком, чашкой кофе и телефоном. Здесь же валялось несколько шариковых ручек, кошелек и записная книжка. Курт залпом выпил предложенную Блейном таблетку и прислонился к косяку двери.
- Итак. Коль ты воспользовался моим гостеприимством, ты должен следовать нескольким правилам.
- Куда же без них, - с долей сарказма отозвался Блейн, не отрываясь от сковороды, на которой медленно поднимался омлет.
- Во-первых, моя комната – это как капитанская рубка для матроса. Входить без стука можно только при пожаре, наводнении, землетрясении или если Джаред Лето раскроет секрет своей вечной молодости.
Блейн не очень удачно замаскировал смех под кашель и оглянулся через плечо.
- Что-нибудь еще?
- Да. Не пользуйся ванной на втором этаже. Особенно по утрам.
- Это я и так знаю. Все? – уголками рта улыбнулся Андерсон, выключая плиту и возвращаясь к столу, чтобы немного на нем прибраться. Курт повел плечом.
- Самое главное. Для остального я, пожалуй, сделаю список, - задумчиво пробормотал Курт в ответ. Блейн хмыкнул, но промолчал, аккуратно собирая документы в папку.
- Как твой нос?
- Болит, но, по крайней мере, он его не сломал.
Присев на край стула, Курт подождал, пока Блейн закончит свое дело, затем кивнул в знак благодарности, когда тот поставил перед ним тарелку с едой. Еще одной его особенностью был неутолимый голод после пьянок. Взяв вилку в руку, Курт с энтузиазмом набросился на еду. Блейн, недолго думая, сел напротив.
- Сент-Джеймс совсем сошел с ума, - авторитетно и с долей возмущения произнес Курт..
- Ты это говорил вчера раз десять.
- Потому что это правда!
- Он просто был пьян, - пожал плечами Андерсон.
- Это не оправдывает. Это во-первых. А во-вторых, я сомневаюсь, что он был пьян. Он не был похож на пьяного.
Блейн не спешил спорить и предпочел оставить этот спор неразрешенным. Курт подумал, что он, возможно, просто не хочет вспоминать неприятный инцидент, и поспешил сменить тему
- Можно одолжить твой ноутбук?
Блейн, уже успевший поднести вилку ко рту, на секунду замер.
- А что с твоим?
- Я забыл его притащить, а за завтраком я всегда проверяю почту.
- Ладно. Только там документы…
- Не волнуйся, я ничего не буду трогать. И эту замечательную папку с гей-порно тоже, - задумчиво протянул Курт, открывая браузер. Щеки Блейна предательски заалели, но Курт, открывший страницу с письмами, этого уже не видел. Некоторое время в кухне стояла почти абсолютная тишина, за исключением радио, играющего каждый день напролет. Блейн, сложив бумаги аккуратной стопочкой на подоконнике, что-то писал в записной книжке и попивал очередное кофе. Курт поглядывал на него, время от времени отрываясь от ноутбука, не забывая, впрочем и про свой омлет. Делать несколько дел одновременно давно вошло у него в привычку, и с этим у него не было никаких проблем. Блейн, в свою очередь, не раз и не два поднимал глаза, чтобы украдкой глянуть на сидящего напротив сосредоточенного Курта. И каждый раз, когда их взгляды встречались, парни, чуть улыбаясь, возвращались к своим делам.
- Странно это.
- М? – Курт, на мгновение забыв о почте, вопросительно поднял брови. Выражение лица у Андерсона было… мечтательным? Курта же не отпускало какое-то странное чувство, пока он просматривал свой электронный ящик.
- Сидеть так, - пояснил Блейн. – Снова.
Курт задержал на нем взгляд, затем улыбнулся уголками рта и поспешил сменить тему.
- Ты не знаешь, может письмо само собой исчезнуть?
- Эм. Вряд ли. А что?
- Просматривал входящие и обнаружил, что одного нет.
- Может, ты сам его удалил и просто забыл об этом? – предложил Блейн. Курт неопределенно повел плечами, в который раз прокрутил страницу и вздохнул.
- Может, - неуверенно ответил он. У него были сомнения по этому поводу. Огромные сомнения. Либо это был сбой в работе самого почтового сервиса, либо ему пора было обращаться к врачу из-за провалов в памяти. Ни то, ни другое Курта не удовлетворяло. – Кстати, письмо было от Говарда. С твоей визиткой.
- В таком случае, ты точно удалил его сам, - рассмеялся Блейн, поднимаясь со стула. – Какие у тебя на сегодня планы?
Курт задумчиво почесал кончик носа.
- Я просто хотел съездить в супермаркет, купить продуктов. А у тебя?
- Мне надо заглянуть в «Богему» и удостовериться, что она пребывает в том же состоянии, что и до вечеринки. Не хотелось бы огорчать Марка.
- Это верно, - вздохнул Курт. Его тарелка была уже пуста, и он, вымыв руки, уже собирался было убраться на столе, но Блейн буквально силой вытолкал его из кухни.
- Я сам, мне несложно, - заявил он.
- Возможно, мне стоит уволить Хелену и доплачивать тебе за работу на дому, - напоследок пошутил Курт.

___________________________________________________________________________________________________

Люди на улицах и в общественных местах, как правило, нечасто его узнавали. Не зачесывая назад волосы и цепляя на шею объемный шарф, Курту удавалось затеряться в толпе и позволить себе изредка делать то, что делают люди, не обремененные популярностью. Он мог сходить в кино или, как сегодня, в супермаркет. Взять тележку, кинуть в нее сумку и, глазея по сторонам, спокойно пройтись по бесконечным рядам с продуктами. В какой-то мере подобные прогулки его даже расслабляли. Быть одиноким в толпе было невероятно просто, и он умел наслаждаться этими минутами, как чем-то особенным.
Развернув список, Курт, первым делом, заглянул в отдел с морепродуктами. Телефон у него зазвонил, когда он, встав на носочки, пытался достать с верхней полки самую свежую упаковку молока. Его тележка к этому моменту была уже почти заполнена, и он, расстегнув пальто и развязав шарф, уже был готов направиться к кассам.
- Да?
- Это я.
Голос Джесси на том конце провода немного удивил Курта, но не настолько, чтобы он вдруг потерял дар речи. Сунув подмышку схваченный со стенда журнал, Курт поправил шапку на голове.
- Чего тебе, Сент-Джеймс?
- Во-первых, хочу извиниться за Блейна.
- Тебе не кажется, что просить прощения ты должен не у меня, а у него?
- Обойдется.
- Что-то не похоже, чтобы ты жалел о содеянном, - хмыкнул Курт, толкнув тележку вперед.
- О. Я жалею, - каким-то странным голосом произнес Джесси. – Очень жалею, что не бил сильнее.
- И с этого момента я с тобой больше не разговариваю.
Он намеревался сбросить звонок, но вовремя услышал крик Сент-Джеймса.
- Курт, стой!
- Ну?
- Слушай, я, правда, считаю, что идея с переездом Блейна – полный идиотизм.
- Естественно, идиотизм. Ведь это ты предложил.
- Я же пошутил!
- В таком случае, ты самый несмешной человек на всей планете.
- Черт возьми, Хаммел, ты меня просто с ума сводишь! С тобой вообще серьезно поговорить возможно?
- Для этого нужно, чтобы я воспринимал тебя всерьез. Чао.
- Курт!
Но на этот раз Курт уже не слушал и, не чувствуя ни капли сожаления, нажал на «отбой». Разговоры с Джесси становились все более бессмысленными и неловкими. Курт не знал, что происходит между ними, и, честно говоря, не хотел знать. Его голова и сердце были до отказу забиты ненужным хламом, избавиться от которого не представлялось возможным. Все равно что собирать в шкафу старую одежду и не иметь сил собрать ее в кучу и выбросить в мусорный контейнер.



Задержав на мгновение взгляд на списке входящих, где светилась улыбчивая физиономия Джесси, Курт сунул телефон в нагрудный карман пальто и, подавив нервный вздох, направился к своей конечной цели. В рождественский день супермаркет был забит до отказу. Все спешили затовариться продуктами в самый последний момент, и, завидев длинную очередь, Курт уже с сомнением посмотрел на свою тележку, затем на часы, и, решив что-то для себя, уверенно занял свое место. Минуты ожидания тянулись невероятно долго. Телефон, как назло, молчал, и очередь словно бы и не становилась меньше. Впрочем, рано или поздно все когда-нибудь кончается. И спустя какое-то время Курт уже расплачивался за товар. Отъехав подальше от касс, Курт уже понял, что совершил ошибку. Вызывать такси казалось делом бесполезным из-за огромного количества таких же желающих поскорее уехать домой. А гора продуктов в тележке явно намекала на то, что не мешало бы заранее подумать от транспорте. Пока Курт, рассовывая продукты по пакетам, задумчиво пытался решить неожиданную проблему и заодно понять, какого черта он не приехал на собственном авто, рядом на скамейке его потеснили несколько парней. Курт, полностью погрузившийся в свои мысли, сделал пару шагов в сторону, не поднимая глаз, и лишь знакомый голос смог вывести его из состояния легкого оцепенения.

I'm a bitch, I'm a loser baby maybe I should quit/Я дрянь, я лузер, может, мне стоит уйти?

- Нужна помощь, приятель?
- Нет, спасибо, - пробормотал Курт, на мгновение кидая взгляд на подошедшего парня и…. замирая на месте с открытым ртом. Себастьян Смайт, а это был он, аномально высокий, угловатый и похожий на кузнечика, улыбался своей привычной приветливой и наводящей на подозрения улыбкой.
- Смайт? – изумленно заморгал Курт. Улыбка парня стала шире. Одетый в длинный плащ, темно-серые брюки и однотонный узкий шарф, он казался непривычно взрослым, но его живое лицо не давало усомниться в том, что Себастьян почти не изменился.
- Хэй, Хаммел. Затовариваешься едой для бездомных?
- Нет.
- Ах, да, это была привычка той блондинки, как ее… Принцесс?
- Куинн, Смайт. Что ты делаешь в Нью-Йорке? – Курт даже внимания не обратил на его тон, успел привыкнуть за то короткое время, когда они были почти приятелями. Не по собственной воле, конечно. – Я слышал, что ты после колледжа остался в Лос-Анджелесе.
- Приехал на праздники.
- Идешь? - послышался голос из-за спины Смайта. Курт перевел взгляд и увидел зеленоглазого брюнета. Себастьян будто бы о чем-то вспомнил.
- О. Стэнли, познакомься с Куртом. Он мой старый знакомый. Курт, это мой парень, Стэнли.
- Привет, - вежливо поздоровался брюнет. Он был чуть ниже Курта и носил цветастый свитер крупной вязки. Вещь абсолютно безвкусная и вместе с тем неожиданно уютная.
- Привет, Стэнли.
Хаммел медленно кивнул. Сложно было сказать, рад он был неожиданной встрече или нет. В свете последних событий Курт уже вообще боялся с кем-либо видеться из своих старых знакомых. Он на собственной шкуре знал, что большое количество ушей и глаз никогда не приводит ни к чему хорошему, но, видимо, судьба этого мнения не разделяла. Пока он пытался решить, что делать со Смайтом, тот уже решил все за них двоих.
- Стэн, поедешь без меня? Мы с Куртом выпьем кофе, и, боюсь, на ностальгические воспоминания уйдет слишком много времени.
- Конечно. Не забудь, нам к восьми.
Обхватив Себастьяна руками, Стэн коротко поцеловал его в шею и, улыбнувшись Курту, толкнул тележку, и вскоре исчез в толпе.
- Парень? Хочешь сказать, твой парень на сегодня? – не удержался Хаммел.

I'm so bad and I don't give a damn/Я настолько плоха, а меня это не колышет
I love it when you're mad/Я обожаю, когда вы в бешенстве


- Это была самая дешевая попытка меня задеть. Нет. Мы встречаемся с ним уже два с половиной года. У него здесь живут родители.
- Вот это да! Мои поздравления, Смайт. Мне стоит позвонить в редакцию Книги Рекордов Гиннеса? – Курт улыбнулся во все тридцать два, и Смайт поиграл бровями.
- Неплохо, Хаммел. Смотрю, ты времени не терял.
Курт неопределенно пожал плечами.
- Кстати, не помню, чтобы я соглашался на кофе.
- Я угощаю.
- О. Это определенно меняет дело, конечно, - с иронией отозвался Курт и, поймав понимающую улыбку Себастьяна, направился вслед за парнем в кафе на втором этаже.
- Удивительно. Из всех, кого я знаю, я наткнулся в Нью-Йорке именно на тебя, - произнес Себастьян, когда они уже заняли место в дальнем углу кафе. Курту пришлось снять и пальто, и шапку, и теперь стайка щебечущих неподалеку официанток то и дело кидала в его сторону заинтересованные взгляды. Похоже, узнали. Курт глянул на часы, засек время. Как правило, официанткам требовалось минут пять или семь, чтобы набраться решимости и подойди за автографом.
- Меня это мало удивляет. В последнее время мне везет на нежданные встречи, - тоскливо отозвался Хаммел. – Ты еще не худший вариант, поверь мне.
- Благодарю.
Они сделали заказ и немного помолчали. Не было неловкости, просто они действительно не ожидали друг друга увидеть, и теперь старательно разгребали в своих головах кучу вопросов, которые так хотелось задать. Но с чего-то нужно было хотя бы начинать.
- Ты все еще кривляешься на сцене? – в своей манере осведомился Себастьян. Курт моментально оживился.

I'm not that cool and you hate me/Я не настолько сдержанна, и вы ненавидите меня
I'm a bad kid, that's the way that they made me/Я плохой ребенок, такой они меня сделали
I'm a bad kid I'm disastrous/Я плохой ребенок, я ходячая катастрофа


- Что значит «все еще»?
- То есть, «кривляешься» тебя не смущает? Так и узнается правда, Хаммел, - рассмеялся Смайт. – При полном отсутствии у тебя таланта, я был уверен, что ты не продержишься и месяца.
- Держусь, и не один год. И, ох боже, давай не будем про талант. Я помню, как вы с Блейном за меня заступались после Национальных, когда те девчонки из «Вокального Адреналина» принялись на меня наезжать. Так что, признай, наконец, что я неповторим, и закончим с этим.
- Мы закончим и без этого признания, - хмыкнул Себастьян.
- А ты все еще занимаешься своим скучным маркетингом или что ты там делал?
- Он не скучный. У меня есть миллион возможностей унижать людей, хотя некоторые из них настолько тупы, что этого даже не понимают.
- Уверен, твои коллеги тебя просто обожают, - Курт громко фыркнул.
- Не представляешь, насколько.
Они вновь немного помолчали, смакуя дорогой кофе, и Курт вдумчиво спросил:
- Парень?
- Парень, - через секунду ответил Себастьян, поняв, о чем идет речь. – У тебя есть парень?
- Нет.
- А что с Блейном? Вы так и не сошлись снова? – как ни в чем не бывало, поинтересовался Смайт. Курт, скривившись, покачал головой.
- Как получилось, что все об этом знают, и я никому об этом не говорил?
- Мне сказал сам Блейн, я с ним созванивался тем летом.
Прищурив глаза, Курт внимательно смотрел на Себастьяна секунду-другую, но так и не решился спросить, хотя что-то и царапнуло его неприятно внутри.
- Нет. Я с ним не встречаюсь. Но он мой менеджер сейчас, так что, мы общаемся.
- Оу. Менеджер? Сексуально.
- Иди к черту, - отозвался Курт. Себастьян рассмеялся, и Курту вспомнилось вдруг, как они точно так же сидели в Лайма Бине. Только их было не двое, а шестеро. Гей-кружок в полном сборе. По правую руку от Курта сидел Блейн, по левую – Сантана, рядом с ней на стуле качалась Бриттани, около нее примостился Себастьян. Круг замыкал Дэйв. Может, Курт и поддался влиянию друзей и дал Себастьяну шанс влиться в их компанию, но сидеть Смайту рядом с Блейном было категорически запрещено. Они шутили и говорили о том, что другим было бы непонятно. Хорошие были времена. Сейчас Курт это осознавал в полной мере и жалел, что не наслаждался теми днями, как следует. Он бы не отказался пережить их снова, со всеми присущими им надуманными проблемами.
- Как вы встретились? – спросил Курт, намекая на Стэнли.
Смайт изумленно округлил глаза.
- Тебе действительно это интересно?
- Иначе бы не спрашивал.
- Окей. Ну, вообще-то все банально, мы познакомились на встрече выпускников колледжа. Он на год младше меня, но как-то получилось, что в коллеже я его ни разу не замечал.
- Ты вообще мало кого замечаешь, Смайт.
- Мм… - Себастьян ткнул пальцем в сторону сидящего напротив Курта. – Это верно, но не относится к симпатичным мальчикам. На встрече выпускников Стэнли мне понравился сразу.
- Какое ужасное имя. Словно собачья кличка.
- Ну да. Мало кому из родителей происходит идея называть детей такими красивыми именами, как у меня, - хмыкнул Себастьян. Курт не мог не согласиться, поэтому промолчал, а Смайт, по-своему расценив это молчание, продолжил. – Мы немного поболтали. Праздник для нас закончился в туалете. Ух, как Стэн был хорош. Это я уже потом узнал, что у него необъяснимая любовь к сексу в общественных местах.

I'm a bad kid and I will survive/Я плохой ребенок, и я выживу
Oh I'm a bad kid, don't know wrong from right/Я плохой ребенок, я не отличаю плохого от хорошего
I'm a bad kid and this is my life/Я плохой ребенок, и это моя жизнь


- Фу.
- Кто бы говорил. Как будто вы с Блейном этим не грешили.
- Всего один раз! – щеки Курта вдруг заалели ярким румянцем. Какого черта? – И то, тебе удалось все испортить.
- Ну, извини, надо было вешать табличку «Меня трахает Блейн, просьба не мешать, у меня плохо с вежливостью, когда во мне чей-то член».
- Надо было в тебя не книгой кидать, а кирпичом, - пробурчал Курт. Затем поднял на Себастьяна глаза. Секунда, и парни уже дружно смеялись над тем забавным происшествием.
- Так вот, Стэнли. Честно говоря, даже не помню, как мы сошлись.
- После секса-то?
- Ну да. Ты же знаешь, для меня очень сложно налаживать отношения после секса. Но как-то так получилось… И мы начали встречаться. Он замечательный. Сколько у меня было парней, не счесть. Но Стэн единственный, кто не пытается меня контролировать. И он действительно понимает, что если я оцениваю чью-то задницу, то это еще не значит, что я ее хочу.
- Хочешь сказать, ты ему ни разу не изменил? – не поверил своим ушам Курт. Себастьян на мгновение задумался, подняв глаза к потолку.
- Нет. Ни разу.
- Вау. Знаешь, - вдруг серьезно произнес Курт, - а ты изменился. Сначала мне показалось, что ты остался прежним, но нет.
Себастьян ответил проницательным взглядом и многочисленным молчанием, затем поставил стакан с кофе на стол.
- Ты тоже. Вроде, все тот же, но не совсем. Я не очень-то разбираюсь в людях, когда не собираюсь затащить их в постель, но ты как будто сам не свой. И ты очень бледный и худой.
- Много работаю и мало сплю, - поспешил объяснить Курт. «И слишком много бегаю по докторам», мысленно добавил он. – Значит, ты счастлив?
- Не нравится мне это слово, - признался Себастьян. – Но в целом... Пожалуй. Стабильность – это то, как я бы сейчас назвал свою жизнь. Непривычно для меня, но мне нравится.
Голос Себастьяна был мягким, напоминающим кошачье урчание, и глаза его светились каким-то внутренним огнем. То, чего Курт в нем никогда раньше не видел. То, что заставляло его самого чувствовать себя куском льда, обнесенного снегом.
- Мне надо идти, - неловко отозвался Курт. Себастьян понимающе кивнул.
- Я наскучил тебе всей этой глупой романтикой? Могу рассказать про шикарную оргию в моте…
- Заткнись, ради всего святого.
- Шучу. Эй, Хаммел!
- Мм? – вопросительно промычал Курт, обернувшись на мгновение.
- Будешь в Лос-Анджелесе, звони. Я всегда рад гостям из прошлого. Только не забудь прихватить с собой бируши. Стэнли по ночам бывает очень громким.
Себастьян подмигнул на прощание, и Курт, улыбаясь уголками рта, покинул кафе с необъяснимой тяжестью на сердце.
Он завидовал Себастьяну, и эта зависть разъедала его изнутри, будто хлорная кислота. Он сталкивался с несправедливостью всю свою жизнь и дико от нее устал. Почему у заносчивого, навязчивого и пошлого Смайта, который никогда не верил в любовь, было все – и эта самая пресловутая любовь, и родители, и тихое семейное счастье? Все то, чего у Курта, вложившего в свои отношения столько сил, не было?
___________________________________________________________________________________________________

На следующий день Блейн, наконец, додумался перетащить в квартиру Курта кое-какие вещи. Их было немного – две небольшие сумки, но Курт все равно решил проконтролировать процесс переезда и стоял в дверях, пока Блейн искал место для своих дивиди, журналов и папок с документами. Каждое его движение сопровождалось многочисленными комментариями Курта, пребывавшего сегодня явно не в духе.
- Никаких плакатов с Бэтмэнами!.. Ну и что, что я гей?!
- Зачем ты притащил сюда этот куст? Соседи затопили твою квартиру, вот пусть его сами и поливают.
- Журналы в ящик, они собирают много пыли.
- Никаких укороченных штанов моем доме!..
- Нет, нет, эта полка не предназначена для таких прозаических вещей. Там стоит точная копия Оскара, которую мне подарили на прошлый День Рождения, не видишь, что ли?!
- Господи, Курт, да что с тобой такое сегодня? – не выдержал обычно молчаливый Блейн после едва не дошедшей до драки ссоры о том, в каком порядке следует раскладывать вещи в шкафу. Курт поджал губы, отвел взгляд и, не забыв прихватить последний номер Esquire, вышел из комнаты. Но не тут-то было. Упрямец Блейн, который явно устал от многочисленных претензий со стороны нового босса, забыл и про бабочки, и про Бэтмэнов, и пошел следом.
- Нет, серьезно, Курт. Что за настроение?
- Нормальное у меня настроение.
Тем не менее, его низкий голос не убедил Блейна. Он ловко перегородил Курту дорогу и вопросительно поднял брови. Курт колебался. Уж если Блейн решил докопаться до истины, то его вряд ли что могло остановить. Хаммел готов был выдержать любой допрос… но только не это выражение лица. Круглые карие глаза, обрамленные пушистыми ресницами, смотрели озадаченно и по-детски обиженно, уголки рта опустились, а треугольные брови вопросительно торчали домиком. Чертово обаяние. Иногда Курт просто ненавидел Блейна за него.




- Вчера в магазине я встретил Себастьяна.
Блейн растерянно обвел глазами коридор.
- С-себастьяна?.. Смайта?
- Ты знаешь какого-то еще Себастьяна?
- Нет. Вроде.
Курт кивнул, затем аккуратно взял Блейна за плечи, отодвинул его в сторону и продолжил свой путь в гостиную. Блейн все так же плелся попятам.
- Вы поругались? Он тебя обидел? Что случилось?
- Ничего.
- Курт.
- Ничего!
- Курт.
- Отстань, Андерсон.
- Курт!
- Я знаю, как меня зовут! - надул губы Хаммел, присел на диван и, нахмурившись, закинул ногу на ногу. Блейн потоптался на месте, затем сел рядом, явно не собираясь следовать совету и отправляться восвояси по своим делам. Курт и сам понимал, что чем больше он отказывается отвечать, тем сильнее разжигает интерес Блейна. Но мысль, что крутилась в его голове с самой встречи со Смайтом, никак не давала ему покоя. И в горле пересыхало от нее. Он ругал сам себя за то, что все это его так волнует, хотя, наверное, и не должно было. И этот чертов Андерсон со своими чертовыми глазами.

She says her love for me/Она говорит, что её любовь ко мне
Could never die/Никогда бы не умерла
But that'd change/ Но что бы изменилось,
If she ever finds out about you and I/Если бы она когда-нибудь узнала о тебе и обо мне


- Ты встречался с ним?
Блейн прикусил нижнюю губу. Нехороший знак.
- Пару раз было дело.
- Тем летом?
-…И тем летом тоже.
Еще один вдох. Выдох. Куда подевалась вся его хваленая смелость?
- Ты…
- Да?
- Ты спал с ним?
- Что?
Блейн не ожидал этого вопроса. Он подался назад, выпрямляя спину и часто-часто моргая, и Курт, уже пожалевший, что спросил, заставил себя сидеть тихо. Дышать. Он не сводил с Блейна взгляда, а тот все мял пальцами подлокотник. А внутри самого Курта неведомый зверь продолжал точить когти и оставлять царапины.
- Я…
- Ты спал с ним? – повторил Курт севшим голосом. Стук сердца был громче, чем он говорил. Отдавался в ушах пульсацией, отвлекал. Курт чувствовал себя на грани молчаливой истерики.
- Я жалею об этом, клянусь, я так об этом жалею, - выдохнул Блейн. Мир стал плыть перед глазами, и Курт с трудом поднялся на ноги. Одного сожаления было слишком мало.
- Курт, пожалуйста. Это было так давно… Я… Я был опустошен нашим расставанием, и ты знаешь, каким понимающим может быть Себастьян…

When it gets too much/Когда это становится невыносимым
I need to feel your touch/Мне нужно чувствовать твое прикосновение


- Не переводи стрелки на Себастьяна, - строго произнес Курт, глотая слезы. – И, о да. Я вижу, как ты был опустошен. Стоило Себастьяну поманить тебя пальчиком, как ты с готовностью запрыгнул к нему в кровать. Зря я, наверное, столько лет мучился, борясь с его попытками залезть тебе в штаны.
- Значит, дело не в том, что я с кем-то спал, а в том, что это был Себастьян? – сердито осведомился Блейн. Курт остановился в дверях гостиной, сглотнул подступивший к горлу комок.
- А, знаешь, да. Это всегда был Себастьян. Ты прощал ему что угодно, упорно твердил, что он не такой уж и плохой парень, смеялся над его пошлыми шутками и, как апофеоз ваших нежных отношений, оказался у него в постели.

She's gotta heart/У нее золотое сердце,
Of gold she'd never let me down/Она никогда меня не подведет


- Да какая разница, черт возьми? Ты был моим парнем, а не Себастьян, и я спал с ним всего один раз уже после нашего расставания! – неожиданно выпалил Блейн. Это было похоже на пощечину, эмоциональную, конечно. Щеки горели у Курта пуще прежнего. Он столько натерпелся в школе, оброс всевозможными колючками и, главное, почти непробиваемой броней, но лишь Блейн мог одними словами пройтись по его гордости и задеть все самые тонкие чувства. Обидно было, что эта власть над ним у Блейна была до сих пор. Андерсон уже понял, что сморозил что-то не то.
- Господи, Курт… Прости, ради бога, я…

I know her love is true/Я знаю, её любовь настоящая
But it's so damn easy makin' love to you/Но это такая чертова любовная интрижка с тобой


- Все в порядке. Ты прав. Это было давно. И мне совершенно не о чем волноваться. Встречи со старыми друзьями делают меня до ужаса сентиментальным, - то ли всерьез, то ли в шутку ответил Курт. Блейн уже открыл рот, чтобы возразить, но, слава всевышнему, в этот момент раздалась трель мобильного, и Курт, словно ошпаренный, вылетел из гостиной. По странному стечению обстоятельств звонил Финн, и Курт неожиданно почувствовал себя лучше, услышав его голос.
- Хэй!
- Привет.
- Я тебя не отвлекаю? Ты можешь говорить? – Финн, понятное дело, не заметил, каким приглушенным был голос Курта. Возможно, списал все на не очень хорошую связь. Курт прочистил горло и уже бодрее ответил:
- Конечно.
- Я звоню тебе с опросом.
- Каким таким опросом?
- Поскольку мы с Софи уже знаем, что у нас будет мальчик, мы начали подумывать над именем. Поэтому она заставила меня обзвонить всех моих родственников и провести опрос. Какие мужские имена тебе кажутся наиболее оптимальными для твоего племянника?
Финн явно читал заранее подготовленную речь, уж больно складно звучали умные слова. Курт, метнув в Андерсона, появившегося в дверях его комнаты, злобный взгляд, на мгновение задумался.
- Не слишком ли рано выбирать имя ребенку, которому все четыре с половиной месяца?
- Софи меня вынудила. Ты же знаешь, что с ней спорить бесполезно. Она беременная, - особым тоном произнес Финн последнее слово.
- Ладно-ладно. Какие она имена предлагает?
- Эмм… Лукас и Эдвард.
- Неплохие имена, только если она собирается отдать ребенка в христианскую школу, а я не позволю ей этого сделать, или на растерзание постаревшим фанаткам «Сумерек».
- Так, что ты предлагаешь?
- Кэмерон. Гарольд. Льюис. Если вы не назовете его одним и этих имен, я от него откажусь.
- Оокей, - протянул Финн. – Как последнее…?
- Льюис, - повторил Курт. – Ты что, записываешь?
- Для отчета Софи.
- Тогда про «откажусь» не пиши, окей?
- Окей. Спасибо, братишка. Мне нравится Кэмерон.
- Отлично. Это все?
- Эмм. Нет. У меня есть к тебе вопрос, - вдруг неуверенно пробормотал Финн. Курт напрягся.
- Да?
- Помнишь, мы с тобой говорили о традиционной новогодней встрече хора?
Курт вздохнул. Он уже понял, что за вопрос собирался задать Финн. Предсказуемо. И ужасно скучно.
- Помню, - мягко ответил он.
- Ты не решил?
- Финн, я ведь говорил, что не собираюсь ехать.
- Ну почему? Будет весело, обещаю…
- Нет, Финн.
- Хотя бы подумай об этом!
- Финн.
- Пожалуйста, - умоляюще протянул брат, и Курт сдался. Легче было дать обещание, чем так просто говорить «нет» Финну Хадсону.
- Хорошо, я подумаю.
Финн издал победный возглас, и они еще минут пять висели на телефоне, обмениваясь новостями. Короткая беседа подействовала, словно лекарство от меланхолии. Плакать больше не хотелось. И пусть Курту все еще тяжело давалась правда о связи Блейна с Себастьяном, теперь он мог сделать вид, что его это не касается, и просто жить дальше.
- Он спрашивал про встречу? – неуверенно произнес Блейн. Ему было несложно после ссоры вернуться к нормальному разговору, но он знал Курта, знал его чувствительность и ранимость, пусть Хаммел и пытался всеми возможными способами доказать, что эти черты, когда-то характеризующие его, были ему теперь чужды.
- Как ты догадался? – Курт встал с кровати, подошел ближе, положив руку на дверную ручку. Правило про запрет кого-либо входить в его комнату без разрешения еще никто не отменял.
- Он звонил мне, когда я был в «Богеме», - объяснил Блейн.
Курт промолчал, и Блейн, чувствуя себя чуточку неловко, сунул руки в карманы брюк.
- Почему ты не хочешь ехать?
- Просто не хочу, - не слишком вежливо отозвался Курт.
- Я согласился. Если бы ты передумал, мы бы могли вместе с Рейчел съездить на встречу.
- Не самая веселая перспектива.
- Брось, Курт…
- Я-не-хочу, что еще здесь непонятного?! – не выдержал Курт. Блейн вздрогнул его громкому голосу, но Курт не ощущал ни капли сожаления. Рано или поздно, он бы все равно это сделал. Терпение не бывает безграничным.
- Что нужно сделать, чтобы ты согласился?
- Блейн, я повторяю…
- Нет, просто скажи. Я сделаю что угодно, я хочу, чтобы ты поехал. Давай, я исполню одно твое любое желание, в обмен на твое согласие.
- Что за ребячество, - пробурчал Курт, уже почти не злясь. Блейн, услышав перемену в его голосе, в надежде улыбнулся.
- Может, и так. И все же? Одно желание.
- Отлично, - Курт неожиданно улыбнулся в ответ. – Я хочу в Диснейленд.
Блейн на секунду-другую замолк, то и дело открывая и закрывая рот. Он не смеялся над абсурдным желанием, нет. Слова Курта казались неожиданно серьезными, несмотря на шутливый тон. Важно было лишь то, что…
- Дисн… Но это невозможно! – простонал Андерсон, поняв, что его только что неплохо развели. – Он находится на другом конце США! Туда лететь пять часов, а вся дорога, включая размещение в отеле, займет почти половину суток, не говоря уже о том, что достать туда билеты в новогодние выходные вообще нереально!
Курт довольно вздернул нос. Он знал это все и без Блейна. Жаль было, что из-за работы и кучи проблем он так и не смог попасть в парк развлечений своей мечты, но сейчас это сыграло Курту на руку.
- Эй, ты ничего не говорил насчет масштабов желания, - вполне разумно заметил Курт.
- Придумай что-нибудь другое, - взмолился Блейн.
- Нет.
- Вот черт. Но почему именно Диснейленд?
- Наверное, я просто соскучился по детству.
- Курт, по поводу Себастья…
- Еще раз о нем заикнешься, вылетишь из моей квартиры вместе со своими вещами.
Улыбнувшись опечаленному Андерсону, Курт захлопнул перед его носом дверь.
___________________________________________________________________________________________________

Жить с Блейном оказалась не так уж и сложно, как могло показаться поначалу. Курт не хотел этого признавать, но, все же, они знали друг друга слишком хорошо, чтобы создавать проблемы. Их привычки уже были подлажены друг под друга, и, совсем как раньше, они с легкостью уклонялись от любых конфликтов, довольно быстро приходя к компромиссам. Во многом, конечно, благодаря Андерсону. Он вел себя так, словно жил у троюродного престарелого дядюшки, ожидая день, когда тот отойдет в мир иной. И, в надежде получить его наследство, готов был исполнить любой каприз. Сказать, что Курта это настораживало – ничего не сказать. Да, Блейн никогда не был любителем вступать в прямые столкновения, но то, как он вел себя, было слишком даже для него. Он готовил завтраки и ужины, нередко заезжал в театр к Курту, чтобы отвезти его на обед. В доме всегда была такая чистота, что Хелена начинала уже подозревать какую-то нехорошую шутку. Блейн не повышал голоса, не перечил, а если и спорил, то всегда вдумчивым серьезным голосом, без намека на плохое настроение. Он открывал перед Хаммелом двери, улыбался каждый раз, когда его видел, а его вежливость просто не знала границ. Будь Курту шестнадцать лет, он бы подумал, что нашел принца на белом коне. Но ему было почти двадцать шесть. За его плечами было немало темных дней и людей, которых он успел похоронить в своем сердце, и происходящее его сильно тревожило. Он чувствовал фальшь. Может, Блейн и вправду готов был все это делать для него, но ни один человек не мог быть таким идеальным.
Курт думал об этом всю следующую неделю. Эти мысли не оставляли его в покое ни на новогодних выходных, ни в первые дни января, ни за неделю до встречи хора, назначенную на пятнадцатое число. Он размышлял об этом до тех пор, пока ему не позвонил Джесси. Простая житейская мудрость гласила, что за всем хорошим непременно следует что-то плохое. Несмотря на всю странность поведения Блейна, проведенное вместе с ним время сложно было назвать потраченным впустую. Курт уже не раз успел убедиться, что Блейн непревзойденный трудяга, а общение с ним скрашивало любой вечер, и Курт просто наслаждался небольшим отдыхом для своей головы.
Во вторник, когда Блейн принимал душ, готовясь к выходу в свет, а Курт укладывал волосы, телефон завибрировал на его столе. Джесси, от которого ничего не было слышно все это время (они все-таки сорвались с Рейчел на отдых, и девушке пришлось даже пропустить несколько репетиций), настойчиво просил о встрече. Его голос уже тогда не понравился Курту. Непривычно холодный, без доли сарказма или дружелюбия. Курт согласился, и они договорились на четверг. Джесси уточнил, что не хочет видеть Андерсона, и Курту пришлось пойти на уступки. В четверг Блейн как раз собирался дежурить в «Богеме» до самого утра.



Как-то по-особенному готовиться к встрече Курт не стал. Больше это не имело значения. Еще одного разочарования Курт просто бы не пережил. Он с трудом понимал, зачем Джесси все это надо, и согласился лишь после долгих уговоров. Когда Курт открыл дверь, вид у Джесси был мрачный…. и опасный. Курта пробрала дрожь, но он отступил на шаг назад, пропуская гостя вперед и закрывая за ним дверь. Узкие джинсы, черная футболка, кожаная куртка и узкий шарф на шее. Все как всегда.
- Что случилось? К чему вся эта секретность?
- Сам не догадываешься? – промурлыкал Джесси. Сердце Курта пропустило один удар. Это не могло быть правдой. Не могло…
- Д-джесси, - от волнения Курт даже заикаться начал, - ты собираешься жениться, что за игр…
- Как будто, это кого-то волнует.

Mean mistreater, you make me cry/Подлая обманщица, ты заставляешь меня плакать,
You lay around, and watch me die/ Ты валялась без дела, и смотрела, как я умираю.


Курт даже вздохнуть не успел, когда чужие и такие родные одновременно губы увлекли его в грубый поцелуй. Но в этот раз Курту хватило совести даже некоторое время отчаянно бороться за свою свободу. Он пытался оттолкнуть Джесси, разорвать поцелуй, избавиться от этого нарастающего жара в своих штанах, но вскоре был прижат к стене, и не было никакой возможности убежать. А потом он и сам, забывая обо всем на свете, поддаваясь волнительной пустоте и струящемуся по венам удовольствию, начал отвечать. Еще минута, другая, третья, и они, качаясь из стороны в сторону, путаясь в ногах, поплелись в гостиную, чтобы еще чуть погодя вместе упасть на диван. Джесси ласкал его шею, и Курт выгибался и хватал его за волосы, чтобы куда-то деть всю проснувшуюся в нем необузданную энергию. Руки Джесси принялись возиться с ремнем на его джинсах, и Курт поспешил сделать то же самое. Несколько мгновений они цеплялись друг га друга, отчаянно целуясь… а потом все закончилось. И тихий голос прошелестел у него над ухом.
- И когда ты собирался сказать мне, что ты ВИЧ-положительный? Во время нашей с Рейчел свадьбы? После?

Mean mistreater, can't you see I'm real?/Подлая обманщица, разве ты не видишь, что я живой человек?
Are you satisfied, with the way you feel?/Ты довольна тем, как ты себя чувствуешь?


Так, наверно, чувствуют себя тонущие люди, когда их затягивает в трясину. Грязь забивается в горло, и глаза перестают видеть. Ты борешься изо всех сил, пытаясь выбраться на поверхность, чтобы хотя бы еще разок глотнуть свежего воздуха, чтобы очистить легкие, выжить, черт возьми, но тебя тянет на самое дно, беспощадно и быстро. И в какой-то миг ты сдаешься, понимая, что проиграл. Сейчас Курт был почти у самого дна. Он вцепился в покрывало с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Краска сошла с его лица, и он вдруг ощутил себя голым, потому что все эмоции так легко сейчас читались по его широко распахнутым глазам и приоткрытому рту, из которого не вырывалось ни звука, ни дыхания. Внутри что-то умирало, стонало и сходило с ума. Одной фразы хватило, чтобы все демоны, которых он так упорно прятал, вырвались наружу. Стыд, гнев, уныние. Вот какими были три его самых больших греха, не отпускающие его ни на секунду из своих объятий. Сейчас они были близки, как никогда раньше.
Джесси был так же бледен. Губы у него дрожали, то ли от злости, то ли от разочарования, может, от всего сразу. Его взгляд бессмысленно блуждал по комнате, цепляясь за такие обыкновенные вещи – фотографии на полках, вазы с подаренными цветами, сувениры и корешки книг. Но все это было таким далеким, таким ненужным и пустым.
- Ну, Курт? Что молчишь? – дрожащим голосом осведомился он. – Когда?
Но Курт не мог ответить. Самоуверенность, бравада, все ушло. Слетело, словно шелуха. Сент-Джеймсу повезло увидеть Курта таким, каким не видел никто – отчаявшимся, плачущим ребенком, проклинающим, в первую очередь, самого себя, но он не оценил подарка судьбы.
- Когда, Курт?! – рявкнул он. Курт вздрогнул, попытался обхватить себя руками. Его трясло, словно в лихорадке. Джесси сжал его руки, не дав осуществить желаемого.
- Когда?! 
- Никогда, - с трудом выдавил из себя Курт. Джесси отпустил его и отступил на пару шагов. Курт с трудом поднялся, усевшись на краешек дивана, не смея поднимать слезящихся глаз. Его придавило к земле такой тяжестью, что вообще было странно, как его позвоночник еще выдерживал такую нагрузку, и кости не ломались. Как он все еще мог дышать.
- Ну, ты и мразь. Поверить не могу, - зло выговорил Джесси. Курт вздрогнул, и оставившие его было силы вдруг начали возвращаться вместе с угасшей яростью.

I've tried hard to live without you, in so many ways/Я пытался жить без тебя много раз
I just can't help myself from thinking of you/ У меня просто нет сил не думать о тебе
For the rest of my days/И не будет мне покоя до конца моих дней


- В чем я виноват? В том, что ты трахался со мной? Никто тебя не заставлял, Сент-Джеймс, ты приходил сюда сам. Напомнить, кто первый все это начал, хах?
Он вскрикнул, когда Сент-Джеймс, словно зверь, набросился на него, повалив на пол. Вскрикнул и тогда, когда ударился головой о твердый пол, и вокруг все принялось лихорадочно вращаться. Он смутно видел, как Сент-Джеймс с искаженным от гнева лицом занес руку для удара, и зажмурился, задерживая дыхание. Секунду сменяли друг друга. Но ничего не происходило, удара не последовало, и Курт несмело приоткрыл глаза. Джесси все еще сидел на нем, схватив за грудки и обхватив ногами, и держал руку в воздухе, но... Выругавшись себе под нос, он поднялся. Курт не знал, почему Джесси его не ударил, но спрашивать не собирался.
- И что, никаких «мне жаль» или «я был не прав»? – всплеснул он руками. Курт медленно выдохнул. Лежать на полу и смотреть в потолок было уютно. Курт даже на мгновение прикрыл глаза. Было бы легче, если бы Джесси его ударил. В миллион раз легче. Может, у него еще есть шанс?
- Я бы сказал, - тихо ответил Курт, - да ты все равно не поверишь.
Сент-Джеймс горько усмехнулся.
- Это точно, - тихо процедил он сквозь зубы. Курт пожал плечами. Вот он, сидит на полу в помятой рубашке, с заплаканным лицом и красным носом, взъерошенный и жалкий. Ненавидимый кем-то и ненавидящий себя самого. Какая теперь уже разница. – Не могу поверить.

I know all about you, your childhood days/Я знаю все о тебе, твоем детстве
Your mom and dad, your pretty face/Твою маму и папу, твое хорошенькое личико.


- В то, что я болен? Брось. Таких как я миллион с хвостиком.
- В то, что ты спал со мной и даже не потрудился об этом сказать!
- Я узнал об этом уже после того, как начал с тобой спать. И мы всегда пользовались презерватив…
- Никогда нет стопроцентной гарантии, боже, я не верю, что это я тебе говорю об этом! Ты должен ползать у меня в ногах и молить о прощении, но ведешь себя так, словно речь идет об обычном гриппе!
- От гриппа люди тоже умирают, - меланхолично парировал Курт.
- Я тебя просто ненавижу, Курт. Не представляешь, как сильно, - прошипел Сент-Джеймс, ударяя кулаком по стене.
- О. Представляю. Прекрасно представляю.
Курт считал минуты, пока они сидели в полной тишине, не двигаясь и почти не дыша. Сент-Джеймс обхватил голову руками, сложился пополам и время от времени, что-то бурчал себе под нос. Курта изнутри раздирало на части столько эмоций, что у него кружилась голова. Как все зашло так далеко? Черт его знает. Наверное, он был проклят с самого детства.
- Что мне теперь делать? – прошептал Джесси. У него был вид человека, готово на самоубийство, и Курт, не желая чувствовать себя козлом отпущения, но признавая всю свою ответственность, несмело сел рядом.
- То же, что и все. Пойти и сдать анализы. Я более чем уверен, что вы оба окажетесь здоровее здоровых.
- Почему ты так думаешь?
- Потому что вам вообще везет больше моего. Так что, прекрати ныть. Соберись и отведи ее в больницу. И скажи спасибо, что мы с тобой уже месяц не были вместе. У меня на прошлой неделе немного понизился уровень Т-лимфоцитов. Повода для паники нет, но приятного мало, - спокойно объяснил Курт. Его рука дрогнула, как если бы он собирался похлопать Джесси по плечу, но в последний момент передумал. Сент-Джеймс бы все равно не дал ему этого сделать. Он рывком встал с места и каким-то диким взглядом посмотрел на Хаммела.

Mean mistreater, if you need me/Подлая обманщица, если ты и нужна мне,
I'm needin' you to set me free/То только для того, чтобы освободить меня.


- Я понятия не имею, о чем ты говоришь. Но помяни мое слово, если у меня или, тем более, Рейчел окажется эта дрянь, я превращу твою жизнь в ад, Хаммел. ВИЧ покажется тебе обыкновенной ветрянкой. А вообще, сколько бы проблем сразу решилось, если бы ты просто сдох.
Это были его последние слова перед тем, как он ушел. Они отдавались в ушах Курта бесконечным эхом. Раз за разом, пока он стоял посреди гостиной в своей огромной пустой квартире. Стоял и безмолвно плакал, по-детски нервным жестом теребя край рубашки.
___________________________________________________________________________________________________

Горькая ирония – он с лег с гриппом уже на следующий день. Он помнил, что доктор ему советовал избегать стрессовых ситуаций, но стрессовые ситуации, кажется, сами липли к нему, словно пчелы, летящие на мед. Температура скакала на уровне тридцати девяти, не было ни кашля, ни насморка, просто бесконечная усталость и тяжесть во всем теле. Блейн сутками напролет сидел у его кровати, меняя холодные полотенца и заставляя пить какие-то горькие лекарства. В пятницу Курт почувствовал себя лучше. Ему необходимо было увидеться с доктором, совсем не из-за гриппа, и он готов был уже вступить в войну с Блейном, зная его любовь к чрезмерной опеке над собой, но… Но Блейн, кажется, вовсе и не собирался навязывать свою кампанию. Он без капли стыда выпроводил Курта за дверь, и тот, даже обиженный слегка таким отношением, сел в такси, чтобы через сорок минут предстать перед своим доктором. К счастью, на этот раз его ждали хорошие новости. Простуда не оставила после себя ни следа, и Курт, с трудом веривший в это, попросил доктора повторить диагноз дважды. Видимо, в Блейне умер непревзойденный медик. Доктор же настаивал на том, что дело было вовсе не в правильном лечении, а в комфортной и поддерживающей атмосфере. Впрочем, Курт, не веривший в эту чушь, предпочел остаться при своем мнении.
Заехав по пути домой в театр, Курт встретился с Джеймсом, пообещал уже завтра вновь вернуться к репетициям, и лишь затем вернулся в свою квартиру. Он помнил, что Блейн, кажется, тоже собирался уходить, поэтому, недолго думая, сунул ключ в замок, однако он ошибся. Блейн открыл дверь, и вид у него был взволнованный. У Курта мигом сердце ушло в пятки.
- Что случилось?
- Что? Все в порядке. Эмм.
Он как-то странно начал озираться по сторонам, и Курт последовал его примеру.
- Что? Что такое?
- Давай сюда пальто, - Блейн протянул руку. Курт удивленно заморгал.
- Может, дашь мне войти?
Блейн загородил проход и прикрыл дверь.
- Нет, сначала отдай пальто.
Вздохнув, Курт выполнил требование. Блейн на секунду исчез в квартире, затем вернулся. В руках он держал что-то похожее на повязку для глаз.
- Что ты творишь?
- Сюрприз. Мне нужно завязать тебе глаза, потом мы пройдем внутрь, ты разуешься и кое-что увидишь. Окей?
- Что за ребячество, - простонал Курт. Стоп. Кажется, он это уже говорил.
- Давай, - нетерпеливо затоптался на месте Блейн. Курту не оставалось ничего, кроме как позволить ему нацепить на себя сомнительную тряпицу. Затем, поддерживаемый под руку Блейном, он переступил порог, стащил с себя ботинки. Они прошли немного вперед, буквально на пару шагов, когда Блейн снял с него повязку. Курт принялся тереть глаза, чтобы привыкнуть к неожиданно яркому свету, заморгал и открыл глаза. И лишился дара речи.



I wanna be where the people are/Я хочу быть там, где люди
I wanna see/Я хочу видеть
Wanna see 'em dancin'/Видеть их танцующими


Весь первый этаж был почти до отказу забит воздушными шарами всех цветов радуги и самых разных форм. Маленькие и большие, с изображением героев мультиков и в форме зверей. Те, что были накачаны гелием, висели у самого потолка, остальные забавно дрожали и летали по комнатам, подчиняясь дующим откуда-то сквознякам. Но шарики были лишь частью сюрприза. Курт наклонился и взял в руки огромного плюшевого медведя, коих здесь было десятки. И не только медведей. Микки Маусы, Спанч Бобы, Дональды Даки и его верные маленькие утятя, Чип и Дейлы и еще черт знает какие игрушки толпились по углами, вдоль стен коридора, а на самих стенах висели огромные плакаты и афиши всех диснеевских мультиков, которые когда-либо существовали. На кухне стол был занят несметным количество сладкого, пирожными и тортами, мармеладом и яблоками в карамели, кокосовыми шариками и конфетами. Это была сказка, это был настоящий праздник детства, и Курт, который даже представить себе не мог, что такое вообще возможно, ходил по квартире с раскрытым ртом, пританцовывая под играющие детские песенки. А Блейн улыбался широко и весело, видя его нескрываемый восторг.

Wish I could be/Как бы мне хотелось быть
Part of that world/Частью того мира


- Блейн… - прошептал Курт, когда немного пришел в себя. – Блейн… Что это?
- Это точно не Диснейленд, - звонко рассмеялся тот. – Но ты сказал, что скучаешь по детству… так что, можно считать, что я выполнил твое желание?
- Я… Я… - Курт не знал, что сказать. Слова никак не желали собираться в единое предложение, и он все обнимал плюшевого медведя, и, закинув назад голову, рассматривал домик для принцессы, который был практически с него ростом. Блейн вдруг с досадой хлопнул себя по лбу.
- Совсем забыл. Вот, держи.
Курт, окончательно потрясенный, дрожащей рукой взял протянутый ему билет. Точь-в-точь, как тот, что достался Чарли, когда тот мечтал попасть на Шоколадную Фабрику Вилли Вонки. Золотой, глянцевый, с темными полосками.
- Adventureland?* – выдохнул он, поднимая на Блейна сияющие глаза.
- Ну да, не Диснейленд, снова. Но это неплохая альтернатива, и ехать туда всего полтора часа. Я думал, мы можем поехать туда в воскресенье и провести там день, там есть отличные…

When's it my turn?/Когда же моя очередь?
Wouldn't I love/Разве мне не понравилось бы
Love to explore that shore above?/Не понравилось бы исследовать тот берег
Out of the sea/Что над уровнем моря?


Он все говорил и говорил про то, какие аттракционы ему нравятся, и на какие ему бы хотелось отвести Курта, и как здорово будет вновь попробовать сахарной ваты и забыть про то, что они уже взрослые… Он замолк, когда понял, что Курт, еще не произнесший ни слова, смотрит на него так пристально, словно и не дыша вовсе.
- К-курт? Тебе не нравится эта идея? Слишком глупо, да? Черт, так и знал, что надо был…
Он охнул, когда Курт врезался в него и, обхватив руками, наградил крепким объятием. По его лицу уже текли слезы.

Wish I could be/Как бы мне хотелось быть
Part of that world/Частью того мира


- То есть, ты не считаешь это глупым? – уточнил Блейн, неуверенно обнимая его в ответ. Курт рассмеялся. Он чувствовал себя бокалом шампанского, его переполняли эти забавные лопающиеся пузырики, от которых становилось невероятно легко и весело.
- Я не знаю, зачем все это тебе нужно, Блейн, но ты, кажется, только что сделал меня счастливым.
- Мы поедем в Лайму?
- После этого? Хоть на край света!

*Большой парк развлечений в Нью-Йорке.

@темы: fanfiction, NC-17, Klaine, Glee, Fix you

URL
Комментарии
2012-02-28 в 17:07 

Стокенхем
Со стороны может показаться, что я неглубокий человек. Но в действительности я самое настоящее дно.
ох господи, моя любимая вещь :heart:_:heart:
как это прекрасно

2012-02-28 в 19:31 

an tonio
vivre a en crever
ох, продолжение, ура!
Божечки, жаль Курта. Сэнт-Джеймс - сволочь, хотя его можно понятно. Себастьян - обаятельная сволочь.))
А Блэйн - солнышко. Но что же он все-таки натворил...
А письмо, видимо, удалила Рэйчел, с каким-то особым умыслом...
спасибо за главу.)

2012-02-28 в 21:36 

AnnHate
Heart's A Mess
ВИЧ- положительный? это где же он его заработал - то... Я все надеялась на что-то излечимое...
На счет Себастьяна - он два с половиной года встречается с этим парнем, и хотя утверждал, что не изменял ему, Блейн сказал совсем другое. Эм? Я что-то недопоняла?
Правда, он такой...эм, милый? :-D

Курт, в общем, все тот же Курт. Меня убивает его обреченность, если честно. Ну почему Он сталкивался с несправедливостью всю свою жизнь и дико от нее устал. Почему у заносчивого, навязчивого и пошлого Смайта, который никогда не верил в любовь, было все – и эта самая пресловутая любовь, и родители, и тихое семейное счастье? Все то, чего у Курта, вложившего в свои отношения столько сил, не было?

Вот действительно. Где вы в этой жизни видели справедливость? (с)
Короче, все продумано, как обычно. Люблю этих персонажей.

Спасибо за новую главу) Между прочим, необычно, что так быстро главу выходят - за что отдельное спасибо)

2012-02-28 в 22:46 

Romanastasia
There's nothing more badass than being yourself (c)
Tonio, а с чего вы взяли, что он что-то натворил? ;D

AnnHate,
Эм? Я что-то недопоняла?
Себа встречается со своим парнем 2,5 года, а Курт с Блейном расстались еще года на два раньше, так что, все правильно)

Меня убивает его обреченность, если честно.
Будет и на его улице гей-парад, не волнуйся. :D

Между прочим, необычно, что так быстро главу выходят - за что отдельное спасибо)
Каждую неделю теперь появляться будут)

Иллинойс, спасибо)

URL
2012-02-28 в 23:00 

AnnHate
Heart's A Mess
Будет и на его улице гей-парад, не волнуйся.
ахах) Надеюсь)

Каждую неделю теперь появляться будут)
Ловлю на слове!)

2012-02-29 в 05:45 

an tonio
vivre a en crever
Romanastasia, ну это я так, любя.) Я имею в виду, что же там такого произошло.)

2012-03-06 в 18:27 

Очень интересная глава, теперь ещё с большим интересом жду продолжения!
И спасибо большое за твоё творение.)

2012-03-06 в 22:52 

Fantagaro
Diet_Forever... Fucking sweets!
Fuck! :weep3: Курт...

     

Oh my Grilled Cheesus!

главная