Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:16 

Sexual education (Klaine, R). Глава 9.

Romanastasia
There's nothing more badass than being yourself (c)


Название: Sexual education.
Автор: Romashka.
Рейтинг: R.
Размер: макси.
Пейринг: Klaine.
Жанр: romance, humour.
Предупреждения: sex.
Статус: закончен.
Дисклеймер: все райано-мерфиевское, и никак иначе.
Аннотация: Курт и Блейн готовы преодолеть новую ступень в их отношениях. Для этого Блейн берется за сексуальное воспитание своего бойфренда. Однако прежде чем они дойдут до самого главного, им придется не раз доказать свою любовь, сталкиваясь с серьезными проблемами в лице родителей, школьных друзей и собственных принципов.
Размещение: с разрешения автора + шапка.


Глава 9

Было так странно сидеть за столом в почти пустом кафе и смотреть в окно, наблюдая за прохожими, случайно попадавшимися ему на глаза. Вот высокий лысый мужчина, одетый в дорогой на вид костюм, ловит такси. Выглядит взволнованным и сердитым. Опаздывает? Полная женщина с рыжими волосами пытается отбиться от требующего чего-то ребенка. Наверняка, какая-нибудь игрушка или сладость. Девушка-подросток разговаривает с кем-то по мобильному телефону, улыбаясь и переступая с ноги на ногу. Бойфредном? Подругой? Мамой? И никто, ни один не знает о нем, Курте Хаммеле, который предпочел провести субботнее утро не дома, а в кафе, находящимся почти на другом конце города. Курт не хотел себе признаваться… Нет, он даже думать не хотел о том, что буквально в двух шагах от этого заведения, стоило лишь пройти в конец улицы и свернуть налево, находился дом Блейна. Ноги Курта сами его принесли сюда. И он проклинал их за то, что они посмели за него принять такое решение. Отвлекшись на работающий в кафе телевизор, Курт отпил немного чая из своей кружки и обнаружил, что тот почти остыл. Звонок мобильного заставил его вздрогнуть. На дисплее красовалось многозначительное «Папа», но Курт лишь выключил телефон и, вздохнув, запустил ладони в волосы. Странно, что отец обнаружил его отсутствие так рано. Всего половина девятого утра. Опять не спалось? В последнее время его мучила бессонница. Уж Курт прекрасно знал об этом, потому что сам почти неделю не мог нормально заснуть и лишь метался по кровати до утра, словно заведенная юла. Он пытался пить молоко, делать упражнения, слушать те песни Барбры Стрейзанд, которые даже ему казались несколько занудными, но ничего не помогало. И каждое утро в зеркале его встречало собственное отражение – осунувшееся, бледное и крайне недовольное жизнью. Курт полагал, что виной всему были его проблемы. Ему не хватало дня, чтобы подумать обо всем хорошенько, и мозг продолжал работать даже после полуночи, словно включив дополнительное питание. Бросив сердитый взгляд на вновь начавший трезвонить телефон, Курт запихнул его в сумку. Поглубже, чтобы не доставал слишком сильно. Его не волновало наказание. Он не собирался возвращаться домой. Для начала не мешало привести мысли в порядок.
Дебору он увидел почти сразу. Мама Блейна, такая же восхитительная, как и при первой (и единственной) встречи с Куртом, вышла из офисного здания, находящего на той стороне дороги, и остановилась, чтобы сделать какую-то пометку в своем блокноте. Курт вскочил с места, едва не перевернув маленький столик, за которым он сидел.
- Эй-эй, сначала заплати, - кивнул официант. Привлекательный молодой паренек рок-н-рольного вида. Его песчаного оттенка волосы чуть завивались на концах и прикрывали плечи. Парень вытер руки о фартук, который странным образом ему шел, и подошел к Курту. Тот с трудом оторвал взгляд от Деборы и хаотично принялся рыться в сумке в поисках кошелька, не забывая, правда, улыбаться.
- Ты думал, я не заплачу? Ты ведь сам сказал, что я выгляжу слишком прилично для твоего кафе, - хмыкнул он.
- Я бы еще много чего сказал, не будь у тебя парня, - подмигнул тот в ответ. Курт немного поник. Мысли о Блейне по-прежнему причиняли ему некоторые неудобства.
- Прости…
- Ничего. У меня крайне неудачный период в личной жизни. Все на занятых попадаю... Погоди, принесу сейчас сдачу.
Дебора в этот момент зашла за задние, исчезнув из поля зрения Курта.
- Оставь себе, мне надо бежать.
- Эй, просто пообещай, что придешь еще! – крикнул парень ему вслед. Курт на секунду обернулся и смущенно улыбнулся.
- Я обещаю, - кивнул он и моментально забыл о пареньке. Когда он перебежал дорогу, нарушив, тем самым, все возможные и невозможные правила движения, и завернул за угол, то увидел женщину в телефонной будке. Он подождал, когда она закончит разговаривать, невольно прислушиваясь к словам, долетавшим до него вместе с ветром, и мог поклясться, что пару раз услышал имя Блейна.
- Миссис Андерсон. Миссис Андерсон, погодите, пожалуйста!
Дебора остановилась, оглядываясь в поисках того, кто произнес ее имя. И ее глаза удивленно распахнулись, когда она увидела приближающегося к ней Курта.
- К-Курт? Я… Как ты... Ты меня немного напугал, - с трудом улыбнулась она.
- Здравствуйте. Извините, извините. Просто я увидел вас из кафе и захотел… Решил… Простите, - Курт на секунду зажмурился, сбираясь с мыслями. – Послушайте, раз уж я вас встретил… Я могу вас кое о чем спросить? Если вы не спешите…
Дебора на мгновение замялась, но кивнула.
- Конечно. Конечно, почему бы и нет?
- Это насчет Блейна. Я просто хочу узнать… Узнать, как он.
- То есть... как? Разве вы не общаетесь? – Дебора казалась еще более удивленной.
- Мы… После того случая он не отвечает на звонки, и я очень за него беспокоюсь. Он в порядке? – Курт сам не заметил, как положил руки на плечи женщины, так сильно он был взволнован. Дебора качнула головой.
- Какого случая?
- Блейн… - Крут пораженно вздохнул. – Он вам не сказал?
- Сказал что? – женщина и сама начала тревожиться. Курт облизал пересохшие губы и, очнувшись, убрал руки.
- Нет. Нет, это неважно. Только скажите, с ним все в порядке?
- Да-да, - осторожно ответила женщина, и Курт удовлетворенно кивнул. – Он… хорошо. Я имею ввиду, ходит в школу и делает обычные для него вещи. Ты уверен, что это… неважно? Случай?
- Правда, неважно. Это между нами, так что… - Курт неуверенно улыбнулся и смущенно поправил сумку на плече. – Простите.
- Ничего. А ты как? Все окей?
- Да, конечно. Извините за то, как я себя вел на том ужине… ради бога, я правда не хотел…
- Ничего, милый, я понимаю.
- Да. Спасибо, - он снова улыбнулся и сделал шаг назад, уже собираясь уйти, но замер. – Кстати… А почему бы вам не нанять кого-нибудь вроде инструктора? Для Блейна.
- Инструктора для чего? – непонимающе уточнила Дебора.
- Ну… Велосипеды. Если он так плохо умеет с ними обращаться, что вечно попадает в кусты, почему бы ему не научиться?
- Я… Я не совсем понимаю, о чем ты. Блейн катается на велосипедах с самого раннего детства. И делает это превосходно.
- Но он мне сказал, что где-то пару недель назад катался и заехал в кусты… - Курт нахмурился, пытаясь понять, не лжет ли миссис Андерсон, но та выглядела слишком недоуменной.
- Не может быть. После переезда в город, он перестал кататься на велосипедах.
- Но вы только что сказали, что он делает это превосходно…
- Да. За городом. Потому что его отец заставлял. Это очень полезно для здоровья, ведь у Блейна скалиоз. Но после переезда он перестал этим заниматься, поскольку терпеть этого не мог. Он пересел на машину, и теперь у нас дома даже велосипедов нет. Так что, ты что-то путаешь, - Дебора ободряюще улыбнулась, но Курт был слишком смятен, чтобы улыбнуться в ответ.
- Вы уверены?
- Конечно! – бодро воскликнула та. – Я его мама.
- Да. Значит, путаю. Еще раз простите, что… Так вас посреди улицы остановил.
- Ничего. Извини, но мне надо уже бежать. Была рада тебя встретить. Надеюсь, вы с Блейном помиритесь. Не очень хорошо, что вы не разговариваете. Вы замечательная пара, - Дебора ласково сжала плечо Курта и, дождавшись его кивка, развернулась и поспешила по своим делам. Курт же еще пару минут не мог сдвинуться с места. Он опешил от слов женщины и никак не мог поверить в то, что это правда. И казалось, что и без того забитая вопросами и переживаниями голова просто-напросто взорвется от обилия мыслей.

***

Вечером, как ни странно, Блейн позвонил сам. Курт побросав все свои дела, метнулся к своему телефону, не обращая внимания на недовольного Финна, с которым ему пришлось заниматься уборкой в доме. Идея была наиглупейшая. Тот уже успел уронить торшер, пару раз упасть, споткнувшись о коврик, врезаться в стул и едва не разбить зеркало. Уборка превратилась в, своего рода, тест на выживание, и Курт уже устал следить за братом. Хоть он был и зол на того, но лишние трупы ему были не нужны. Во всяком случае, он бы предпочел, чтобы Финн умер от его рук. Он бы, например, с удовольствием его придушил…
- Алло. Алло, Блейн, бог мой, как я волновался, ты не представляешь! Почему ты не отвечал?! Я думал, сойду с ума… – воскликнул он, прижимая телефон к уху и отталкивая Финна от полки, которая опасно накренилась. – Ч-что? Я не… Ммм… Да. Да. Я… Я не могу. Тут, как бы… А, к черту. Я буду через полчаса. Да. Да, хорошо.
Выключив телефон, Курт поймал настороженный взгляд Финна.
- Ты собираешься нарушить правила два раза подряд? Ты будешь сидеть под домашним арестом до конца жизни.
- Ты ему скажешь, что я ушел, не так ли? – хмуро осведомился Курт.
- Конечно. Или ты думал, я начну покрывать тебя после твоих выходок?
- О, ну кто бы сомневался. Иди к черту, Финн!
- Сам иди, - ответил тот без особого энтузиазма.
- Вот и пойду, - пробурчал Курт. Он уже вышел в коридор и теперь засовывал телефон в задний карман джинсов. Сделать это было непросто – ткань прилегала к телу настолько плотно, что по ощущениям казалась второй кожей. Впрочем, У Курта был богатый опыт в подобных делах.
- Иди-иди! – огрызнулся Финн. Его голова появилась из-за двери.
Курт показал брату язык, накинул на плечи жакет и выбежал из дома. Дорожные пробки не были проблемой, потому что Крут решил добраться до места назначения на собственных ногах. Он решительно набрал скорость и побежал прямо через знакомые дворы, сокращая путь и стараясь не останавливаться. Сколько у него было времени до возвращения отца? Он был уверен, что сам не успеет вернуться до того, как тот переступит порог, но это волновало его в последнюю очередь. Перепрыгивая через бордюры и не особо заботясь о правилах дорожного движения, он несся к кафе Ломбардо, то, которое находилось не так далеко от дома Хаммелов-Хадсонов, между Элизабет Стрит и Северной улицей.* Он помнил, как однажды они с Блейном, ленясь ехать куда-либо, заказали там абрикосовый пирог и остались весьма им довольны. Слоеное тесто просто таяло во рту, и Курт пообещал, что вернется в кафе еще хотя бы раз. Вот и вернулся, что называется. Блейн стоял на тротуаре, чуть поодаль, засунув руки в карманы и топчась на месте. Он не сводил взгляда со своих чуть запыленных ботинок и заметил Курта только тогда, когда тот подошел ближе.
- Блейн, - радостно воскликнул Хаммел и бросился своему парню на шею. Тот, видно не ожидав такого резкого проявления чувств, чуть отшатнулся и неуверенно положил руки на талию Курта. – Как я рад тебя видеть. Я даже не буду тебя ругать за то, что ты не отвечал на звонки и сообщения.
- Уже радует, - пробормотал в сторону Блейн, и Курт встревожено на него посмотрел, положив ладонь ему на щеку. На оглядывавшихся на них прохожих парни старались не обращать внимания.
- Ничего, - поспешно ответил Блейн и выбрался из объятия. Курт хотел погладить Андерсона по плечу, но промахнулся. Блейн, словно ошпаренный, отскочил в сторону.
- Что с тобой такое? Блейн, я не кусаюсь!
- А жаль. Это привнесло бы в наши отношения разнообразия, - отшутился он, однако глаза его оставались холодными, а улыбки на лице так и не появилось. – Я ненадолго. Просто хотел кое-что сказать.
- Хорошо, - Курт оглянулся, будто в поисках поддержки, а затем растерянно глянул на Блейна. – И… что ты хотел мне сказать такого, чего не мог сказать по телефону?
- Это не самое приятное, что мне приходилось говорить в своей жизни. И это касается нас, так что… - Блейн взволнованно взъерошил волосы на затылке. Курт напряженно ожидал продолжения, замерев на месте и, кажется, даже не дыша. – В общем… Нам лучше не видится некоторое время.
Курт непонимаще заморгал.
- То есть?
- То есть… не встречаться, - тихо уточнил Блейн. Курт сглотнул подступивший к горлу комок.
- Ты хочешь расстаться?
- Что? Нет! Я не говорю о… Курт, это временно. Пара недель. Может, немного дольше. Просто нам не стоит видеться и… Как будто бы я уехал.
- И ты уезжаешь? – Курт прищурился, пытаясь сообразить, какого черта Блейн порет такую чушь с виноватым выражением лица.
- Нет. Не имеет значения.
- Не имеет значения, - отозвался эхом Курт. Голос у него сорвался, и ему пришлось на мгновение замолчать, чтобы собраться . – Почему нам не стоит встречаться?
- Это… Курт, неважно. Так надо. Это сложно объяснить, и…
- Отлично. А что насчет твоих ссадин?
- А причем здесь это? – настала очередь Блейна хмуриться. Курт покачал головой и горько ухмыльнулся. Говорить ему было сложно. Внутри его сдавливало что-то, чему он не мог найти объяснения, и даже дышать приходилось через раз от душащих его слез.
- Твоя мама сказала, что не катался ты ни на каких чертовых велосипедах и, значит, солгал мне. Откуда эти ссадины? Ты что, с целой командой футболистов подрался?
- Ты говорил с моей мамой? Когда? – глаза Блейна удивленно распахнулся, а Курт гордо вздернул подбородок.
- Не имеет значения, - передразнил он Андерсона, и тот невольно поник. – Это правда? Ты соврал насчет всех этих неудачных экспериментов с поездками?
- Я… Это не…
- Соврал, - кивнул Курт. – Это не выглядело бы странным, если бы ты сказал правду. Не хочешь сделать это сейчас?
Блейн решительно промолчал, чем окончательно вывел Хаммела из себя.
- Что, это тоже не имеет никакого значения? – всплеснул руками тот. – А что тогда вообще имеет для тебя значение?
- Курт, все это не от меня зависит. Обстоятельства…
- Тогда объясни, что за обстоятельства такие?!
- Это…
- Не имеет значения? – подхватил Курт. – Слушай. Если ты мне не говоришь, значит, не доверяешь. И тогда о каких отношениях может идти речь?
- Боже, Курт, не выворачивай все наизнанку, - Блейн вздохнул и сердито пнул попавшийся под ноги камешек.
- Я всего лишь констатирую факты. Сначала ты соврал мне в одном, потом в другом, теперь думаешь, что я позволю тебе просто исчезнуть, сославшись на то, что это не имеет никакого значения? – Курт слишком поздно понял, что все-таки сорвался, и его щеки стали мокрыми от слез. Блейн взмахнул рукой, словно хотел стереть мокрые дорожки, но в последний момент передумал и спрятал руку за спину.
- Курт…
- Я вообще еще молчу о том, как ты мог тогда стоять у двери, уставившись в пол и позволять своему отцу топтать все, что между нами было? Соглашаться с ним? Это было… это было так нечестно и обидно, Блейн, но я решил, что да, это не имеет значения, раз с тобой все в порядке, а теперь ты мне говоришь все это?! И, главное, даже не хочешь мне все объяснить.
- Это не касается тебя или ко…
- В последнее время меня не покидает ощущение, что меня не касается ничего, что происходит в твоей жизни, Блейн.
- И что я должен делать? – Блейн повел плечом. – Я не хочу и не собираюсь об этом говорить. Я просто прошу….
- А я не хочу делать вид, что все хорошо, хотя, на самом деле, это далеко не так, - твердо произнес Курт и, смахнув челку со лба, уставился на парня горящим взглядом. – Поэтому либо ты мне сейчас рассказываешься все с самого начала и с подробностями, либо ты делаешь, как считаешь нужным. Но тогда можешь не надеяться и дальше оставаться моим парнем.
У Блейна перехватило дыхание, и ему пришлось прокашляться, прежде чем поднять изумленные глаза на Курта, который стоял, скрестив руки на груди и продолжая с вызовом смотреть на Андерсона.
- Ку-курт, я тебя правильно понимаю?..
- Я все сказал предельно ясно.
- Тебе не кажется, что это слишком эгоистично…?
- Нет. Потому что я заслуживаю куда большего, чем какие-нибудь друзья и знакомые. Я всегда был с тобой предельно честен, разве нет? И я полагаю, у меня есть право на ответную честность.
- Курт, в жизни бывают такие ситуа…
- Не бывает таких ситуаций, Блейн. Либо ты со мной, либо нет. Вот и все.
Пару мгновений Курт и Блейн, зная, что ни один из них не отступится, смотрели друг другу в глаза. Карие, потемневшие от злости, огорчения и чего-то еще, едва ломимого; и голубые, настолько светлые, что казались почти прозрачными. Барт даже шутил иногда, что Курт плакал слишком часто в своей жизни, и слезы вымыли натуральный цвет радужки.
- Тогда мне, наверное, лучше пойти.
Это были последние слова Блейна, прежде чем он развернулся и пошел по направлению к своему дому, оставив за собой растерянного плачущего Курта.

***
- Эй, потише там! – послышался недовольный голос Финна. Курт мысленно показал ему средний палец.
- Сам потише! Выруби уже, наконец, звук на своей идиотской игрушке! Тебе что, ума не хватает до этого додуматься!?– ощетинился Хаммел. Он слышал, как стул за стеной ударяется об край стола, как Финн топает по коридору, и спустя секунду появляется на пороге его комнаты, распахнув дверь. С горящими от гнева глазами Финн был похож на помешанного. Курт незамедлительно подобрался. – А ну пошел отсюда, тебя сюда никто не звал.
- Не раньше, чем ты перестанешь швыряться в стену чем-то там! – рявкнул Финн, но на Курта это не произвело особого впечатления.
- Это моя комната. Что хочу, то и делаю. И я еще раз повторяю, ты вошел без стука.
- Ох, ну конечно. Это не я же на себя отцу настучал, конечно, без стука, - язвительно откликнулся Хадсон. Курт медленно сполз с кровати и подошел к брату, смотря на него, как огромный голодный питон на аппетитного жирного кролика.
- Так ты это так называешь? Знаешь, что? Да ты…
- Эй, вы двое там, умолкли оба и разошлись по комнатам! – донесся громкий бас Барта с первого этажа. Финн с Куртом переглянулись взглядами, полными ненависти. Курт указал пальцем на дверь, и Финн, что-то буркнув под нос, гордо удалился. Хаммел-младший, искренне негодуя всей душой, пнул хорошенько попавшийся ему на пути стул и резко опустился обратно на кровать. Через пару минут в комнату заглянул отец. Курт поднял заплаканные глаза, оторвавшись от созерцании стены, и вяло махнул рукой. Выгонять его парень не собирался. Он чувствовал себя эмоционально выжатой амебой. При условии, конечно, что такие существовали. Мужчина ласково взъерошил сыну волосы.
- Ты как?
- О. Давай не будем об этом, - взмолился Курт. – Иначе я снова начну плакать, и тогда, согласно твоей теории, мои радужки окончательно станут прозрачными, и я стану похож на какого-нибудь икс-мэна. А я этого не хочу. Меня и так все считают странным.
- Ну, раз шутишь, значит, не все потеряно, - ухмыльнулся мужчина, и Курт крепко его обнял. – Спустишься пообедать? Ты с самого утра из комнаты не выходишь.
- Не хочу.
- Хочешь. Давай, поднимайся. Ты и так тощий. Я боюсь в один прекрасный день пройти мимо тебя и не заметить, - Барт похлопал парня по колену, и тот с неохотой слез с кровати.
- Другое дело, - одобрил Барт, и Курт легонько улыбнулся. Несмотря на то, что Курт все еще был под домашним арестом, сердиться на отца он уже был не в состоянии. После вчерашнего вечера особенно. Вернувшись домой, Курт, заливаясь слезами, бросился ему на шею, и тот самоотверженно успокаивал сына почти целый час, а потом позволил ему заснуть у себя на плече. Так что, оба решили принять это как восстановление мира. К тому же, Курт был так зол на Блейна, что ему просто не хватало сил злиться на кого-то еще. Он даже на Финна не злился и ругался с ним, скорее, по привычке, нежели из желания.
- Дорогой, ты такой бледный, - Кэрол покачала головой и поставила перед Куртом тарелку.
- Да я всю жизнь такой, не волнуйся, - вяло отозвался тот.
- Мне надо встретиться с клиентом. Буду через пару часов, - оповестил всех Барт и, нацепив на лысую голову кепку, принялся обуваться.
- Какая ирония, - пробурчал Курт. – Твои клиенты так бояться потерять такого хорошего мастера, что предпочитают закрывать глаза на ориентацию его сына.
- В этом есть свои плюсы, не так ли? – хмыкнул Барт и махнул на прощание рукой. Курт покачал головой.
- Всего лишь удачное стечение обстоятельств. Если бы он был конгрессменом, как думаешь, люди закрывали бы на это глаза? – обратился он к Кэрол. Женщина пожала плечами и улыбнулась.
- Ну, твой отец никогда бы не стал конгрессменом, это уж точно. Но даже если на секундочку представить… то я не могу сказать. Для меня, знаешь ли, хороший механик куда важнее хорошего конгрессмена. Так что…
- Да. А для меня хороший отец куда важнее хорошего механика, - ухмыльнулся Курт. – О чем это мы?
- Не знаю. О конгрессменах? – заливисто рассмеялась Кэрол, и Курт ей вторил, потому что так и не понял, в чем была суть этих глубокомысленных заявлений.
- Слушай, Кэрол.
- Да?
- Я просто хотел сказать, что ты, конечно, никогда не сможешь стать мне настоящей мамой. Но лучшей приемной мамы точно не найдешь, - светло улыбнулся Курт и охнул, когда Кэрол прижала его к себе и громко чмокнула в макушку.
- Я позову Финна.
- О, тогда я лучше пойду к себе.
- Когда вы уже помиритесь? – покачала головой женщина, но Курт лишь фыркнул.
- Не сегодня, это точно.
Он схватил тарелку и, обойдя стол, вышел в коридор. Из гостиной доносились голоса, и Курт обнаружил, что Барт по привычке забыл выключить телевизор.
- Кэрол, ты будешь телевизор смотреть?
- Что? Нет, дорогой, выключай. Я собиралась заняться стиркой, - крикнула та с лестницы.
- Тебе помочь? - Курт сунул вилку в рот и принялся озираться по сторонам в поисках пульта. На экране, тем временем, несколько женщин что-то бодро обсуждали.
- О, нет-нет. Тебя еще домашнее задание ждет. Финн, Финн, открой немедленно.
Курт хмыкнул. Поведение обиженного Финна удивительным образом напоминало девчачье.
- … жертвами любого вида насилия, как правило, накапливается отрицательный опыт, который накладывает свой отпечаток на всю их последующую жизнь.…
Курт, вслушиваясь в перебранку Кэрол с сыном, невольно уловил разговор в телевизионном ток-шоу и вскинул голову. Пульт лежал на полке, которая как раз находилась над телевизором.
- Вы можете перечислить самые характерные признаки, которые говорят о том, что ребенок подвергся физическому насилию? На что следует обращать внимание?
Курт не думал слушать дальше. Он уже почти нажал на кнопку, собираясь сделать то, что, в общем-то, собирался сделать, но рука крайне не вовремя дрогнула. Так и не вынимая вилки изо рта, Курт уставился на экран.
- …видимые признаки – это, бесспорно, синяки, раны и порезы. Как правило, они все разной давности. Есть более свежие, есть старые, которые едва…
Курт пораженно всхлипнул.
Он, замолчав, потрясенно уставился на цепочку ссадин и синяков на плечах Блейна. Тот поспешил надеть рубашку, но Хаммел остановил его движением руки.
А в следующий раз?
Цепочка синяков каким-то причудливым узором покрывала не только плечи Блейна, но и грудь. Кое-где были едва заметные, некоторые казались совсем свежими и были окрашены в бордово-фиолетовый оттенок.
- … несомненно. Страх физического контакта. Когда родитель бьет ребенка, тот, волей-неволей, начинает избегать контакта с людьми. Это не значит, что он боится окружающих людей. Это, скорее, посттравматический синдром. Это происходит на уровне подсознания и практически не поддается….
Курт, счастливо улыбнувшись, подхватил Андерсона под руку, но тот неожиданно охнул и дернулся в сторону.
- Ч-что? Что такое?
- Черт. Ох, прости. Я вчера во сне с кровати грохнулся и набил огромный синяк. Болит теперь ужасно, - пожаловался Блейн.

Тогда это казалось смешным.
Курт хотел погладить Андерсона по плечу, но промахнулся. Блейн, словно ошпаренный, отскочил в сторону.
И вскоре перестало быть таковым.
- …изменения в поведении. Ребенок начинает строить вокруг себя непроницаемую стену, потому что он не хочет, чтобы кто-то узнал. Ведь это унижение, это боль, это…
- А у нормальных людей парни, фанатеющие от мюзиклов, вызывают отвращение. Например, у меня.
- Курт.
Мужчина переступил порог, волоча за собой притихшего Блейна, который, кажется, старался стать как можно более незаметнее.
Как давно это было?
После четырнадцати длинных гудков связь оборвалась.
- Курт. Курт!
- Да. Он катался на велосипеде, но только за городом. Потому что его отец заставлял. Это очень полезно для здоровья, ведь у Блейна сколиоз. Но после переезда он перестал этим заниматься, поскольку терпеть этого не мог. Он пересел на машину, и теперь у нас дома даже велосипедов нет. Так что, ты что-то путаешь, - Дебора ободряюще улыбнулась.
И, в конце концов?
Нам лучше не видится некоторое время... Тебя это не касается... Это не имеет значения.
- КУРТ!
Хаммел-младший вздрогнул и испуганно обернулся. Кэрол вытирала руки полотенцем и качала головой.
- Наконец-то. Уставился в этот телевизор, словно приведение увидел.
- А…
- Во-первых, у тебя вилка упала. Во-вторых, выключи уже телевизор. И в-третьих, прибери, пожалуйста, на столе. Потому что Финн наотрез отказался спускаться.
- Да. Конечно, - Курт медленно кивнул и проводил Кэрол потерянным взглядом. Когда он вновь глянул на экран, там уже шла реклама. И на полу действительно валялась вилка, каким-то образом умудрившаяся выпасть изо рта. Но он упорно продолжал всматриваться в телевизор, с тоской размышляя над тем, что у него, кажется, только что появилась еще одна проблема.

@темы: fanfiction, Sexual Education, R, Klaine, Glee

URL
Комментарии
2011-12-20 в 21:39 

Курю траву - смотрю ковер
О, времена. О, мрази.
вот черт.. вот черт.. нет-нет-нет.. это прям грустьпечальтоска Т_Т
как мне их жалко.. Курта конечно больше
блин,тут все так запутанно.. и они расстались Т_Т
как же интересно что будет дальше.. и что будет делать Курт..
и да.. огромнейшее спасибо за главу)

2011-12-21 в 13:24 

Nero Smart
СейбонАрбуз
наконец-то до хаммела дошло, блеать!
это же как божий день ааааа

огромное спасибо за все главы, безумно интересно читать

2011-12-24 в 18:37 

pongig
boom goes the dynamite
Romanastasia, я залпом прочитала весь фик на форуме. Все, что могу осознанно написать - :hlop:
читать дальше

2012-02-29 в 23:57 

MrSadFran
Chapter by chapter, I'm falling faster and faster,becoming manic and magic it's so romantic.I panic.
Превосходно!
Поскорее бы продолжение**

2012-03-01 в 00:41 

Romanastasia
There's nothing more badass than being yourself (c)
MrSadFran, о Господи, совсем про него забыла, сейчас выложу /рукалицо/

URL
2012-03-03 в 00:11 

MrSadFran
Chapter by chapter, I'm falling faster and faster,becoming manic and magic it's so romantic.I panic.
Romanastasia, спасибо**
лучше поздно чем никогда)

P.S.Пусть и слишком быстро,но продолжение fix you я тоже жду*ОО*
Всё шикарно просто.Ваш преданный фанат*ОО*

   

Oh my Grilled Cheesus!

главная