13:09 

Sexual education (Klaine, R). Глава 7.

Romanastasia
There's nothing more badass than being yourself (c)


Название: Sexual education.
Автор: Romashka.
Рейтинг: R.
Размер: макси.
Пейринг: Klaine.
Жанр: romance, humour.
Предупреждения: sex.
Статус: закончен.
Дисклеймер: все райано-мерфиевское, и никак иначе.
Аннотация: Курт и Блейн готовы преодолеть новую ступень в их отношениях. Для этого Блейн берется за сексуальное воспитание своего бойфренда. Однако прежде чем они дойдут до самого главного, им придется не раз доказать свою любовь, сталкиваясь с серьезными проблемами в лице родителей, школьных друзей и собственных принципов.
Размещение: с разрешения автора + шапка.

7 глава

- Что это с Куртом? – недоуменно моргнула Рейчел, когда парень звонко чмокнул ее в щеку и, смеясь, летящей походкой исчез в классе. Мерседес покачала головой.
- Блейн, полагаю.
- Думаешь, они… ну… - глаза Рейчел округлились, но Мерседес поспешно замахала руками.
- Нет-нет, это вряд ли. Серьезно, Курт такой…
- Старомодный? – хмыкнула Берри, тем временем выискивая кого-то в толпе.
- Нет.
- Ладно, неважно. Слушай, а ты Пака сегодня не видела?
- Только не говори мне, подруга, что между вами еще что-то есть… - ужаснулась Мерседес. Рейчел метнула в девушку недовольный взгляд.
- У нас МакКингли, а не бразильский сериал. Просто сейчас уже будет собрание, а его нигде не видно.
- Его проблемы. Он и раньше школу пропускал. Серьезно, ты беспокоишься о Паке, очнись.
- Да. Чего это я? – пробормотала Берри.
- Вот-вот. Вряд ли он беспокоится о ком-то, кто пропускает занятия. Скорее всего, зависает сейчас с друзьями, обкуренный или подвыпивший.
- Или обнимается с какой-нибудь девчонкой.
- Стопроцентно. Мужики все такие, - тихо проговорила Мерседес. И Рейчел, уловив в этой фразе тонкий намек на Сэма, взяла подругу под руку.
- Они не заслуживает таких замечательных созданий, как мы. Но поскольку они жалкие и слабые, а мы сильные и уверенные в себе, им без нас никуда. И нам придется с этим смириться, - улыбнулась Рейчел, и Мерседес, немного повеселевшая, улыбнулась в ответ. Вместе они присоединились к уже пришедшим в класс ребятам. Финн с энтузиазмом отыгрывал какую-то мелодию на барабанной установке, Арти ему аккомпанировал на гитаре. Бриттани и Майк репетировали танец на приближающийся конкурс. Тина внимательно следила за ними, надеясь поскорее выучить танец и помочь остальным хористам с движениями. Лорен читала книгу, упорно делая вид, что ни до чего ей нет дела. Курт пытался сосредоточиться на переписке с Блейном, но c одной стороны от него сидел Сэм, а с другой Сантана, и оба что-то наперебой беспрестанно говорили. Курт некоторое время их игнорировал, а потом невольно втянулся в разговор. Все трое умолкли, когда в класс зашли Мерседес и Рейчел.
- А что, мистера Шустера еще нет? – удивилась Берри. Сэм повел плечами.
- Пака и Квинн тоже, - заметил Арти.
- Похоже, Пак не выдержал своей умопомрачительной подружки и предпочел вернуться к старой, - хмыкнула Сантана, посматривая на Лорен. Лорен угрожающе захлопнула книгу, но ответить не успела, потому что в этот самый момент в комнату зашел учитель. Позади него тихо шла Квинн. Ее глаза были красными от слез, и друзья, непонимающе переглядываясь, невольно напряглись и принялись вспоминать, уж не обидел ли кто их них свою подругу.
- Ребят, у меня плохие новости, - проговорил мистер Шустер. Курт, наконец, отвлекся от Блейна и от друзей и поднял голову, пристально смотря на учителя. Квинн рядом всхлипнула. – Пак в больнице.
- Что? – ахнула Рейчел.
- Как так – в больнице?
- Давно?
- Почему?
- У него же не… проблемы с наркотиками? – прошептала Мерседес, и мистеру Шу пришлось махнуть рукой, чтобы в комнате воцарилась тишина.
- Нет, Мерседес. Его сбила машина. У него легкое сотрясение мозга, ушибы и ссадины. Он в сознании, но некоторое время ему придется находиться под присмотром врачей.
- Поэтому он не пришел на занятия? – догадался Арти, но Квинн покачала головой.
- Его сбили пару часов назад. Он не пришел в школу, и я несколько раз звонила ему на мобильный, но он не отвечал. А потом позвонил уже из больницы. И я пошла к мистеру Шустеру.
- Да, но мне уже успели позвонить.
- Значит, он не сможет с нами выступить? – подал голос Финн. Мистер Шу пожал плечами.
- Мы выступаем через полторы недели. Вряд ли врачи позволят ему.
- Вот черт, - хлопнул себя по ноге Сэм. Курт прищурился, что-то для себя решая, но промолчал.
- Но мы все равно будем готовиться. Теперь, конечно, с учетом того, что Пака с нами не будет. А пока я хочу, чтобы до выступления каждый из вас навестил его в больнице. Каждый. Поняли? Отлично. Тогда начнем сегодняшний урок.
После занятия хор покинул класс дружной компанией. Им было, что обсудить. Лишь Лорен решительно проигнорировала группу хористов и предпочла исчезнуть в неизвестном направлении.
- Поверить не могу. Ну почему он все время все портит? Сначала колония, теперь это! – воскликнула Рейчел. Кто-то неодобрительно зацокал языком, остальные начали качать головами в знак согласия.
- Но на отборочных нам не нужно двенадцать человек. Так что, мы и без него выступить сможешь, - заметил Сэм.
- Да, но дело не в количестве человек, а в его голосе.
- Это верно. Парней теперь еще меньше, придется постараться, - пробурчал Финн. Идущий рядом с ним Курт скрестил руки на груди.
- А что с танцами? Мы уже собирались начать репетировать, - встрял Майк.
- Убили на это кучу времени. И еще столько же убьем, переделывая танец. Пак ведь хорошо двигается, мы привыкли, что он всегда впереди.
- Как можно быть таким безмозглым, чтобы попасть под машину? – пробурчала Тина. Послышались одобрительные возгласы, а Курт, резким движения закинув на плечо сумку, сделал пару шагов в стороны выхода.
- Ты куда? Мы же собирались вместе пойти в кафе, - Мерседес схватила Курта за край рубашки, но тот ловко увернулся.
- Домой. Чао.
И, не произнеся больше ни слова, Курт с гордо поднятой головой покинул друзей.
- Что это с ним? – фыркнула Сантана. Мерседес пожала плечами.
- Может, с Блейном поругался?
Ребята решили, что это наиболее подходящее объяснение, помимо того, что у Курта и без того характер не сахар. Самому Курту было, в общем-то, плевать, о чем судачат друзья. Домой он вернулся в скверном настроении. Ему надоело, что хористы, стоило дать им повод, вели себя, словно дикие собаки, готовые в любую секунду перегрызть горло самому слабому члену стаи. Раньше он бы высказал им в лицо все, что о них думает, но прошедший год заставил его пересмотреть свое отношение. Поэтому он предпочел уйти, чтобы не влезть с кем-нибудь в ссору и не испортить отношения в команде перед грядущими отборочными. Но уверенности в том, что поступил правильно, Курт не ощущал.
- Что с тобой? Выглядишь злым, - заметил Барт. Курт чмокнул отца в щеку.
- Все в порядке. Скоро будут показывать концерт Гаги.
- Поэтому ты выглядишь злым? – хмыкнул мужчина, и Курт шутливо ткнул его в плечо.
- Я просто… немного в замешательстве.
- Надеюсь не из-за концерта? Я не имею ничего против, даже если это делает тебя еще большим геем, чем ты есть.
- Пап! – возмутился Курт. Барт весело рассмеялся.
- Шутка. От Финна понабрался.
- Это ты зря сказал. Он у меня получит, - насупился Курт, сердито впиваясь зубами в яблоко.
- Я могу чем-нибудь помочь?
- Нет. Вряд ли. Пока хочу разобраться в этом сам. Но если что… - Курт улыбнулся, похлопал отца по руке и вышел из кухни. В комнате, вполуха слушая «гениальные» диалоги идущей по телевизору комедии, Курт медленно обвел одну из дат красным карандашом и подписал ниже имя Пака. Он решил навестить школьного задиру в ближайшую пятницу.
Но на деле была только среда. И, пожалуй, этот день стал куда более насыщенным и содержательным, чем остальные. Курт с трудом дождался окончания занятий и начала репетиции мюзикла. Ему не терпелось увидеть с друзьями из Далтона, последняя встреча с которыми произошла еще на прошлой неделе. И, конечно, ему не терпелось увидеться с Блейном. Мистер Шустер снова запаздывал. С аварией, в которую попал Пак, у него прибавилось забот. Еще с урока его вызвал к себе Фиггинс, чтобы тот переговорил с мамой Пака. Курт раньше никогда не видел мамы Пака, и готов был поклясться, что тот был вылитой ее копией, только мужской. Пообещав мистеру Шу сильно не шуметь, участники хора принялись дожидаться его около аудитории, где еще шатались ученики. Курт, обведя взглядом коридор, мог заметить, как разбились на небольшие группы его друзья и знакомые. Сам он предпочел остаться немного в стороне, дожидаясь Блейна. И первым услышал его звонкий голос.
- Хээй, всем привет.
Ребята дружно поздоровались в ответ, хотя Курт видел, что участники мюзикла из МакКинли, кто не входил в число хористов, промолчали. Карофски нахмурил брови.
- Что это? – Блейн шутливо помахал ладонью перед лицом Курта. - У тебя такое задумчивое выражение лица, что я чуть не спутал тебя с одним из тех портретов, что висят у нас в Далтоне.
- Дурак, - фыркнул Курт, но Блейн на это не обратил особого внимания. Он притянул слегка сопротивляющегося Курта к себе и с удовольствием поцеловал его в шею. Курт, вжав голову в плечи, смущенно рассмеялся, не забыв запустить в шевелюру своего парня ладонью.
- Блейн, что ты… При всех?...
Блейн отстранился, но выпускать Курта из объятия не торопился.
- Традиционные парочки имеют право целоваться, где им вздумается. У нас тоже есть такое право, тебе не кажется?
- Да, но… - Курт украдкой оглянулся по сторонам, ловя чужие взгляды.
- С меня твои любимые пирожные за каждый поцелуй на людях.
- Ты хочешь, чтобы я стал толстым и некрасивым? – протянул Хаммел-младший. Блейн обворожительно улыбнулся.
- Дорогие и очень вкусные французские пирожные, сделанные в единственном французском ресторане нашего городка.
- Чертов шантажист, - пробурчал Курт, прежде чем поцеловать довольно улыбающегося Блейна.
- Нет, нет, нет. Это уже ни в какие ворота не лезет! – послышалось над ухом сердитое рыканье. Курт почувствовал на плече цепкий захват, и через секунду сильные руки растащили их с Блейном в стороны. Рядом стоял очень недовольный Карофски. Хористы встрепенулись, словно по стойке смирно, и далтонцы последовали их примеру, но замерли, когда Блейн предупреждающе им кивнул.
- Какие-то проблемы, Карофски? – тихо осведомился Блейн. Карофски осмотрелся вокруг. Его пыл немного поугас, но отступать он не думал.
- Да, проблемы. И эта проблема – вы. Я терплю вас на репетициях и все такое, но не смейте сосаться прямо перед моим носом, усекли?
- Извини, Карофски, но при всем моем неуважении к тебе, - хмыкнул Блейн, и вокруг послышались смешки, - это не твое дело, где мы сосемся.
Курт поморщился от грубости выражения, но промолчал. Он прекрасно понимал, что сейчас Блейн превратился в гордого самца, защищающего свою территорию, и решил, что благоразумнее дать ему возможность повыяснять отношения. Но нельзя было сказать, что это очень нравилось Курту. Он хмуро поглядывал на Карофски, не совсем понимая, какая муха его укусила.
- Очень даже мое. Я здесь учусь. И мне это не нравится.
- Твои проблемы, Карофски, - покачал головой Блейн. Карофски угрожающе закатал рукава.
- Да. И проблемы нужно решать, гребаный педик.
Блейн чуть оттолкнул Курта в сторону, но тот вцепился ему в руку.
- Нет-нет-нет, Блейн! Не смей даже влезать в драку с этим… С этим…
- Курт, отойди, будь добр, - вежливо попросил Блейн, но тот не слушал.
- Да что с тобой… Что с вами такое? – Курт успел метнуть в Карофски злобный взгляд, полный непонимания и осуждения. Он-то думал, что они с Карофски уже все выяснили и пришли к более-менее компромиссу, но как он, черт возьми, ошибался!
- Финн, не мог бы ты немного посмотреть за своим братом? – Блейн очаровательно улыбнулся Финну, и тот мигом понял намек, делая шаг вперед.
- Нет-нет-нет…! – Курт сделал тщетную попытку увернуться, но руки Финна уже сцапали его.
- Конечно, приятель.
- Отпусти меня, Финн-чертов-Хадсон! Немедленно! Иначе потом сто раз пожалеешь! Я устрою тебе… веселую… жизнь… ОТПУСТИ!
- Да брось ты, всего легкая драка, - пробурчал Финн и, склонившись ниже, тихо прошептал трепыхающемуся Курту на ухо. – Не боись, мы на стреме и обязательно подстрахуем Блейна, ничего с ним не случится.
Курт поджал губы, но вырываться перестал, пристально глядя на то, как двое идиотов готовятся расквасить себе носы.
- Твои проблемы мог бы решить только врач. Но раз ты предпочитаешь более старомодный метод… - фыркнул Блейн, и Курт в очередной раз попытался вырвать из объятия Финна. К счастью для Хаммела, драки не произошло. Мистер Шустер появился как всегда очень вовремя. Пару секунд он оценивающе смотрел на ребят, которые отвечали ему виноватым взглядом.
- У вас все в порядке? – с нажимом осведомился мужчина. Блейн улыбнулся.
- Конечно.
- Ну, раз конечно, то идем в зал.
Участники мюзикла неохотно поплелись за учителем, переглядываясь и шепчась, а Курт, наконец, высвободился из захвата и бросился Блейну на шею, не забывая при этом ругать его на все лады.
- Какого черта ты думал? Драться с Карофски?! Слушай, это уже смешно! Тебе не нужно ни с кем драться, это не выход, Блейн. Я тебе запрещаю. Ты меня напугал. Этот идиот мог тебе что-нибудь сломать. И это что-нибудь могло оказаться чем-нибудь жизненно необходимым. Он же крупнее тебя и…
- Курт….
-…о чем ты только думал?! Почему нельзя было…
- Курт. Курт, тихо. Ничего не произошло. Тшш, - Блейн приложил палец к губам Курта, и тот замолчал, тяжело дыша и продолжая держаться за своего парня. – Все? Окей?
- Да. Спасибо мистеру Шу, что он вовремя тут оказался, - пропыхтел Курт. – Ну, ты идешь или нет?
- Я тебя догоню. Нужно позвонить. Маме, - кивнул Блейн. Курт замялся на секунду, но все же выпустил ладонь Блейна из своей и, оглядываясь, поспешил за друзьями. Блейн дождался, пока Курт скроется из поля зрения, и удачно перехватил Карофски, загородив ему дорогу. Он не собирался ввязываться в драку. Пока.
- Советую быть осторожнее, Карофски, - прошептал Андерсон, многозначительно покачав пальцем перед лицом насупленного, как всегда, футболиста.
Курт с тревогой высматривал Блейна со своего привычного места. И обрадовано замахал рукой, когда Андерсон появился в дверях зала. Мистер Шустер дождался, пока все рассядутся, дал небольшие указания, напомнил план работы, и репетиция началась. За почти целый месяц они продвинулись очень далеко. Курту иногда казалось, что он живет в школе, так часто он теперь засиживался там допоздна. Подготовка к грядущему конкурсу, репетиции мюзикла, нескончаемые обсуждения выпускного. На дворе почти стоял ноябрь, но Курт уже чувствовал себя немного уставшим. Он знал, что для него этот год, как и для всех его друзей, будет сложным. Но ему в голову не приходила идея отказаться от чего-нибудь, в чем он принимал активное участие. Он почти стал зависимым от постоянного общения с друзьями, от их присутствия рядом, от смеха и даже ругани, от пения и много чего еще. Курт уже не представлял свою жизнь без этого, и мысли об окончании школы становились невыносимыми. Он твердо знал, что не останется в Огайо. Но не мог не думать о том, будет ли скучать по всему этому? По школе и ощущению холодного льда на губах, когда тебе в лицо выливают слаши, по изученным вдоль и поперек улицам родного города, по людям, хорошим и плохим, но неизменно окружающим его все эти годы. Далтон? МакКингли? А будет ли он скучать по Карофски? Курт вздохнул и невольно сжал ладонь Блейна. Андерсон недоуменно моргнул и чуть склонил голову в бок, внимательно глядя на своего парня. На сцене, тем временем, Рейчел и Сантана ругались по поводу того, кто из них должен выходить раньше, и их крики эхом разносились по всему залу.
- Ты в порядке? – голос Блейна был тихим и мягким, а глаза блестели в полумраке.
- Просто хотел сказать, что люблю тебя.
Блейн хмыкнул, и Курт готов был поклясться, что Андерсон уже собирался было пошутить в своей излюбленной манере, но в последний момент передумал. И черты его лица смягчились.
- Я тебя тоже.
Репетиция закончилась немного позже обычного, в половину восьмого. Курт поцокал языком, глядя на свои часы. Он уже успел попрощаться со всеми и теперь стоял около машины Блейна, никак не соглашаясь в нее залезть. Ему не хотелось, чтобы у Блейна снова возникли проблемы с отцом, но тому срочно нужна была забытая у Курта нотная тетрадь. Уверения Блейна в том, что его отец уже сто раз забыл о наказании, заставили Курта забраться на переднее сиденье, хотя сомнения все еще обуревали его. До дома Хаммела они добрались в течение привычных тридцати минут. Поцелуй на пороге, звонок в дверь, рукопожатие, поцелуй на лестнице и, наконец, комната Курта. Блейн первым делом запихнул свою тетрадь в сумку, но уезжать пока не собирался. Некоторое время они обсуждали мюзикл, придумывая решения различным техническим проблемам, затем рылись в интернете в поиске подходящих костюмов для участников. Они не следили за временем, полностью увлеченные своим детищем. Голова Курта покоилась на коленях Блейна, и тот лениво перебирал аккуратные светло-каштановые пряди, радуясь тому, что Курт даже не думает возмущаться по поводу испорченной прически. Да и этот растрепанный вид ему очень шел. Неожиданный звонок в дверь заставил парней вздрогнуть. Курт чуть приподнялся на локтях, прислушиваясь к голосам снизу, но играющая в комнате музыка не очень-то позволяла это сделать.
- Кого там принесло?
- Может, твои родители пиццы заказали?
- Еще чего не хватало, - пробурчал Курт, возвращаясь на чужие колени. – Я на диете.
- На диете? Зачем она тебе? – Блейн игриво чмокнул своего парня в висок, тот довольно зажмурился.
- Ради четырех дорогих французским пирожных, которые ты мне должен.
- Ах черт, я и забыл. То есть, нет, конечно, я помню, - пробормотал Блейн, строя невинные глазки. Курт, хмыкнув, потянулся за поцелуем. Их объятие прервал заглянувший в комнату Барт. Курт со скоростью света отлип от своего парня, старательно делая вид, что и не целовался ни с кем вовсе, но Барту, похоже, было все равно, чем они занимались мгновение назад. Вид у него был непривычно угрюмый.
- Блейн.
- Да? – изумленно ответил Блейн, хаотично соображая, что он натворил. Курт смотрел на своего отца круглыми удивленными глазами.
- Спустись вниз, пожалуйста. За тобой приехал твой отец.
Курта почудилось, что у него легкие перестали работать. Он не мог вдохнуть, не мог выдохнуть, и мир как-то странно перевернулся с ног на голову. Блейн рядом испуганно облизал губы и принялся шарить глазами по комнате в поисках часов. Почти десять. Кто бы мог подумать, что время пролетит так быстро?
- Я… Да, иду… - кивнул он и с трудом поднялся на ноги. Когда Барт вышел из комнаты, он позволил себе вцепиться рукой в край кровати. Курт с испугом наблюдал за тем, как бледнеет лицо Блейна и как учащается его дыхание.
- Что с тобой? Ты в порядке?
- Да... Резко встал, голова закружилась.
- Сейчас пройдет, - неуверенно пробормотал Курт. – Ты… Прости, что я не следил за временем.
- Ничего. Ты ведь меня уговаривал домой поехать сразу после репетиции. Так что, сам виноват, - слабо улыбнулся Блейн в ответ.
- Он сильно будет ругаться, да? – тихонько поинтересовался Курт, аккуратно обнимая своего парня. Тот вцепился в него, словно в спасательный круг, из-за чего оба едва не полетели на пол.
- Тише, тише.
- Он меня убьет.
- Не волнуйся, все будет в порядке. Поругает и успокоится. Ну что он может тебе сделать? – как можно бодрее хмыкнул Курт и чмокнул Блейна в щеку. Тот даже не улыбнулся.
- Я лучше пойду.
- Да, конечно. Я с тобой спущусь, окей?
Блейн не ответил, и Курт расценил это как согласие. Состояние Блейна его совсем не радовало. Он посоветовал бы Блейну сходить к врачу, но все мысли крутились вокруг его отца. Курт явственно ощущал, как внутри него нарастает необъяснимая паника, достигшая своего пика, когда Курт почувствовал на себе взгляд мистера Андерсона.
- Здравствуй, Курт.
Курт предпочел промолчать. Он с неохотой отпустил дрожащую руку Блейна и тихонько вздохнул.
- Позвони, хорошо?
Мистер Андерсон уверенным жестом положил ладонь на плечо подошедшего сына, который по сравнению со своим отцом казался совсем маленьким и хрупким.
- Я еще раз повторяю, Курт. Моему сыну запрещено сюда приезжать. И видеться с тобой. Поэтому будь добр, не появляйся в его компании, иначе у него будут проблемы, - вежливо проговорил мужчина, и внутри Курта все закипело от злости еще и потому, что Блейн, его Блейн, ни слова не сказал в ответ. Он пустил глаза в пол, будто соглашаясь с требованием своего отца и не думая спорить.
- Мне кажется, Блейн уже достаточно взрослый, чтобы решать, в чьей компании ему появляться. Кроме того, я его бойфренд…
- Бойфренды бывают только у девушек, Курт. Надеюсь, моя точка зрения ясна.
Курт сжал ладони в кулаки. Ему еще никогда в жизни так сильно не хотелось кого-то ударить.
- Блейн. Блейн, ты что, так и будешь молчать? – потрясенно прошептал он, переводя взгляд с мистера Андерсона на его сына и обратно. Но Блейн и на сей раз никак не отреагировал.
- Что ж, мы пойдем. Всего доброго, Барт.
- Вам того же, - кивнул в ответ Хаммел-старший, окончательно выводя Курта из себя. Ему снится страшный сон? Или все это была какая-то злая шутка? Потому что Курту было слишком сложно поверить в реальность происходящего.
- Как вы можете ненавидеть своего собственного сына за то, что он всего лишь гей?! – воскликнул он.
- Курт, - предупредительно встрял в разговор Барт, но Курт и слушать его не желал.
- Это касается только меня и моего сына. Я бы посоветовал тебе в это не лезть.
- А я бы посоветовал вам полечиться! Это же просто смешно!
- Курт, следи за тем, что говоришь, - на сей раз голос Барта был куда более твердым.
- Ну уж нет. Я не буду следить за своими словами до тех пор, пока этот человек не перестанет нас с Блейном доставать!
- Я достаю Блейна? Сын, я тебя достаю? – мистер Андерсон внимательно посмотрел на Блейна, и тот неопределенно пожал плечами, не поднимая головы. Курт не верил своим глазам. Куда исчезла уверенность Блейна? Неужели, он не вступится за все, что между ними было?
- Вот видишь. Кажется, ты ошибаешься. Думаю, на этом разговор можно считать оконченным? С вашего позволения. Нам нужно спешить.
Мужчина переступил порог, волоча за собой притихшего Блейна, который, кажется, старался стать как можно более незаметнее.
- Пап… И… Что, ты ничего не сделаешь?! – спросил с напором Курт, поворачиваясь к своему отцу.
- Что я могу сделать? - покачал головой Барт. Курту показалось, что он ослышался.
- Прости, что?
- Ричард его отец. У него есть полное право забрать Блейна домой.
- Ричард? Оу. Вы уже подружились, я смотрю? А дальше что? Ты решишь стать гомофобом, или как? – прошипел Курт. Ответа он дожидаться не стал. Резко развернувшись на сто восемьдесят градусов, он вылетел из дома, не обращая внимания на окрики родителей, но было уже поздно. Автомобиль Блейна уже скрывался вдали. С гулко бьющимся сердцем Курт наблюдал за тем, как машина растворяется в сумраке и как постепенно затухают фары. Это не могло быть правдой. Или могло? Курт медленно повернул голову, чтобы посмотреть в раскрытую настежь входную дверь. Впервые в жизни ему не хотелось заходить внутрь. Но надо было. И, бросив последний тоскливый взгляд на улицу, он все-таки вернулся, аккуратно прикрывая дверь. Он ощущал такую едкую горечь, будто его осудили на казнь. И такую слабость, будто не ел ничего целую неделю. Наверное, поэтому он даже не додумался хлопнуть дверью, как сделал бы это в другой ситуации. Кэрол с тревогой смотрела на приемного сына, и за ее спиной маячил еще один, уже родной. Барт держал в руке бутылку пива. И все было слишком омерзительно по-обычному.
- Замечательно, - тихо произнес Курт, обводя родственников тяжелым взглядом.
- Курт, я уже сказал, я не могу вмешиваться в то, во что вмешиваться не имею права. Если бы я был на месте оцта Блейна…
- Но ты не на его месте! – закричал Курт, сердито топая ногой.
- Курт, успокойся. Ты сейчас все выставляешь в таком свете, будто ты жертва. А какого мне? Я не знал, что Блейну нельзя к нам приходить. А потом появляется его отец и с порога заваливает меня обвинениями. Вполне обоснованными, между прочим, - заметил Барт. Курт тихонько всхлипнул и провел рукой по взмокшему лбу.
- Вы не просто позволили ему увести Блейна. Вы фактически согласились с тем, что Блейн не должен со мной встречаться, потому что у парней не бывает бойфрендов. И что теперь? Мне забыть о человеке, которого я люблю, и отправиться в клинику, где, якобы, лечат от голубизны?
- Мы этого не говорили, - осторожно заметила Кэрол и вздрогнула, когда Курт повернулся в ее сторону. – Курт, если бы мы вступились за Блейна, у тебя были бы проблемы, пойми.
- Не лезь в это. Ты сейчас стояла и делала вид, что тебя это не касается, а теперь решила сделать вид, будто заботишься обо мне?
- Курт, я бы попросил тебя повежливее, это, все-таки, моя мама. И твоя тоже, - Финн вышел из-за спины Кэрол, и Курт едва не задохнулся от возмущения и обиды.
- Черта с два она моя мама, - ткнул он пальцем в отшатнувшуюся от него Кэрол. - Никогда, слышите? Моя мама никогда бы не позволила этому произойти. Она бы ни за что не встала на сторону этого гомофоба и не позволила бы ему обходиться так со мной и МОИМ парнем! Черт возьми, вы все такие лицемеры! Я вас просто… просто ненавижу, - прошептал он, зло вытирая слезы. Отступил на шаг и, не дожидаясь хоть какой-то реакции на свои слова, метнулся к лестнице. На этот раз он не забыл хлопнуть дверью. Кажется, даже штукатурка слегка зашевелилась оттого, с какой яростью он это сделал. Но Курту было все равно. Он чувствовал себя непривычно беззащитным, словно его раздели догола и вышвырнули на улицу в час пик. Он обхватил себя за плечи, стараясь не думать о том, что Блейн так и не вступился за их отношения. Что Кэрол предпочла промолчать, а Финн еще и поддержал ее. Что Барт, в конце концов, позволил отцу Блейна так обойтись не только с Блейном, но и с самим Куртом. И разве Курт был не прав? Он действительно старался об этом не думать, но слезы все равно заливали его лицо. Он плакал тихо, но горько и с надрывом. Потому что никогда в жизни не ощущал себя настолько преданным, как в этот момент.

@темы: Glee, Klaine, R, Sexual Education, fanfiction

URL
Комментарии
2011-12-12 в 14:07 

Курю траву - смотрю ковер
О, времена. О, мрази.
вот блиин((
как же интересно то..Курта жалко:depress2:
а вообще это шикарно..спасибо,я вас уже безмерно любить)):love2:

   

Oh my Grilled Cheesus!

главная